Безуспешная ликвидация. Почему ГФС остается карательным органом для украинского бизнеса

Киев, Вторник 08 декабря 2020 12:00
Безуспешная ликвидация. Почему ГФС остается карательным органом для украинского бизнеса
Фото: Власть безуспешно пытается ликвидировать Государственную фискальную службу (УНИАН)

Государственная фискальная служба, которую никак не удается ликвидировать, получила нового руководителя – и.о. главы ГФС Дмитрия Сосиновича. О том, как власть безуспешно пытается реформировать ГФС, ставшую кошмаром для украинского бизнеса, и почему при новом руководстве вряд ли стоит рассчитывать на успех – в материале РБК-Украина.

Государственная фискальная служба – один из самых многострадальных органов власти последних нескольких лет. ГФС постоянно находится в процессе переформатирования, существует в законодательном хаосе, ее деятельность сопровождается постоянными коррупционными скандалами, претензиями со стороны бизнеса и кадровой чехардой в руководстве. И конца всем этим преобразованием и перестановкам пока не видно.

Лакомое место

После Революции достоинства новая власть решила ликвидировать Министерство доходов и сборов, к которому давно прикрепилась кличка "Минсдох" и которое вызывало откровенную ненависть у украинского бизнеса. Вместо него была создана Государственная фискальная служба, которая объединила полномочия налоговой службы, таможни и финансовой (налоговой) милиции.

В конце 2018 года Кабмин принял решение разделить ГФС на отдельные структуры: Государственную налоговую службу и Государственную таможенную службу. Функции налоговой милиции должен был взять на себя новый орган – Служба финансовых расследований. При этом СФР, по идее, должен был бы стать скорее аналитическим, а не силовым органом. Проще говоря, бороться с преступностью не через маски-шоу на предприятиях, а путем аналитической работы с документами. Налоговая милиция в ее прежнем виде, как главный кошмар для украинского бизнеса, должна была уйти в прошлое.

Но, как обычно, реализация всех этих планов на практике проходила с огромными трудностями. В 2019 году отдельные налоговая и таможенные службы начали свою работу. По сути, в структуре ГФС осталась налоговая милиция и необходимые административный персонал – около 5 тысяч человек.

Запустить Службу финансовых расследований так и не получилось. Сначала она – на уровне проекта – была переименована в Национальное бюро финансовой безопасности, потом – в Бюро финансовых расследований, потом – в Бюро экономической безопасности Украины (БЭБ). Законопроект про БЭБ был проголосован Верховной радой в начале сентября в первом чтении, и до второго парламент пока так и не добрался.

Полная ликвидация ГФС до конца 2020 года значится среди обязательств Украины перед Международным валютным фондом, но, очевидно, за оставшиеся четыре недели до Нового года сделать это не получится. На практике это означает, что налоговая милиция продолжала и будет продолжать существование, пока в рамках ГФС. При том, что согласно нормам Налогового кодекса, налоговая милиция должна была работать не в структуре ГФС, а в структуре вновь созданной Налоговой службы. Но постановлением Кабмина от конца 2018 года ее оставили в рамках именно ГФС.

В украинских реалиях все эти юридические противоречия и проволочки означают одно: налоговая милиция жила и будет жить. И неизвестно, когда прекратит свое существование, даже в случае создания Бюро экономической безопасности. Как показывает практика создания новых госорганов последних лет, от принятия закона до реального начала работы госструктуры могут пройти годы. И это при том, что о необходимости ее ликвидации в свое время заявляли и экс-президент Петр Порошенко, и экс-премьеры Арсений Яценюк и Владимир Гройсман и уже действующий президент Владимир Зеленский.

Тем временем, налоговая служба в оболочке ГФС не просто живет, а живет довольно неплохо. Как известно, в апреле этого года Верховная рада провела масштабное перераспределение расходов госбюджета в связи с набирающей ход пандемией. Затраты на отдельные направления, например, туризм, были урезаны фактически до нуля, лишились доли средств и культура, образование и другие отрасли – все объяснялось необходимость затянуть пояса и направить каждую копейку на борьбу с коронавирусом. Но при этом вроде бы находящиеся в процессе ликвидации ГФС и налоговая милиция получили еще полмиллиарда гривен бюджетного финансирования, что, согласно подсчетам программы "Схемы", удвоило их бюджет.

При этом каждому украинскому предпринимателю очевидно, что главным источником дохода для налоговых милиционеров официальные зарплаты никогда не были. Так, в конце октября следователи ГБР задержали на получении части взятки в 100 тысяч долларов руководителя Главного управления противодействия экономическим правонарушениям ГФС. В целом, он требовал 200 тысяч долларов за возвращение изъятых во время обыска документов и закрытие уголовного дела. Немного раньше, в начале сентября, на взятке в 37 тысяч долларов попался начальник управления ГФС в Тернопольской области – за эту сумму он предложил переквалифицировать уголовное дело против местного бизнесмена на более мягкую статью.

Подобные новости ежемесячно поступают со всех уголков Украины. То, что ГФС, по идее, должна доживать последние дни, коррупционерам отнюдь не мешает, а может, даже наоборот, стимулирует еще жестче "наезжать" на бизнес.

Смена кадров

При этом многочисленные руководители ГФС послереволюционных времен также запомнились в первую очередь различными скандалами со своим участием.

Так, глава ГФС в 2014-15 годах Игорь Билоус был отстранен от должности премьером Арсением Яценюком, Кабмин начал служебное расследование, а Генпрокуратура завела уголовное дело в связи с подозрениями о взяточничестве на таможне.

Сменщик Билоуса на должности Роман Насиров стал, наверное, самым известным в народе налоговиком последних лет. Все из-за громкого уголовного дела, когда глава ГФС был задержан сотрудниками НАБУ по обвинению в причастности к схемам вокруг добычи и продажи природного газа. За тем, как Насирову избирали меру пресечения, а сам налоговик укрывался клетчатым одеялом, увлеченно наблюдала вся Украина.

Занявший место Насирова Мирослав Продан также не ушел от обвинений в коррупции. Антикоррупционные органы обвинили его в незаконном обогащении, в связи с чем Продан решил подать в отставку, и скандал постепенно призабылся.

Пришедший на должность и.о. главы ГФС вслед за Проданом Александр Власов лишился должности уже при Владимире Зеленском в июле 2019 года – как раз в тот период, когда новоизбранный президент активно ездил по стране и громил местных чиновников. Зеленский обвинил руководителя ГФС в том, что тот не выполнил достигнутую ранее договоренность и не уволил глав нескольких региональных таможен. "Вы считаете, что я идиот? – Ладно я. Вы считаете нас всех идиотами? Я хотел бы, чтобы вы лично написали заявление об увольнении", – обратился Зеленский к Власову.

После Власова пост главы ГФС недолгое время занимали Денис Гутенко и Сергей Солодченко. Назначенный на эту должность 25 ноября Дмитрий Сосинович стал уже седьмым по счету руководителем ГФС со времен Евромайдана и четвертым – при президентстве Зеленского.

Безуспешная ликвидация. Почему ГФС остается карательным органом для украинского бизнеса

Новый руководитель ГФС Дмитрий Сосинович всю жизнь проработал в правоохранительных органах (фото: facebook.com)

По идее, Сосинович, как и ряд его предшественников, должны бы просто "посидеть на хозяйстве" до тех пор, пока ГФС и налоговая милиция не будут окончательно расформированы. Но поскольку в украинских реалиях, осложненных карантином и прочими текущими проблемами, это случится неизвестно когда, должность руководителя ГФС до сих пор выглядит очень заманчивой. Особенно для человека, который хорошо разбирается в особенностях работы украинских силовых и налоговых структур и понимает, какие широкие возможности там открываются.

А Сосинович как раз всю жизнь проработал в таких органах. Карьеру он начал дознавателем в милиции, дальше работал оперативником в отделах по борьбе с экономическими преступлениями, в первую очередь – в бюджетной сфере. В родном Николаеве он дослужился до поста замруководителя, а после – руководителя управления борьбы с экономической преступностью УМВД Украины в Николаевской области. В марте 2013 года Сосинович уволился из МВД и перешел на работу в контрольно-ревизионное управление Фонда социального страхования, а позже – в ГФС.

В структуре фискальной службы он находился на руководящих должностях в нескольких регионах Украины: Херсонской, Николаевской и Житомирской области. На пост начальника управления противодействия экономическим правонарушениям ГУ ГФС в Житомирской области он был назначен в сентябре этого года, и спустя несколько месяцев пошел на повышение в Киев, став и.о. главы всей ГФС.

В открытых источниках фамилия Сосиновича неоднократно всплывала в контексте различных коррупционных скандалов. В частности, весной 2017 года при получении взятки в две тысячи долларов был задержан начальник отдела управления налоговой милиции Главного управления ГФС в Николаевской области Дмитрий Краснобаев. В местных СМИ появилась информация, что деньги были предназначены именно Сосиновичу. Впрочем, в дальнейшем никаких данных о причастности Сосиновича к этому делу в материалах следствия не оказалось, а он сам в это время был в командировке в зоне проведения АТО.

Другие истории связаны с продажей по заниженной цене зерна, арестованного налоговой Херсонской области и якобы организации фиктивных экспортных фирм-"прокладок". Сосинович подал в суд на одно из николаевских СМИ, называвшие его "фигурантом уголовного дела" о получении взятки, а также "организатором" преступной схемы по продаже зерна, и обязал издание опровергнуть эту информацию.

Самый свежий скандал касался хищения вещдоков – контрабандных сигарет на 14 млн грн. Об этой истории Сосинович сам рассказывал в интервью в феврале этого года. Табачная продукция была передана на официальный лицензированный склад, но через время, при проведении инвентаризации, оказалось, что продукция куда-то "исчезла". По факту хищения были проведены неотложные следственные действия, начато уголовное производство, в ходе которого выяснилось, что к хищению оказались причастны те самые фирмы, у которых эти сигареты и были изъяты. Именно с этой историей сам налоговик и связывает появление очерняющих его публикаций.

В любом случае даже если подобный компромат действительно является заказом со стороны нечестных на руку предпринимателей, репутационный ущерб все равно остается. Как и сомнения в том, что с подобным шлейфом руководство ГФС сможет реализовать извечную мечту украинского бизнеса – прекратить бесконечный террор со стороны налоговой милиции. Или хотя бы сделать небольшую паузу.

Во время своего представления на новой должности Сосинович пообещал "сохранить все перспективы и все наработки, которые есть на местах" – и в то же время обеспечить "нулевую толерантность к коррупции". Как показывает украинская практика, выбрать надо будет что-то одно: или борьбу с коррупцией или отказ от привычных "наработок на местах".

Читайте РБК-Украина в Google News

On Top
Продолжая просматривать RBC.UA Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности, Правилами пользования сайтом и согласны с использованием файлов cookie. Ознакомиться
Соглашаюсь