ua ru

Михаил Самусь: Группировка россиян на двух направлениях фактически уже в окружении

Михаил Самусь: Группировка россиян на двух направлениях фактически уже в окружении Директор New Geopolitics Research Network Михаил Самусь (facebook.com / mykhailo.samus.79)

Зачем россияне наращивают войска на юге, какова ситуация в Харьковской области и на Донбассе, есть ли угроза со стороны Беларуси – в интервью РБК-Украина рассказал директор New Geopolitics Research Network Михаил Самусь.

Фокус внимания России смещается с востока на юг. Оккупанты усиливают свои группировки на территории Херсонской и Запорожской областей, замедлив при этом наступление на Донбассе. Может ли противник пойти в сторону Николаева или Кривого Рога и как Путин хочет заставить Лукашенко вступить в войну, а Украину – сесть за стол переговоров?

– Для чего оккупанты перебрасывают силы в Херсонскую и Запорожскую области? Причем из открытых источников известно, что они даже забирают эти силы с востока. Это в целях обороны или, возможно, они все же хотят переходить в наступление?

– На самом деле, ситуация для россиян складывается очень негативно, поскольку Украина начала эффективно воздействовать ракетными системами залпового огня HIMARS на их склады с боеприпасами, артиллерию, командные пункты, логистику и тому подобное. Они начали терять инициативу на Донбассе.

А на юге у них вообще сложилась ситуация, когда их группировка на криворожском и херсонском направлениях, на западном берегу Днепра фактически уже в окружении. Там у них разрушены мосты. Если они не могут эффективно проводить логистику, снабжение личного состава и боеприпасов, то фактически они уже находятся в окружении. То есть у них есть выход: либо сдаваться, либо продолжать что-то выдумывать.

Они решили выдумывать. Российские генералы не могут доложить Путину, что они отходят от Херсона. Это для них невозможно теоретически, во всяком случае пока они не объявят о "жесте доброй воли", как это было со Змеиным. Со Змеиного они также якобы не могли выйти. Такое же произошло с Киевом и Киевской областью. Они даже теоретически не могли себе представить отступление, но отступили, поскольку уже не было выхода.

Это же сейчас происходит в Херсонской и Запорожской области – особенно в Херсонской, где россияне сейчас находятся в очень затруднительной ситуации. Поэтому они пытаются перекидывать туда подкрепление для того, чтобы попытаться пойти в наступление на криворожском направлении, возможно, на николаевском направлении и сломать ту ситуацию, которую сейчас сформировала украинская армия.

Но я уверен, что ничего у них не получится. Это уже такая хаотичная попытка, непродуманная. Это эмоциональная реакция российских генералов на ситуацию: "мне не интересно, как вы будете решать этот вопрос, но если вы оставите Херсон и этот район, то я вас расстреляю и уничтожу". Они не знают, что делать, потому что сил у них дополнительных уже нет.

Абсолютно правильно вы сказали: они уже даже снимают войска с Донбасса, несмотря на то, что существует политическое задание от Путина – любой ценой оккупировать Донбасс. Они с этой задачей не справились, но вынуждены сейчас перебрасывать силы на херсонское направление, потому что там вообще ситуация аховая и они пытаются как-то из этой ситуации выйти. Но я думаю, что в результате будет еще хуже, потому что будет взято в плен и уничтожено еще больше российских войск.

Михаил Самусь: Группировка россиян на двух направлениях фактически уже в окруженииРоссийские войска на южном фронте ждут большие потери (фото: Getty Images)

– Не совсем понимаю, как они планируют переправлять на правый берег это подкрепление, учитывая то, что мы держим под огневым контролем все важные переправы через Днепр. Но допустим – им это удается. Это усложняет и отодвигает во времени нашу запланированную наступательную операцию в Херсонской области, ведь ее уже не первый месяц анонсируют?

– У нас нет зависимости от времени. Здесь главное не попасть в эту ловушку – когда ты начинаешь формировать операцию в зависимости от каких-то дат. Операция должна формироваться за счет создания условий для проведения этой операции. То есть это концентрация сил, соответствующее тактическое построение, соответствующие формирования оперативного плана. Если мы начинаем говорить о каких-то датах, мы просто ставим в зависимость эти все параметры от времени. Время не должно определять такого уровня операции.

Если у нас нет зависимости этой операции от других важных военных событий, которые будут менять стратегическую или оперативную ситуацию, тогда лучше все же ориентироваться на формирование соответствующих условий. Поэтому я не вижу трагедии в том, что, например, контрнаступление не будет проведено сегодня, а будет проведено послезавтра. Тут главное эффективность.

Если россияне начнут реально наступать, тогда это, возможно, территориально растянет их силы. И во времени это будет растянуто, поскольку они не могут двигаться одновременно на разных направлениях. Эта ситуация похожа на ту, что была в Киевской и Черниговской областях. Они прорвались на 200-300 километров, а затем украинская армия просто перерезала им логистические линии, поэтому они сдавались, часть была уничтожена и часть сбежала.

Примерно такая же ситуация, я надеюсь, сейчас формируется и на юге: они будут стараться идти вперед, украинская армия будет разрезать им логистику и постепенно уничтожать по частям. То есть здесь может быть так, как и в Киевской области, когда карта боев долго не менялась, а потом буквально за 3-4 дня россияне оттуда просто исчезли. Разгром в результате этой операции может произойти таким образом, что россияне будут просто убегать в панике.

– С чем может быть связано увеличение интенсивности обстрелов Николаева?

– Во-первых, единственное, что получается у россиян – это обстрелы гражданской инфраструктуры и убийство мирного населения. Если мы посмотрим на военную карту, то там у них успехи небольшие. Единственное, что у них получается – это уничтожать беззащитных людей и наносить ракетные удары. Поэтому они стараются действовать как террористы, они хотят создать атмосферу хаоса, страха не только в Николаеве, а по всей Украине, чтобы украинцы не могли продолжать бороться и противодействовать российскому нашествию.

Действительно, на этом направлении у них есть планы, ведь Николаев как раз находится в том районе, о котором мы буквально только что говорили. Они могут попытаться наступать. И вот как раз они могут создавать такое ощущение: мол, мы уже обстреливаем Николаев – значит, мы близко, сейчас мы будем проводить наступательную операцию, Вооруженные силы Украины будут отступать и тому подобное. Здесь же, на фоне этих ракетных и артиллерийских ударов, может идти дезинформация. Поэтому все это террористическо-информационные и психологические операции, которые осуществляет российская армия.

Кроме того, убийство бизнесмена Вадатурского показывает, что иногда они бьют как террористы, но точечно, конкретно по человеку, который является одним из производителей зерна и который причастен к операции по вывозу зерна из Украины. И вот был нанесен такой удар, чтобы уменьшить возможности Украины в производстве зерна и обеспечении операции по их вывозу. Россия – это террорист, поэтому они действуют как террористы.

Михаил Самусь: Группировка россиян на двух направлениях фактически уже в окруженииАрмия РФ наносит удары по гражданским и инфраструктуре (фото: Getty Images)

– В Институте изучения войны (ISW) предполагают, что оккупанты создают условия для наступательной операции в сторону Харькова. Вы согласны с такой оценкой и действительно ли сейчас есть признаки того, что они готовят наступление на Харьков?

– Они физически не могут занять Харьков. Если представить, что российская армия достигает каких-то успехов на Донбассе, то есть в случае, если им удастся прорвать украинскую оборону на Донбассе, то, конечно, они попытаются провести операцию на харьковском направлении. У них там сейчас на российской территории стоит в резерве 144-я дивизия. И поэтому они могут попытаться использовать эту дивизию для захвата Харькова, чтобы взять его в блокаду.

Если представить, что на юге, на Донбассе пойдет прорыв, на изюмском направлении пойдет прорыв на юг, а затем на запад в сторону Харькова, то кто-то должен пойти на встречу еще с севера. Как раз эта дивизия может заняться проведением операции на этом направлении. А просто взять и пойти этой дивизией сейчас – в этом нет смысла, потому что у них там сейчас нет никаких успехов. Я думаю, что и не будет.

Поскольку они сейчас все больше сил забирают на юг, то у них, наоборот, может возникнуть проблема в связи с тем, что украинские войска могут начать контрнаступательные действия на изюмском направлении. А там у них все очень шаткое, украинская армия может перебить логистические коммуникации на этом направлении. С российской территории идет снабжение по дорогам от границы до Изюма и там можно перебить определенные коммуникационные линии, логистику, что сведет на нет все эти планы по вводу в резерв этой дивизии.

Планов у них очень много. Они и Киев хотят взять, и Харьков, и Одессу и Днепр. Но на самом деле ничего у них сейчас не получается. И сейчас главная их задача – не допустить краха в Херсоне. Как я понимаю, если они потеряют Херсон – то для них это просто будет огромная информационно-пропагандистская неудача. Ведь Херсон – это единственный областной центр, который им удалось взять за все время с 24 февраля. И его потеря для них будет реальным крахом, особенно на фоне разговоров о "референдумах", каком-то присоединении территорий и тому подобном.

– Что у нас сейчас в Донецкой области? Те же аналитики из Института изучения войны считают, что кульминация нынешнего наступления России там может закончится еще до взятия Бахмута или Славянска. Тем не менее, я вижу, что они очень медленными темпами, но продвигаются к Бахмуту, несколько километров в две недели.

– Конечно, ведь у них есть политическая задача – им нужно оккупировать всю Донецкую и Луганскую области. Без этого для Путина вообще не может быть даже каких-то промежуточных результатов этой операции, если Донецкая и Луганская области не будут захвачены. Даже пропаганде будет очень трудно объяснить российскому населению, что же это вообще было: потеряли Херсон, не смогли оккупировать Донбасс, тогда зачем были все эти огромные потери?

Поэтому на фоне вопроса с Херсоном, который для них, возможно, возник внезапно, Донбасс не будет сниматься с повестки дня, пока они его полностью не оккупируют. Поэтому до кульминации там еще далеко, они должны создать условия для атаки на Славянск, Краматорск и только после этого пробовать брать другие территории Донбасса до конца. Я думаю, что они сейчас будут пытаться продолжать свои штурмовые действия.

Но из-за того что с артиллерией у них проблемы, потому что HIMARS уничтожают склады с боеприпасами, а с личным составом будут проблемы, потому что их оттягивают на юг, то объективно интенсивность наступления будет падать. Во всяком случае до того момента, пока не произойдет какое-то решение вопроса с Херсоном. Только после очередной перегруппировки на Донбассе может создаваться какая-то ударная группировка. Они, конечно, хотят это сделать очень быстро. Но я не представляю, как это они себе могут планировать.

Михаил Самусь: Группировка россиян на двух направлениях фактически уже в окруженииMLRS уничтожают склады боеприпасов и командные центры оккупантов (фото: Getty Images)

– Есть ли угроза наступления из Беларуси то ли российских, то ли российско-беларусских, то ли непосредственно беларусских войск?

Угроза есть, потому что планы такие существуют. У Путина есть план, о котором он мечтает – вовлечь беларусов в войну с украинцами, в такую кровавую баню, чтобы между беларусским и украинским народами возникла вражда на десятки или сотни лет. Так, как это умеет делать КГБ, когда разжигает конфликты между различными нациями и этническими группами. Поэтому задача и мечта Путина не просто в том, чтобы Лукашенко ввел многотысячное войско и создал видимость этого конфликта, а чтобы реально беларусы начали воевать против украинцев на народном уровне. Для нас большой вызов, чтобы этого не допустить.

Недавно, в День крещения Руси был обстрел с территории Беларуси по Киевской области, возможно, и по Киеву, но ракеты были сбиты на подлете. Кроме какого-то ритуально-шаманского смысла, думаю, для них это имело еще один смысл. Эти ракеты, которые летели в сторону Киева, запускались всего лишь в 40 километрах от украинской границы. Возможно, был расчет на то, что Украина ответит HIMARS по этим пусковых установках, после того Путин скажет Лукашенко: "смотри, уже украинцы бьют по Беларуси ракетами, тебе надо отвечать".

У Лукашенко также есть свои ракеты – китайские "Полонез", которые бьют на расстояние до 300 километров. Он мог бы тогда уже самостоятельно нанести удары по Украине. Украинцы бы снова ответили. И после этого уже можно было бы говорить о высокой вероятности реального конфликта не только между вооруженными силами. Лукашенко бы сразу объявил военное положение, мобилизацию и просто бы толкнул беларусов на войну с украинцами.

Это бы для Путина был сейчас самый лучший вариант. Я надеюсь, что до этого не дойдет и что беларусы не будут выполнять эти приказы. Вооруженные силы Украины, конечно, будут отвечать на нападения беларусов, но не хотелось бы, чтобы все это действительно пошло по плану Путина.

Достаточно ли там сейчас группировки российских или белорусских войск для наземного наступления? Ведь по последним данным, российских войск там было до 2 тысяч.

– Сейчас там войск совершенно недостаточно в том и то смысл. Если будет объявлено военное положение и мобилизация в Беларуси, тогда Лукашенко, например, мобилизует 100 тысяч беларусов. И тогда, действительно, будет кровавая баня, потому что эти неподготовленные войска Беларуси пойдут воевать с украинскими вооруженными силами, которые имеют значительно более высокий уровень подготовки.

Это завершится очень трагично для самих беларусов. Но дело в том, что для Путина сейчас важно оттянуть Вооруженные силы Украины от Донбасса и юга. Если это еще сделать за счет мобилизации беларусов – это бы был для него наиболее эффективный вариант.

Михаил Самусь: Группировка россиян на двух направлениях фактически уже в окруженииПутин пытается втянуть Беларусь в открытую войну против Украины (фото: Getty Images)

– На каких позициях нам реально войти в зиму? Допустим – освобождение правобережья Херсонщины или, например, всей Херсонщины, или, например, Херсонщина плюс частично Запорожская область, где мы какие позиции занимаем, а какие-то берем под огневой контроль?

– Это будет зависеть от конкретного развития ситуации. Если мы перед собой поставим какую-то дату для деоккупации Херсонской области, тогда россияне могут бросить туда все, что у них есть и создать такие условия, при которых они затянут украинскую армию в ловушку, окружат и нанесут нам поражение. Если двигаться на эмоциях и ориентироваться на время, то можно наделать ошибок. Главное – вступать в бой и планировать свою операцию, исходя из готовности к этой операции, а не руководствуясь тем, а как мы зайдем в зиму.

Даже лучше зайти в зиму на тех позициях, на которых мы сейчас находимся, но при этом нанести максимальное количество поражений России. То есть если мы даже не освободим наши территории, но у России к тому времени в боях с Вооруженными силами и от ударов HIMARS, украинской авиации и т.д. будет уничтожено большая часть противовоздушной обороны, логистики, командных пунктов, возможностей управления и снабжения тех группировок, которые находятся на оккупированных территориях, то лучше мы с 1 января начнем все эти наступления, но они будут эффективны и активны.

Для Путина с военной точки зрения достичь какого-то успеха фактически невозможно. Возможно, каких-то тактических успехов но даже какого-то оперативного успеха он не сможет достичь. У него расчет на то, чтобы в течение зимы создать тотальный энергетический кризис, тотальный экономический кризис в Европе, а уже тогда весной на Украину начнут давить: надо прекращать этот хаос и войну, потому что она разрушает Европу, давайте договариваться с Путиным, потому что он не сдается. У Путина, действительно, может быть такой расчет.

Расчет Украины – разрушить российскую армию и деоккупировать наши территории. Временные рамки трудно ставить, поскольку здесь лучше опираться на концентрацию ресурсов, создание тактических условий, создание условий, когда российские войска не смогут идти вперед и обороняться.

Классический пример это битва за Киев и Черниговскую область. Украинская армия создала такие условия, когда россияне были просто вынуждены бежать оттуда. Хотя был момент, когда карты вроде бы подвисли, ничего не менялось и все спрашивали: когда же мы освободим Киевскую и Черниговскую области. Очень хорошо, что украинское командование ориентировалось не на время, а на те условия, которые создавались. И когда эти условия были созданы, россияне начали просто убегать с поля боя.