Глава набсовета "Укрэнерго" Шевки Аджунер: Политики и чиновники старой закалки могут попытаться вмешаться в работу госпредприятий

Глава набсовета "Укрэнерго" Шевки Аджунер: Политики и чиновники старой закалки могут попытаться вмешаться в работу госпредприятий
Шевки Аджунер уверен, что через пять лет Украина интегрируется в европейскую энергосистему (УНИАН)

Глава набсовета "Укрэнерго" Шевки Аджунер рассказал РБК-Украина, как прошло первое заседание наблюдательного совета, как противостоять политическому давлению на госкомпанию, и какой будет стратегия оператора энергосистемы в ближайшей перспективе. 

- Все решается в диалоге, ведь это же не механический процесс, иначе нужен не менеджмент, а компьютеры - отвечал Шевки Аджунер на все опасения корреспондента РБК-Украина о том, что новоназначенный набсовет "Укрэнерго" может не сработаться с акционером госпредприятия – Кабинетом министров. Опыт у господина Аджунера по ведению диалога с украинским правительством достаточно большой. С 2013 по май 2018 года он возглавлял офис ЕБРР в Украине. Ключевым условием для выдачи кредитов этого банка, как и помощь других доноров страны, стала корпоративная реформа госпредприятий, которая началась с НАК "Нафтогаз Украины".

Впрочем, поводов для опасений – предостаточно. Несмотря на заявленую правительством корпоратизацию "Укрэнерго", Комиссия по реструктуризации предприятия при Министерстве энергетики всячески препятствовала этому процессу. Комиссия не только не согласовала оценку госкомпании, но и решила перенять на себя полномочия по управлению оператором энергосистемы. Это означает, что пока "Укрэнерго" пытается доказать неправомерность этого решения в Хозяйственном суде, глава Комиссии – замминистра энергетики Михаил Близнюк, может фактически взять "Укрэнерго" под свой контроль.

В этой связи назначение наблюдательного совета с большинством независимых директоров может стать серьезным препятствием для Минэнергоугля в оказании давления на менеджмент госкомпании. Глава набсовета "Укрэнерго" Шевки Аджунер заверил в интервью РБК-Украина, что конфликт между предприятием и Комиссией исчерпан, и что именно набсовет, а не правительство или другой орган, уполномочен назначать директора госкомпании, руководитель которой – Всеволод Ковальчук – уже три года в статусе исполняющего обязанности.

Задачи, которые предстоит решать набсовету и менеджменту "Укрэнерго" в ближайшей перспективе, глобальные: компания должна стать акционерным обществом, государству предстоит передать ей  в собственность ключевые активы – магистральны сети. Правительству необходимо провести анбандлинг – разделить функции транспортировки, поставки и генерации электроэнергии. Для этого "Укрэнерго" нужно вывести из компетенции Минэнергоугля и передать другому ведомству. В конечном итоге, госкомпания должна получить одобренную Энергосообществом ЕС сертификацию в качестве оператора энергосистемы. Это – одно из ключевых условий для дальнейшей интеграции Украины в европейскую энергосистему.

Выполнение этих задач может осложниться в связи с политической повесткой дня: правительство хоть и проводит корпоративную реформу в госкомпаниях, но не оставляет попытки вмешиваться в работу их набсоветов. "Политики, вовлеченные в процесс реформ, не могут отступить от заданного курса, потому что тогда их ожидает "политическая смерть"", - уверен Шевки Аджунер, который в интервью РБК-Украина поделился своими соображениями о том, как защитить независимость набсоветов госкомпаний, и как должно развиваться "Укрэнерго".

- Какие вопросы были в повестке первого заседания набсовета "Укрэнерго"? Все ли директора подписали контракты?

- Все семеро членов наблюдательного совета (НС) подписали свои контракты и приступили к работе. Разумеется, в первую очередь набсовет должен избрать своего главу, заместителя и сформировать соответствующие комитеты. Мы проделали эту работу, а также согласовали повестку последующих заседаний. Затем, мы начали обсуждать работу компании и ознакомились с отчетом ее руководителя. Нас также ввели в курс дела о ситуации, которая требует немедленных решений, и касается оценки активов компании для ее последующей корпоратизации. И сегодня (интервью состоялось 3 ноября, на второй день заседания набсовета, - ред.)  мы продолжим изучать ключевые вопросы, важные для работы "Укрэнерго". Мы на самом деле намерены максимально быстро разобраться со всеми аспектами деятельности предприятия, чтобы составить полное понимание о том, что происходит в компании.

- Когда набсовет будет готов назначить главу компании? Как вы знаете, генеральный директор компании временно исполняет свои обязанности.

- Главы практически всех крупных государственных предприятий, в том числе и "Укрпочты", "Укрзализныци", – в статусе исполняющих обязанности. Одной из первых и наиболее значимых управленческих задач для набсовета – проанализировать, насколько руководитель и все члены правления соответствуют тем вызовам, с которыми компания сталкивается. И это будет сделано в ближайшее время максимально объективно и прозрачно. В этой связи я бы хотел отметить, что менеджмент "Укрэнерго" уже несколько лет исполняет свои обязанности и очень хорошо с этим справляется. Комитету по назначениям набсовета предстоит установить критерии для каждой должности в компании и в соответствии с ними провести кадровые назначения. И, как я уже говорил, для набсовета очень важно сделать это как можно скорее.

- Вы установили конкретные сроки, в которые должны состояться кадровые назначения?

- Мы пока не определили конкретной даты. Но этот вопрос для нас в приоритете.

- Вы наверняка знаете о пробелах в украинском законодательстве, которые касаются функций набсоветов госпредприятий: с одной стороны, набсоветы должны назначать главу и менеджмент компании, с другой – кандидатуры на эти позиции должны быть согласованы с украинским правительством. Аналогичная ситуация и с другими ключевыми полномочиями набсовета – стратегия, финансовые и инвестиционные планы должны быть утверждены НС, но согласованы с акционером. И, вспоминая о сложных взаимоотношениях, которые сложились у первого набсовета "Нафтогаза" с акционером, возникает вопрос: видите ли вы какие-либо риски для вашей будущей работы с украинским правительством?  Допускаете ли вы возможность того, что ключевые решения набсовета не найдут поддержки у акционера?

- Прежде всего, позвольте мне вас исправить. Согласно уставу "Укрэнерго", вся ответственность и полномочия по назначению главы компании и членов правления возложены на наблюдательный совет. И, как я уже сказал, НС в ближайшее время выполнит свои обязательства.  Я хочу акцентировать ваше внимание еще на одном моменте. Предполагать, что набсовет может каким-либо образом не взаимодействовать и не работать с акционером – некорректно. Акционер – основной стейкхолдер, остальные – национальный регулятор, потребители, кредиторы и т.д. И компания должна в своей работе опираться на баланс интересов акционера и других участников. Другими словами – компания должна работать на благо государства.

Важнейшее условие для работы набсовета любой госкомпании – иметь четкое понимание, какую политику акционер будет проводить в отношении госсобственности. Именно это позволит определить дальнейшую работу набсовета по стратегии компании, годовым финансовым и инвестиционным планам.

Украинские политики постепенно, но уверено меняют свою мировоззренческую позицию в отношении качества управленческих решений в соответствии с принципами ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития, - ред.) и намерены устранить нежелательное политическое вмешательство в сферу управления госактивами. Это продолжающийся и благоприятный процесс, от которого выиграет вся страна.

Примечание редакции: стоит уточнить, что полномочия набсовета унитарного госпредприятия назначать руководителя компании, закреплены п.6 ст.73 закона №1405-VIII. Этим документом внесены изменения в законодательство, регламентирующее управление объектами государственной и коммунальной собственности.

- Правильно ли я понимаю, что, если при назначении главы компании, акционер не поддержит кандидатуру, предложенную набсоветом, вы с этим согласитесь и предложите другой вариант?

- Это не вопрос согласия. Это вопрос полномочий. Это – компетенция набсовета проводить такие кадровые назначения. По каждому конкретному случаю важен диалог с акционером, основанный на доверии, профессионализме и взаимоуважении.

- По моей информации, премьер-министр отказался встретиться с вами и другими членами набсовета перед вашим первым заседанием. Вы действительно планировали встречу с Владимиром Гройсманом, но он ее отменил?

- Во-первых, набсовет получил полномочия только после того, как мы подписали контракты. Мы, разумеется, с удовольствием встретимся с премьером, если он решит провести с нами такую встречу, чтобы услышать его позицию по поводу работы компании. Мы, в свою очередь, также хотели бы представить свою позицию и видение того, что мы намерены делать. Но мы также пониманием, что политическая повестка дня сейчас чрезмерно насыщенная. То есть, чтобы внести ясность в этот вопрос – набсовет "Укрэнерго" не просил премьера о встрече и не получал отказ. Эта информация не соответствует действительности. Я уверен, что премьер уделит нам внимание, как только ему позволит это сделать его плотный график. Я также знаю, что премьер очень пристально следит за состоянием дел и развитием "Укрэнерго", понимая значение компании для страны.

- Вы работаете в Украине с 2013 года. Сначала – в ЕБРР, а сейчас возглавляете набсоветы "Укрзализныци" и "Укрэнерго". Разумеется, вы хорошо помните сопротивление политической системы корпоративной реформе, которая началась в стране с крупнейшей газовой госкомпании "Нафтогаз Украины". Сейчас, как вы справедливо отметили, политическая повестка дня напряженная, страна входит в предвыборный период. В связи с этим как вы оцениваете риски того, что на набсоветы госкомпаний может оказываться политическое давление? Можете ли вы предпринять какие-либо превентивные меры от действий власти, которые могут нанести ущерб независимости набсовета?

- Единственная сила, которая может нанести какой-либо ущерб вашей независимости, это вы сами. И то, потому что вы позволите этому случиться. Более никто другой не в силах нанести удар по вашему чувству независимости, ответственности и достоинству. Безусловно, некоторые политики и чиновники старой закалки, отставшие от времени и оторванные от реальности, могут попытаться вмешаться в работу госпредприятий. Но я могу ответить на это, что набсоветы как "Укрэнерго", так и УЗ готовы "держать удар" и не позволят этому случиться.

В любой стране, которая находится в процессе трансформации, реформы могут быть поставлены на паузу. Но в Украине правительство взяло на себя лидирующую роль в том, чтобы инициировать в стране позитивные изменения в сфере управления госпредприятиями. Большинство в парламенте поддерживает эту новую экономическую парадигму. Конечно, как я уже говорил, есть некоторые политики-популисты, которые, если придут к власти, могут попытаться приостановить ход реформ в стране. Но я абсолютно уверен, что Украина – государство, которое четко и бесповоротно поддерживает западные демократические ценности и принципы свободного рынка. И никто в этом политическом спектре не сможет разрушить это. Мы все знаем, какую цену заплатили украинцы для того, чтобы защитить эти ценности.

Поэтому, что касается работы набсоветов, пока они исповедуют принципы независимости и сохраняют достоинство, я не вижу никаких угроз для их деятельности. Что нам нужно сделать – это продемонстрировать, что работа набсоветов госкомпаний направлена на благо этих предприятий и на благо страны. Мы здесь только потому, что мы хотим помочь Украине пройти путь реформ.

- Давайте вернемся к "Укрэнерго". Компания сейчас судится с Комиссией по реструктуризации предприятия, созданной при Министерстве энергетики и угольной промышленности. Комиссия должна утвердить оценку активов предприятия для последующей корпоратизации. В результате Комиссия решила забрать на себя полномочия по операционному управлению компанией. Какой будет реакция набсовета, если это все же произойдет?

 - Реакция будет довольно сильной, но в любом случае для этого (передачи Комиссии управления "Укрэнерго", - ред.) нет законных оснований. Насколько я знаю, у Комиссии нет полномочий или прав заниматься непосредственным управлением "Укрэнерго". Мне известно, о том, что между менеджментом компании и руководством Комиссии были некоторые разногласия по этому поводу. Но это было до назначения набсовета. И события последних нескольких дней свидетельствуют о том, что сейчас ситуация исчерпана, и это совершенно справедливо.

В поддержку дальнейшей корпоратизации компании высказался и министр Кабинета министров Александр Саенко. Полагаю, что в своем заявлении он высказал не только мнение премьер-министра, но и позицию всего Кабмина. Я также думаю, что иногда отдельные лица могут быть излишне взволнованы по поводу некоторых вопросов или людей. Или же личные интересы либо эго становятся препятствием. Но в результате благо страны должно быть поставлено во главу угла. И то, что в данный конкретный момент действительно принесет стране благо, заключается как раз во внедрении новой корпоративной структуры в "Укрэнерго". Это позволит компании быстрее получить сертификацию Энергосообщества ЕС (СЭС) в качестве независимого оператора.  Этот процесс требует также проведения анбандлинга  компании (в случае с "Укрэнерго" анбандлинг означает, что Минэнерго должно передать компанию другому ведомству или вывести из своего подчинения сегмент генерации, - ред.) и корпоратизации. Это то, что сейчас стоит на повестке дня. И тот конфликт, или я бы даже сказал, недоразумение между "Укрэнерго" и Комиссией улажено, и нет предпосылок для того, чтобы оно снова возникло.  

- Согласно директивам Третьего энергопакета ЕС в ходе корпоратизации, "Укрэнерго" как оператор энергосистемы должно стать собственником активов по передаче электроэнергии, то есть магистральных сетей. Насколько я понимаю, это ключевой момент для прохождения успешной сертификации оператора в СЭС. Но для правительства этот вопрос спорный, и чиновники намерены передавать активы не в собственность компании, а на правах хозяйственного ведения. Если именно такое решение будет принято, какие последствия оно может иметь для компании?

- Это принципиальный вопрос для всех госкомпаний в Украине. Опять же мы с вами говорим о переходе от одной модели управления к другой. И эти изменения подкреплены соглашениями, которые Украина подписала, и обязательствами, которые взяла на себя как государство. Некоторые из них, например, директивы Энергосообщества ЕС, требуют, чтобы основные активы были в собственности у предприятия. Я также считаю правильным передачу активов компании. Это позволит менеджменту и набсовету нести полноту ответственности за все операции с активами и их эксплуатацию. Мы к этому придем.

Думаю, люди понимают, что опасения по поводу старых методов, когда госактивы могут быть каким-то образом разворованы, растрачены или распроданы, больше не уместны. Потому что при введении новой структуры управления и контроля за механизмами работы госкомпаний эти методы будет невозможно реализовать.

Я еще раз хочу подчеркнуть, что для государства крайне важно определить основные аспекты политики в отношении госсобственности. Когда такая политика согласована всеми органами власти, больше не будет возникать вопрос о том, необходимо или нет передавать активы в собственность госкомпаниям. Это, разумеется, новая модель для Украины, и, конечно же, это вопрос доверия. Но люди должны увидеть, что это работает. И сейчас набсовет УЗ, к примеру, внедряет множество механизмов, которые должны только усилить это доверие. Что касается "Укрэнерго", то я не сомневаюсь, что и акционер, и другие стейкхолдеры также будут доверять тому, что мы делаем. Мы примем необходимые меры, и установим контроль, чтобы быть максимально уверенными в том, что все в компании работает исключительно на благо страны, а не на кого-то еще.

- Когда "Укрэнерго" начнет процесс анбандлига, и как компания будет работать после его завершения?

- Анбандлинг должен произойти довольно скоро – в следующем году. Он должен сопровождаться корпоратизацией, решением вопроса по передаче активов в собственность компании и подачей документов на сертификацию оператора. Другого пути нет.  Это обязательства Украины, которые она добровольно на себя взяла, выбирая свой курс на интеграцию с европейским сообществом. Конечно, могут быть моменты сопротивления со стороны действующей политической системы, но они в итоге должны быть направлены в конструктивное русло и нацелены на завершение этой реформы. И это произойдет.

Если говорить непосредственно об "Укрэнерго", анбандлинг – вполне выполнимая задача. Генерация и поставка электроэнергии должны быть отделены от транспортировки, то есть, они не могут быть сосредоточены в одних руках. В случае с "Нафтогазом", например, это более сложный для реализации вопрос из-за арбитражного спора в Стокгольме и существования разных моделей анбандлинга.

- Существуют ли какие-либо риски для финансового состояния "Укрэнерго" во время и после проведения анбандлинга?

- Нет, поскольку "Укрэнерго" останется таким же субъектом хоздеятельности, выполняющим те же функции, что и сейчас. Необходимо будет разделить между разными министерствами полномочия по контролю за активами, участвующими в генерации и передаче электроэнергии (как сообщалось выше, Минэнергоугля должно или передать "Укрэнерго" в ведение другого министерства, или же вывести из своих полномочий сегмент генерации электроэнергии, - ред.) Определенные вызовы, с которыми мы можем столкнуться, будут связаны с тем, то Украина находится на пути перехода к другой модели регулирования энергетики и создания рынка электроэнергии. В любом случае, "Укрэнерго" не владеет активами в генерации и дистрибуции. И сейчас необходимо определить стоимость активов для корпоратизации. 

- Через десять лет "Укрэнерго" должно быть членом ENTSO-E. Для интеграции в европейскую энергосистему необходимо, чтобы не только оператор, но и другие игроки рынка довольно быстро выполняли каталог технических и регуляторных мероприятий. Что необходимо сделать в ближайшее время, чтобы достичь этой цели?

 - Прежде всего, мы намерены завершить интеграцию в ENTSO-E за пять, а не за десять лет. То, что действительно необходимо делать быстро, так это установить понятные правила и процедуры, в том числе и в законодательстве, выполнение которых позволит нам объединиться с европейской энергосистемой. Трейдинг, экспорт, импорт электроэнергии должны быть в структуре нового рынка, где все желающие могут напрямую заключать контракты по конкурентным ценам.

Мы также должны полностью привести в соответствие с европейскими нормами законодательную базу, методы регулирования и технический уровень энергосистемы. Интеграция в ENTSO-E предполагает именно это. "Укрэнерго" необходимо будет выполнить ряд технических мероприятий и осуществить инвестиции, необходимые для работы единой энергосистемы с соседними странами. (Соглашение об условиях присоединения к Европейской сети системных операторов передачи электроэнергии (ENTSO-E) "Укрэнерго" подписало 28 июня 2017 года. Все участники рынка и оператор украинской энергосистемы должны привести систему в соответствие с европейскими стандартами и продемонстрировать стабильную работу в изолированном от России и Беларуси режиме, - ред.)

- Стоит ли ожидать от набсовета "Укрэнерго" разработки новой и детальной стратегии компании, которая будет представлена Кабмину?

 - Это ключевая функция набсовета и правления компании – разработать и конкретизировать стратегию развития, согласовав ее с акционером. Но для этого необходимо завершить анализ деятельности предприятия и тех вызовов, с которыми оно сталкивается. Мы, безусловно, представим стратегию в следующем году, также как и годовой инвестиционный план, соответствующий целям стратегии. Кроме того, процесс стратегического планирования потребует тесной работы с национальным регулятором и акционером.

- Какие источники компания может использовать для привлечения инвестиций?

- Разумеется, мы понимаем, что государственных средств никогда не хватает для инвестирования в ОЭС. С учетом моего опыта работы в качестве кредитора за последние 40 лет, я понимаю, что для привлечения средств в компанию необходима понятная структура управления и контроля за активами, а также прогнозируемый оборотный капитал. В связи с этим, корпоратизация и окончательная сертификация "Укрэнерго" как оператора крайне важны. Как только этот процесс будет завершен, мы сможем диверсифицировать нашу базу заимствований и получить доступ к рынкам частного капитала. Единственно, что вы можете с уверенностью сказать о передаче электроэнергии как о бизнесе, так это то, что денежный поток тут относительно стабильный и прогнозируемый. Это означает, что кредиторы с удовольствием предоставят займ такому бизнесу. Также желательно привлечь частный капитал для удовлетворения потребностей компании в инвестициях, но для этого, прежде всего, должно быть политическое решение.

- Вы также возглавляете набсовет УЗ. Как вы можете оценить работу компании, и на выполнении каких задач сейчас сосредоточен набсовет?

- Набсовет УЗ работает очень эффективно. "Укрзализныця" – одна из важнейших инфраструктурных компаний страны. Поэтому задачи, которые предстоит решать, довольно сложные. Мы сейчас работаем над улучшением качества и доступности сервиса. Мы сейчас анализируем и консультируемся с экспертами о том, как лучше управлять движением наших поездов, как улучшить работу локомотивов. Мы намерены закупить новые электровозы, и как раз анализируем наши потребности, чтобы осуществить необходимые закупки. Мы также стараемся бороться с коррупцией. До сих пор структура работы УЗ была поделена в соответствии с региональными интересами. Мы же намерены создать единый центр принятия решений, чтобы они были эффективными и действительно в интересах компании. Мы также сейчас ищем нового директора по внутреннему контролю и тесно сотрудничаем с органами власти по борьбе с коррупцией. В дальнейшем вы увидите еще больше эффективных и рыночных решений, касающихся работы УЗ.

Интервью РБК-Украина с Шевки Аджунером на английском языке читайте здесь:

 

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь