Неотложные меры: как вывести украинскую энергетику из затяжного кризиса

Пятница 17 апреля 2020 11:30
Неотложные меры: как вывести украинскую энергетику из затяжного кризиса
Фото: Виталий Носач, РБК-Украина

Энергетика в Украине оказалась на грани кризиса, который проявляется в падении спроса на электроэнергию и уголь, многомиллиардных долгах перед производителями и рисках блекаута. Тепловая энергетика и связанная с ней угледобыча пострадали больше остальных: ТЭС терпят убытки, шахты закрываются из-за профицита угля.

Государство проигнорировало проблему на этапе ее возникновения. Более того, популизм отдельных политиков и чиновников лишь усугубил этот кризис. Непрофессионализм и безответственность навредили энергетике и приблизили ее к коллапсу еще больше, чем объективные и неизбежные факторы, как аномально теплая зима и падение промышленности на фоне замедления экономики.

Подробнее о том, что стало причинами кризиса в энергетики и как из него выходить – в материале РБК-Украина.

Кризис в украинской энергетике набирает обороты. И особенно больно он бьет по угольной промышленности – шахты продолжают останавливаться из-за снижения спроса на их продукцию. Уже с понедельника, 20 апреля, на вынужденный простой уходит объединения "Павлоградуголь", в которое входит 10 шахт, три обогатительные фабрики, а также ремонтно-механический завод.

Еще ранее остановили работу государственные шахты "Краснолиманская", "Селидовуголь", "Волыньуголь", а также пять шахт объединения "Добропольеуголь", шахта "Белозерская" и ЦОФ "Октябрьская". Таким образом, остановлено 95% украинской угледобычи.

Цифры говорят сами за себя. В Украине 33 госшахты, где работает 38 тысяч человек. У них добыча угля в первом квартале этого года обвалилась на 34%, причем больше всего в марте – спад составил 48% по сравнению с таким же месяцем 2019 года.

Что на это повлияло? Проблемы начались еще в прошлом году, когда шахты резко стали терять стабильный рынок сбыта из-за сокращения потребления угля украинскими теплоэлектростанциями (ТЭС), после чего образовался профицит угля. К началу апреля на складах ТЭС было накоплено 2,9 млн тонн угля, что больше на 1,2 млн тонн, чем годом ранее.

Здесь свою роль сыграли несколько факторов. Ключевой из них – возобновления с октября импорта электроэнергии из России и Беларуси, который вытеснял э/э украинского производства. Это стало возможно после внесения изменений в законодательство, инициированных главой энергокомитета Рады Андреем Герусом ("Слуга народа").

Еще один фактор, ударивший по угольной отрасли, – аномально теплая зима, из-за которой упало потребление энергоресурсов. Кроме того, в Украине снизился уровень промышленного промпроизводства. И эта проблема, очевидно, еще больше усугубится из-за эпидемии короновируса и введенного для ее сдерживания карантина.

Замкнутый круг

Шахты не могут работать в режиме резких колебаний спроса. И потому отголоски этого кризиса наверняка еще будут ощутимы в следующем году. Все дело в том, что для обеспечения целевого уровня добычи в течение года нужно заранее проводить комплекс мер – от проходки горных выработок до подготовки очистных забоев, необходимых для добычи угля. Когда шахты остановлены, все это сделать не представляется возможности.

И так сложную ситуацию с добычей угля усугубляет еще больше долг госкомпании "Центрэнерго" перед госшахтами на сумму свыше 600 млн гривен. По оценкам отраслевых аналитиков, задолженность "Центрэнерго" и "Донбассэнерго" только за уголь уже превышает стоимость этих двух компаний.

И государству в дальнейшем не избежать еще больших убытков, поскольку себестоимость угля растет и она не покрывается нынешней "рыночной" ценой. К примеру, в начале года себестоимость производства достигла 4,5 тысяч гривен за тонну, тогда как цена составила менее 2 тысяч гривен.

И в такой ситуации, по разным оценкам, годовой убыток только госшахт может превысить 7,4 млрд гривен, а вместе с частными угледобывающими предприятиями – в пределах 13,3 млрд гривен. Потому дополнительных 1,6 млрд гривен, предусмотренных в измененном госбюджете на 2020 год, явно не хватит, чтобы перекрыть убытки и обеспечить выплаты зарплаты горнякам.

Также нужно учитывать, что кроме дотаций, которые ложатся нагрузкой на госказну, бюджеты всех уровней недополучат миллиарды гривен налоговых поступлений. К примеру, только упомянутый "Павлоградуголь" обеспечивает в год около 5 млрд гривен налоговых отчислений, а почти 23 тысячи его работников вместе с членами их семей составляют две трети населения Павлограда. И это не единичный случай, учитывая, что шахты – это зачастую бюджетообразующие предприятия для городов. Потому социальные последствия простоев из-за падения спроса на уголь сложно недооценивать.

Беспрецедентный кризис в энергетике не ограничивается проблемами угольной отрасли. Так, государственный "Энергоатом" испытывает сложности с выплатами зарплаты, у компании формируется налоговая задолженность и долг по оплате ядерного топлива. Что же касается теплоэнергостанций, их убытки за полгода составят около 3,1 млрд гривен. Также не решен вопрос с задолженностью ГП "Гарантированный покупатель" перед предприятиями по производству возобновляемых источников энергии (ВИЭ).

Учитывая все это, на рынке сформировалась большая взаимная задолженность. Это грозит финансовым коллапсом, который может привести к отключениям электроэнергии по всей стране.

Кто кому должен

3,1 млрд гривен – долг ТЭС и ТЭЦ перед шахтами (из них более 600 млн гривен – задолженность "Центрэнерго"

4,2 млрд гривен – долг ГП "Гарантированный покупатель" перед "Энергоатом" (еще 217 млн гривен составляет долг перед "Укргидроэнерго" и 1,2 млрд гривен – перед ВИЭ)

8,7 млрд гривен – долг НЭК "Укрэнерго" перед ГП "Гарантированный покупатель"

1,6 млрд гривен – долг поставщиков и распределительных компаний перед НЭК "Укрэнерго"

2 млрд гривен – долг потребителей перед поставщиками за потребленную э/э.

Есть как объективные факторы, которые привели к этому кризису, так и нелогичные решения власти и отдельных чиновников. К объективным, как было сказано выше, относятся нетипично теплая зима и падение промпроизводства. В январе-феврале промпредприятия снизили спрос на электроэнергию на 8%, а из-за карантина он еще больше упадет по итогам марта-апреля.

Что же касается действий чиновников и политиков, здесь можно выделить сразу несколько факторов, которые усугубили кризис. Среди прочего, речь идет о принятии нереалистичного энергобаланса, ущемляющего тепловую энергетику и угледобычу. Кроме того, на отрасль негативно влияет административное вмешательство в цены, главная задача которого – добиться низкой стоимость на э/э для отдельных предприятий.

Так, со второй половины 2019 года цена электроэнергии упала с 1,6 грн/Вт*ч до 1,35 грн/Вт*ч в четвертом квартале прошлого года и первом квартале этого года. После чего снижение цены э/э для промышленности продолжилось. К примеру, 11 апреля стоимость составила 0,6 грн/Вт*ч, это всего 50% себестоимости производства. В такой ситуации убытки ТЭС неизбежны.

Кроме того, сохраняются административные ограничения, которые деформируют работу рынка электроэнергии. Среди них – почасовые ограничения цены, не отражающие стоимость производства электроэнергии. Эти ограничения вводились до 1 января, но их не отменили до сих пор, поскольку они позволяют в "ручном" режиме давить на рынок и производителей э/э.

Из-за административного вмешательство в цены также созданы условия для спекулянтов. Из-за их фиктивных сделок цена электроэнергии перестала отражать реальную стоимость ее производства.

Карантин еще больше усугубил и так непростую ситуацию в отрасли. Особенно после того, как власти разрешили населению на платить за коммунальные услуги, а точнее – временно не штрафовать тех, кто просрочит оплату "коммуналки", в том числе платеж за электроэнергию.

По оценкам экспертов, ожидаемый уровень расчетов в апреле составит лишь 66%. А суммарные убытки в энергетике по итогам года могут составить 50 млрд. грн. Это значит, что тепловой генерации и угольной отрасли будет нанесен, возможно, безвозвратный урон.

Из-за рукотворного кризиса в энергетике и больших неплатежей очень вероятно отключение электроэнергии промышленным и бытовым потребителям, о чем уже заявляли руководители "Житомироблэнерго" и "Черниговоблэнерго". И, разумеется, это будет иметь социальные последствия и падение рейтингов власти.

Выход из кризиса

Для преодоления кризиса в энергетике необходимо начать с пересмотра прогнозного баланса электроэнергии совместно с балансом угля. А также важно определить режимы работы ТЭС и шахт без остановки производства.

Чтобы кризис не повторился, нужно отстранить от вмешательства в оперативную деятельность и рыночную стратегию энергогенерирующих компаний тех, кто виноват в этой ситуации. Кроме того, стоит поставить окончательную точку и полностью, а не только на время карантина, запретить импорт электроэнергии из России и Беларуси.

Немаловажен вопрос цены. Чтобы оздоровить экономическую модель энергорынка, необходимо привести к обоснованному уровню стоимость э/э. В противном случае, как видно в текущей ситуации, экономически необоснованные цены ведут к коллапсу "Энергоатома", "Гарантированного покупателя", ТЭС и шахт.

В отрасли также говорят о необходимости отменить ценовые ограничения на рынке электроэнергии и погасить долги ГП "Энергорынок", которые составляют около 31 млрд гривен.

Чтобы все это стало возможным, нужны, с одной стороны, политическая воля профильных ведомств и, с другой, сплоченная работа с рынком. Для решения перечисленных проблем необходимо как минимум создать штаб по преодолению кризиса в энергетике, куда бы вошли топ-чиновники, руководители госпредприятий и частных компаний.

И последнее, но не менее важное, – нужно как можно скорее назначить министра энергетики, а также глав "Укрэнерго" и "Энергоатома". Лишь на этой неделе Кабмин утвердил в должности и.о. министра Ольгу Буславец, которую планировали, но не могли назначить уже полтора месяца.

Читайте РБК-Украина в Google News

On Top
Продолжая просматривать RBC.UA Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности, Правилами пользования сайтом и согласны с использованием файлов cookie. Ознакомиться
Соглашаюсь