По законам военного времени: как будет работать Государственное бюро расследований

По законам военного времени: как будет работать Государственное бюро расследований
Роману Трубе еще предстоит доукомплектовать штат ГБР (Виталий Носач, РБК-Украина)

Три года назад парламент запустил процесс создания Государственного бюро расследований (ГБР). Прошлой осенью после затянувшегося конкурса этот правоохранительный орган получил руководителя. Директором ГБР стал бывший львовский прокурор Роман Труба. На этой неделе, 27 ноября, Госбюро зарегистрировало первые уголовные производства. РБК-Украина узнавало, какие вызовы стоят перед "украинским ФБР", есть ли основания сомневаться в его независимости и почему Роман Труба резко изменил свои кадровые решения.

После Революции достоинства была провозглашена реформа правоохранительной системы. Одним из ключевых ее пунктов, наряду с появлением антикоррупционных органов, стало создание Государственного бюро расследований. Согласно плану, ГБР должно перенять следственные функции у прокуратуры.

Контроль над ГБР интересен в свете политической борьбы. Ведь в подследственности Госбюро преступления топ-чиновников, членов ЦИК, народных депутатов, судей, руководства Нацбанка и правоохранительных структур. Также ГБР должно расследовать дела в отношении работников САП и НАБУ. Вдобавок в компетенции бюро будут и военные преступления, кроме разглашения гостайны.

О назначении Романа Трубы год назад на должность директора ГБР стало известно за день до финального голосования конкурсной комиссии. Тогда его называли креатурой нардепа от "Народного фронта" Сергея Пашинского и секретаря СНБО Александра Турчинова. Однако сам Труба неоднократно заявлял, что не зависит ни от одного из политиков.

Как уже ранее писало РБК-Украина, он не смог наладить отношения с коллегами из других силовых структур. И более того – поссорился с функционерами НФ. Собеседники издания в правящей коалиции утверждают, что вопросом ГБР занимался и влиятельный депутат Александр Грановский. Якобы Труба испортил отношения и с ним, но зато сблизился с окружением генерального прокурора Юрия Луценко, в том числе с депутатом Глебом Загорием.

"Список 27"

В августе Труба отказался назначать 27 кандидатов, отобранных внешней конкурсной комиссией на должности руководителей территориальных управлений и центрального аппарата ГБР. Формальной причиной для такого решения стало то, что комиссия уничтожила результаты прохождения кандидатами проверки на полиграфе. В свою очередь, общественные активисты по результатам анализа "списка 27" заявили, что как минимум к 12 кандидатам есть вопросы о происхождении их имущества, деятельности на прежней работе и конфликте интересов.

Также активисты отметили, что кресла поделены между тремя группами влиятельных политиков. "За каждую должность боролись не на жизнь, а на смерть группы Авакова-Купранца, Демчины-Грановского и Пашинского. Именно упомянутые политико-правоохранительные "игроки" распределили между собой должности", – писал тогда главный эксперт антикоррупционной группы РПР Александр Леменов.

Сам Труба с первого дня своего назначения последовательно заявлял, что Госбюро начнет работу в сентябре 2018 года. Но, согласно закону, запуск этого органа возможен только после того, как в штат наберут треть сотрудников от запланированных полторы тысячи человек. На тот момент у ГБР не было ни руководящего состава, ни достаточного количества следователей и госслужащих. Источники РБК-Украина, хорошо осведомленные в делах ГБР, утверждают, что Труба хотел получить девять кресел в "списке 27", потому и не подписал назначение.

В начале ноября Труба инициировал новый конкурс на эти должности. "Кадровое решение – это не определение победителя конкурса. Это назначение на должность или отказ в назначении. Назначает на должность директор Государственного бюро расследований. В связи с уничтожением материалов полиграфа у меня отсутствуют условия для подготовки и принятия кадрового решения", – объяснил тогда Труба.

Окружной административный суд города Киева рассматривает несколько исков против директора ГБР. Их подал нардеп от БПП Юрий Македон, принимавший участие в конкурсе на пост руководителя Госбюро. 8 ноября суд решил, что Труба должным образом не прошел люстрационную проверку. Сам он в тот момент находился в отпуске, а право подписи осталось у его первого заместителя Ольги Варченко.

В тот же день СМИ начали активно тиражировать скандал, в центре которого оказался гражданский муж Варченко – заместитель главы департамента защиты экономики Нацполиции Александр Варченко. Студентка КПИ Наталья Бурейко обвинила его в домогательствах и угрозах. Сам чиновник назвал себя жертвой информационной атаки, направленной против его жены. К слову, в тот же день девушка публично извинилась перед Варченко, написав об этом в Facebook. Стоит отметить, что в списке 27 кандидатов, которых не утвердил Труба, было четыре действующих сотрудника департамента, в котором работает Александр Варченко.

На следующий день после скандала в Государственном бюро расследований заявили, что провели повторную проверку на полиграфе кандидатов, победивших в конкурсе на должности в руководящем составе.

"Поскольку теперь мы имеем как результаты психофизиологического исследования, так и результаты специальной проверки, все победители конкурса прошли, по возвращении директора Романа Трубы из отпуска, мы сможем принять решение об их назначении", – заявила исполняющая обязанности директора ГБР Ольга Варченко.

При этом, по словам собеседника РБК-Украина, знакомого с ситуацией, Варченко наотрез отказалась подписывать назначения кандидатов. В тот же день Роман Труба досрочно вернулся из отпуска. "Кричал, что будет всем мстить, вплоть до полиграфологов и назначать никого не собирается. Формально взял себе две-три недели на юридическую проверку законности проведения полиграфа", – добавил источник.

Смена курса

На этой неделе, во вторник 27 ноября, Роман Труба на брифинге объявил о полноценном запуске Государственного бюро расследований. "Мной было принято решение учесть материалы второго полиграфа во время принятия мной кадровых назначений. В результате я принял решение о назначении на должности 23 кандидатов", – отметил директор ГБР, добавив, что отсеял четырех претендентов после собеседования.

Без кресел остались Евгений Шевцов, Олег Денега, Николай Друзюк и Марьяна Гаевская-Ковбасюк. Последняя, к слову, должна была возглавить отдел по работе с общественностью и СМИ по квоте самого Трубы. Он давно знаком с ее мужем, некогда прокурором Львовской области. По состоянию на вторник пустовали места руководителя первого следственного управления в центральном аппарате, глав территориальных управлений в Николаеве и Львове.

По словам источника РБК-Украина в Госбюро, Труба хочет заполнить эти вакансии "своими людьми". На данный момент он может положиться, как минимум, на Артема Бугайца – назначенного главой третьего следственного управления, так называемого, "управления войны".

"Мы начнем работать одновременно по всей территории Украины. Это семь территориальных управлений и центральный аппарат. В штате ГБР 300 следователей, которые результатами своей работы должны доказать, что они элитное подразделение по борьбе с преступностью в стране", – заявил директор ГБР на брифинге.

Глава первой внутренней комиссии по отбору сотрудников Госбюро Александр Леменов говорит, что следующий этап конкурса будет завершен до начала февраля. По его словам, чтобы ускорить процесс, Кабинет министров должен изменить порядок проведения отбора.

"Полиграф должен быть вторым этапом, а не третьим, как это есть сейчас. Это дает возможность конкурсной комиссии полноценно отбирать кандидатов. То, что показывает полиграф, вы никогда не увидите через анализ деклараций или на личном собеседовании", – объяснил он.

Опрошенные РБК-Украина эксперты, как и директор ГБР, обеспокоены тем, что парламент не принимает во втором чтении законопроект №5395-д. Дело в том, что для полноценной работы Госбюро нужно внести технические правки как в профильный закон, так и в смежные акты. Это нужно, в том числе для того, чтобы убрать из процесса отбора руководства внешнюю комиссию, состоящую из девяти членов: по три делегата от парламента, Кабмина и президента.

"Из-за того, что Верховная рада не приняла изменения в закон о ГБР, мы начинаем свою работу без оперативных работников. Мы вынуждены привлекать оперативные подразделения других правоохранительных органов. То есть, ГБР становится зависимым от своих коллег, которые ему подследственные. Управление внутреннего контроля тоже должна отобрать внешняя комиссия", – сказал Труба.

Секретарь внешней комиссии Денис Монастырский согласен, что комиссию нужно распустить, потому что ее члены уже второй год работают на общественных началах. В то же время, он отмечает, что в затягивании изменений в профильный закон виновато руководство ГБР. Мол, Труба настроил против себя депутатов.

"Депутаты в комитете правоохранительной деятельности не настроены каким-то образом принимать решения в сторону ГБР. Комитет не на стороне Трубы. История с полиграфами: я не буду назначать, я буду назначать – эти игры привели к тому, что депутатам тема ГБР стала не интересна", – добавил он.

Монастырский напомнил, что внешняя комиссия не может выбрать претендентов в управление внутреннего контроля, потому что директор Госбюро не предоставил по ним квалификационные требования. По его словам, сотрудников ГБР теперь невозможно привлечь к ответственности. Также это управление имеет полномочия проводить оперативно-разыскную деятельность.

"Даже если он завтра передаст комиссии квалификационные требования, конкурс в лучшем случае пройдет за полтора-два месяца. Получается, что ГБР начнет работать в белых нежных руках СБУ. Оперативные функции будет исполнять СБУ по запросу ГБР. Я уверен, что все оперативные планы ГБР будет знать СБУ и само определять, как кого информировать и тому подобное", – уточнил секретарь внешней конкурсной комиссии.

ГБР во время войны

Госбюро расследований начало свою работу в условиях, де-юре, военного положения. В "управлении войны" только двое из 30 следователей имеют опыт расследования военных преступлений. Монастырский считает, что в первый месяц приоритетом в работе ГБР будут именно эти правонарушения и их количество возрастет.

"До конца года они должны освоить военные преступления, потому что если по этому направлению будет провал, то господин Матиос (военный прокурор Анатолий Матиос, - ред.) выйдет и скажет: ГБР не состоялось, давайте запускать мое Военное бюро юстиции, проект которого лежит в парламенте", – уверен он.

20 ноября 2017 года прокуратура, в том числе и военная, которую возглавляет Анатолий Матиос, лишилась функций следствия. Она должна закончить расследовать дела, которые были открыты до этой даты в течение двух лет. При другом прочтении закона, два года отсчитываются с момента запуска Государственного бюро расследований.

"Максимум 27 ноября 2020 года все десять тысяч производств, по моим оценкам речь идет о таком количестве, приедут вагонами, очевидно, в ГБР. Вы же понимаете, что это завал, судьба Госбюро будет фактически решена", – констатирует Монастырский.

Роман Труба в день запуска ГБР заявил, что его ведомство начинает работу с собственных уголовных производств и не будет принимать дела от других органов: "У следователей ГПУ есть достаточно времени, чтобы завершить ранее начатые ими дела. Этого времени достаточно, чтобы собрать доказательства и поставить точку в их уголовных производствах", – считает директор Госбюро.

С 20 ноября прошлого года новые уголовные производства генеральный прокурор распределял между Нацполицией и СБУ. После запуска Госбюро эти дела должны перейти в новый орган. Окончательное решение будет принимать Луценко. По информации Монастырского, эти дела "сейчас упаковываются" и ждут приезда генпрокурора, который сейчас находится не на работе.

"Решает генпрокурор, а не Труба. Это значит, что свыше тысячи дел может упасть на ГБР – это груз от которого будет очень сложно увернуться. Говорить: "Я не приму дела и не буду их расследовать" – это может расцениваться как преступление, как злоупотребление служебным положением и т.д. Если будет решение генпрокурора по этому поводу, то вариантов других не будет", – объяснил он.

ГБР начинает свою работу в очень непростой ситуации. И первый месяц станет для этой структуры настоящим испытанием. У ее коллектива фактически нет времени на "раскачку". Но есть в этом и плюс лично для директора Госбюро. Собеседники РБК-Украина уверяют, что в сложившейся ситуации отстранение или увольнение Трубе пока не грозит.

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь