ua ru

Сергей Марченко: У нас бюджет военного времени. Пенсии и зарплаты в приоритете

Сергей Марченко: У нас бюджет военного времени. Пенсии и зарплаты в приоритете Министр финансов Украины Сергей Марченко (Фото: Виталий Носач/РБК-Украина)

Министр финансов Украины Сергей Марченко – о льготных кредитах во время войны, поддержке от США, ЕС и других стран, а также новой программе МВФ и приоритетах госбюджета.

В условиях войны бюджет Украины терпит серьезные потери. Поступления с таможни сократились на 90%, потери от остановки бизнеса еще предстоит оценить. Страна нуждается в кредитах, грантах и в гуманитарной помощи. О том, как идет работа по привлечению этих средств в интервью РБК-Украина рассказал министр финансов Украины Сергей Марченко.

– США приняли решение о помощи Украине на 13,6 млрд долларов. Уже ясно, в какой форме поступят эти средства, в каком качестве и на какие направления?

– В бюджет эти деньги не идут. Они будут выделены на специальные нужды – на поддержку нашей армии и обороноспособности страны, на гуманитарные потребности. И это деньги не только для Украины. Часть средств предназначена для стран Восточной Европы, в частности тех, кто оказывает помощь Украина и нашим беженцам. Пока я не могу говорить о том, в каком виде эта помощь от США будет выделена фактически.

– Работа миссия МВФ по пересмотру программы stand-by, которая началась 23 февраля, уже завершилась?

– Мы с главой Нацбанка попросили свернуть эту программу и запросили программу экстренной помощи Rapid Financing Instrument (RFI). Эту программу на 1,4 млрд долларов мы уже получили. Деньги зашли на казначейский счет на прошлой неделе. Нужно отдать должное МВФ за то, что эта программа была развернута очень быстро.

– То есть прежнюю программу мы закрыли?

– Да.

– Новую еще не обсуждаем?

– Мы обсуждаем новую программу. Речь о распределении средств (650 млрд долларов) на поддержку экономик всех стран, пострадавших от "ковида". Мы хотим, чтобы развитые страны создали для нас программу, по которой они часть своих SDR, которыми сами не воспользовались, передали бы для поддержки Украины. Именно эту программу мы сейчас обсуждаем.

Я уже говорил об этом с министрами финансов стран G-7. Я попросил и Нидерланды подключиться, хоть они и не входят в G-7. Они готовы. Но могут быть и другие страны, которые захотят присоединиться.

В этом вопросе нам очень сильно помогает министр финансов Канады Христя Фриланд. Это будет новая программа помощи Украине. Но пока о четкой конфигурации говорить рано. Вопрос в состоянии обсуждения.

– Это не кредит, то есть это невозвратные деньги?

– Эти деньги числятся как кредитные, но их погашать не надо. Нужно заплатить только за использование при конвертации. Да, фактически это будут невозвратные деньги.

– Страны, которые согласятся, отдадут свои деньги МВФ в нашу пользу? Я верно понял?

– Мы хотим, чтобы новая программа была именно такой. Деньги будут поступать на счета Нацбанка и пополнять наши резервы, но Минфин будет иметь возможность распоряжаться ими при необходимости покрытия дефицита.

– Сумму пока назвать сложно?

– Пока да. Сумма зависит от потребностей. Мы в сложной ситуации и потребность пока сложно рассчитать.

– В недавнем отчете МВФ говорится о планах создать трастовый фонд для помощи Украине. Что это за фонд?

– Да, будет создан трастовый фонд, в котором разные страны будут давать свои гарантии, и смогут вложить свои средства. По сути, сейчас заявлялись разные суммы.

– Это тоже будут кредиты или..?

– Это будут кредиты.

– Какой общий объем денег мы надеемся получить по уже имеющимся договоренностям для бюджета и в качестве гуманитарной помощи?

Общая сумма мобилизованной поддержки в виде экстренного финансирования от Мирового банка составит более 700 млн дол. США. На прошлой неделе мы уже получили в бюджет страны 350 млн дол США, и вчера (14 марта – ред.) дополнительно поступили 91 млн дол США допфинансирования от Банка.

В рамках пакета Мирбанка мы так же ожидаем на гарантии от Швеции в размере 50 млн долларов, Нидерландов – 89 млн долларов, Австрии – 11 млн дол. США. То есть, эти страны дают гарантии Всемирному банку, и под эти гарантии ВБ дает кредит на эту сумму.Так же пакет Мирбанка предусматривает параллельное финансирование от Японии в размере 100 млн дол США

Кроме того мы ведем активные переговоры с Канадой. Предметом обсуждения сейчас является прямой двусторонний кредит в 500 млн долларов.

Британия – 500 млн долларов, Франция – 300 млн евро, Германия – 300 млн евро. И макрофинансовая помощь ЕС в 1,2 млрд евро – первый транш 300 млн мы уже получили и следующие 300 млн евро получим 18 марта. Есть еще Европейский инвестиционный банк – 668 млн евро, из этой суммы в бюджет поступило уже 200 млн. Совокупно у нас сегодня идут переговоры о получении 6 млрд евро. Часть этих средств уже на наших счетах.

Грантовые деньги – это отдельно. Их мы уже получили – 110 млн евро от Италии, ждем от Великобритании 100 млн долларов, от Дании – 22 млн, а также Латвия, Литва, Исландия – совокупно 12 млн долларов, и от ЕС – 120 млн евро. Всего где-то 330-360 млн евро – это то, что не нужно возвращать.

У нас есть кредитная поддержка около 5 млрд евро, плюс гранты 360 млн евро и гарантия от США на выпуск облигаций на 1 млрд долларов. Но, к сожалению, пока нет особого движения по этой гарантии. Мы пытаемся активизировать процесс, но уже видим, что в нынешних условиях желательно эту сумму увеличить.

Это цифры на текущий момент. Потребности у нас колоссальные, по сути, у нас бюджет военного времени. Параллельно с этим идут двусторонние переговоры на высшем уровне, во время которых также обсуждаются темы привлечения финансов.

– Из тех денег, которые мы получили или которые ожидаются, на энергетику что-то планируется выделять? Я имею в виду закупку газа, цена которого по всем прогнозам будет довольно высокой?

– "Нафтогаз" сам ведет треки по поводу получения кредитных средств для себя. Я не готов сказать о каких суммах идет речь, но знаю, что Юрий Витренко ведет такие переговоры. У нас сейчас пока другая задача. Ключевое – это финансирование дефицита бюджета.

– Гуманитарная помощь будет в каком виде – товарная, финансовая?

– Это вопрос Министерства социальной политики. Там накапливаются средства. По состоянию прошлой недели там было порядка 140 млн грн (260 млн грн на 15 марта). Сейчас, наверное, уже больше. В бюджет на гуманитарную помощь мы средства не привлекаем. Если нам надо что-то по гуманитарке закрывать – мы закрываем за счет общего фонда госбюджета. Донорские, грантовые деньги и т.д. – это вопросы Минсоца.

– Как повлияла война на наполнение госбюджета?

– По таможне сейчас идет 10-15% от довоенных поступлений. Много гуманитарных грузов, а это влияет на поступления от таможни. По товарам критического импорта действует отсрочка по уплате НДС. Часть бизнеса этим пользуется.

По налоговой пока сложно оценить. В этот период Нацбанк перечислил доходы за прошлый год, банки уплатили дивиденды. Мы приняли решение, чтобы предприятия, в которых есть доля участия государства, тоже уплатили дивиденды или часть прибыли.

Как работает бизнес в этих условиях пока по части налогов оценить сложно. Более четкая картина будет в конце месяца. Последние инициативы – замена НДС и налога на прибыль 2% от оборота, а также освобождение от уплаты единого налога "ФОП" 1 и 2 групп повлияет на доходы местных бюджетов. А перейдет ли бизнес на налог с оборота в 2% пока мне сложно сказать. Эти решения уже приняты, и мы сейчас считаем все риски и потери.

– Планируются ли еще какие-то налоговые изменения?

– Уже принято решение не применять штрафные санкции за несвоевременную подачу документов, также утверждены послабления при регистрации налоговых накладных. То, что зависело от правительства для упрощения по налогам для бизнеса, все реализовано. В том числе и по поводу отмены проверок.

Я считаю, что в части налоговой, для бизнеса мы постарались, как можно больше облегчить работу в военный период. И понятно, что поступления в этих условиях существенно снизятся. Это все понимают, и наши партнеры понимают. Поэтому у нас идет диалог по поводу оценки потенциальных потерь. Мы уже выпустили военные бонды. Уже почти 20 млрд гривен получено.

– Этот инструмент себя оправдал?

– Он позволяет привлекать средства. Мы дали возможность иностранным инвесторам заходить на аукционы.

– Есть предварительная оценка потерь? Называются разные суммы – сотни миллиардов долларов и потеря почти в половины ВВП.

– Я бы не хотел давать оценки сейчас. Это считает Минэкономики. Более точную картину можно будет увидеть по результатам марта. То, что я знаю точно – после начала войны потери по таможне – до 90%. Но как это коррелируется с экономикой и бизнесом – пока сложно сказать.

Мы сейчас призываем бизнес на тех территориях, где не идут боевые действия, открываться, расширяться, создавать там рабочие места и платить зарплату. Это важно в нынешних условиях. Мы не может сейчас пребывать в замороженном состоянии.

– Справится ли правительство с социальными выплатами – пенсии и все остальное?

– Это первоочередная задача. Сегодня в условиях военного времени мы обеспечиваем только защищенные расходы и расходы на армию. Больше ничего мы не платим. Пенсии, зарплаты, социальные выплаты – это приоритет. В марте у нас была возможность досрочно выплатить пенсии всем пенсионерам.

– В апреле такая возможность будет?

– Я не вижу причин, почему нет. На сегодняшний момент я считаю, что пенсии и социальные выплаты мы обеспечим.

– В каком режиме работает сейчас правительство?

– В режиме 24/7. За последние 20 дней у нас было наверно 20 заседаний правительства, если не больше. Приняты все меры для того, чтобы правительство работало в безопасном режиме.