Дмитрий Холоденко: Мои дети были нужны аферистам, чтобы иметь инструмент влияния на меня

Киев, Четверг 05 ноября 2020 12:10
Дмитрий Холоденко: Мои дети были нужны аферистам, чтобы иметь инструмент влияния на меня
Дмитрий Холоденко рассказал, что на самом деле произошло в его семье
Автор: Styler

Семейная драма Дмитрия и Марии Холоденко оказалась в центре внимания

Летом во многих лентах новостей украинских СМИ появилась информация о том, что в Киеве бывший муж украл у молодой женщины детей, и теперь она якобы не имеет ни малейшего представления об их местонахождении и состоянии здоровья.

Как выяснилось, речь идет о столичной семье Дмитрия и Марии Холоденко. Публично об этой истории впервые заговорила сама Мария, обвинив бывшего мужа в мести и ненависти.

Позже подробностями своей, не менее драматичной, версией происходящего поделился и сам Дмитрий Холоденко. По его словам, бывшая супруга длительное время ему изменяла, забросив воспитание детей, что и стало причиной разрыва отношений. А громкие заголовки, о том, что он их "украл" – далеки от реальности, ведь он их законный отец и просто в один момент отказался возвращать их матери.

В ввиду того, что и по сей день ситуация не разрешались, а бывшие супруги продолжают публично обвинять друг друга, дополняя историю разными скандальными подробностями, Дмитрий предложил редакции Styler/РБК-Украина рассказать свою историю того, что же на самом деле произошло между молодыми людьми, и что послужило причиной теперь уже судебной тяжбы между ними.

– Давайте начнем с того, что ранее вы отказывались комментировать эту тему. Это заметно и по TV-сюжетах, которые особенно пестрили в июле. Что изменилось сейчас?

Я считал, что не разумно выносить личную жизнь на всеобщее обозрение, и для решения любых споров цивилизовано существует суд. Но видя, что моя бывшая супруга уже какой месяц подряд дезинформирует людей, рассказывая все публично, я понял, что не могу больше молчать и нужно донести правду.

– Теперь можно даже сказать, что вы одна из самых обсуждаемых семей.

– К несчастью, это так. Но уже проще, привыкаю. В самом начале было ощущение перманентного шока.

В юности у нас с друзьями была своя группа. Мы мечтали об известности. Не такой, конечно, как получилась. Злая ирония.

– Так, вы музыкант? В чем, по вашему мнению, ирония?

– Нет, я айтишник. А музыка и ирония: я играю на гитаре, и у нас с друзьями была гаражная группа. Наверное, как у многих в детстве-юности. Однажды мы решили снять клип, и для съемок искали среди знакомых красивую девушку. Мы думали, что клип поможет нам стать известными. Той девушкой оказалась Маша, и да, впоследствии она, и правда, сделала меня знаменитым (смеется).

– Как развивались ваши отношения?

– Я был влюблен, увлечен, счастлив и верил в светлое будущее, на которое нужно просто много работать. Маша очень давила на брак: говорила, что с детства ходит в церковь, и если люди не расписаны и не повенчаны, то это не по-христиански.

Меня это не смущало – воспринимал ее религиозность, как залог порядочности и честности. Но, как оказалось, ей это не помешало разрушить наш брак, и, будучи замужней и венчаной со мной, − одновременно пребывать (по моему глубокому убеждению) в отношениях с женатым мужчиной.

– Когда вы поженились, Мария училась или уже работала?

– Маша не работала ни одного дня в своей жизни. Ну, если не считать пары месяцев хостес в стрип-клубе. Она говорила, что работа для крепостных и неудачниц. Ей нравились рестораны, салоны и шоппинг в Европе или Америке. Мне такой взгляд на жизнь не очень нравился, но я ее очень любил.

– Вас это не смущало?

– Нет, мне хотелось, чтобы моя женщина была счастлива. Если свободное время для счастья женщины можно купить за деньги, почему бы его не купить? Я просто работал больше и все.

– У Марии нормальные отношения с ее родителями?

– Да, она очень близка с ними. Даже когда мы выбирали себе новую квартиру, она настояла на покупке квартиры на Оболони, - поближе к ее родителям. И потом, когда ее мама разругалась с ее отцом, и они разошлись, я купил её отцу квартиру рядом с нами, чтобы Маше было комфортнее.

– Вы купили квартиру ее отцу?

– Ну да, ее отец не работал и у него ведь не было денег на приобретение жилья, а жить человеку где-то нужно. Помогать близким – это ведь нормально, правда?

– В какой момент все поменялось?

– Как я уже вспоминаю, "звоночки", наверное, были и раньше, просто я не обращал на них внимания. Поймите, я мог сутками и месяцами работать над каким-либо проектом, и мне хотелось думать, что в тылу у меня надежная семья и любящая жена.

Много свободного времени занимало строительство дома для нашей семьи. Поэтому, я банально не оценил со всех сторон происходящие вокруг меня и моей семьи события.

В 2019 году, помните, когда после парламентских выборов представители политической силы "Слуга народа" поехали в Rixos в Трускавце? В этот же отель поехала Маша со своим отцом и детьми. У нас до этого Марк переболел, и врачи посоветовали почистить легкие и отправили в Трускавец. Вот там все и началось – Маша познакомилась с супружеской парой Андрея и Лили. Да, это тот самый Андрей. У них тогда уже было трое детей, и четвертым Лиля была беременна. Мне Маша презентовала эту пару, как очень богатых и влиятельных людей, и сказала, что мне обязательно нужно с ними познакомиться.

– Когда познакомились?

– Когда Маша с детьми вернулась, мы в Киеве познакомились. Мне Андрей показался абсолютно мутноватым человеком, плюс он называл некоторые фамилии, с кем работает, — это люди известные и у этих людей есть темные пятна, скажем так, связанные с криминалом. Не знаю, говорил он правду или "гонял понты", но меня это очень смутило.

Дома, после этой встречи я Маше сказал, что эта компания нам особо не нужна, тем более, что у меня полно дел, мне не до "тусовок". Но Маша, боюсь, меня уже не слышала, а они водили ее по крутым ресторанам, и все было на пафосе.

Дома было буднично и скучно, а с ними весело — вот она и сбегала к ним. На одну из пяти встреч приходил и я, чтобы Маша не упрекала меня в том, что я морожусь и не даю ей дружить с кем-то.

– Что значит "водили"? Вас не смущало, что вы проводите время порознь?

– Она говорила, что они ее звали постоянно, а она всегда принимала приглашения и постоянно сбегала туда потусоваться. Мне это было чуждо, я был занят работой и постройкой дома, и времени не было.

А к концу года начали происходить странные и дикие вещи: она обручальное кольцо сняла и перестала носить. Конечно, у нас был разговор на эту тему. Она сказала, что ходит в спортзал, и боится потерять его там. Я сказал, что это важно для меня и она пообещала, что наденет его, но так и не носила больше обручальное кольцо.

Ноябрь и декабрь 19-го прошли в постоянном напряжении и стрессе – регулярное отсутствие Маши дома по разным причинам, звонки и СМС, - она надолго уходила в другую комнату с телефоном, старалась сделать так, чтоб я не увидел, кто ей звонит.

– Вас это и тогда не удивляло?

– Как только я начинал об этом разговор, начинались скандалы и после чего фразы "что ты такой сложный", с моей точки зрения, − обычная женская манипуляция, какого-то внятного объяснения я от неё не слышал. Скандалы мне тоже не нужны были, тем более при детях.

НГ-2020 мы договорились праздновать вместе с Андреем и Лилей, я был уставший, и мне было уже все равно. Она договорилась с Лилей, и я уже не мог сказать "не приходите". Андрей и Лиля сильно задержались и пришли уже после 12. Я в душе этому был рад, надеялся, что они совсем не придут и все станет хорошо. Но хорошо не стало: под бой часов она отказалась целоваться со мной, сославшись на головную боль и очень расстроилось. А потом пришел Андрей с Лилей, и она ожила.

– С Нового Года ничего не закончилось?

– А в новом году все становилось только хуже: все чаще и чаще стали побеги Маши к ним на встречи. Кстати, потом, когда все вскрылось и выяснилось, и у нас состоялся откровенный разговор с Лилей − она рассказывала, что ее чаще всего на этих встречах не было, а часто Маша "случайно" появлялась в тех местах, куда они шли с Андреем.

Она бросала детей на меня или тестя и убегала к Андрею почти каждый день. а иногда, дважды в день, если днем им "мешала" жена Андрея.

– Что значит бросала детей? Они ведь не одни были?

– Все верно. Но какой смысл такой семье вообще быть? Имеется ввиду, что у нас была договоренность. Я работаю, она - занимается детьми, а вечером я ей помогаю. А она вечером гуляла где-то. Зачем заводить семьи, если ты хочешь гулять?

– Вы не думали тогда вместе сходить к психологу? Многие семьи как-то проходят через похожие сложности.

– Когда я пробовал говорить, не слишком ли много Андрея и Лили в нашей жизни, она кричала, чего я такой сложный. Все разговоры заканчивались фразой "относись ко всему проще".

Причем даже ее родителям это не особо нравилось: она приезжает поздно, у детей сбивается график. Потом выяснилось, что она детям пичкает мелатонин, и они в начале 12 вечера только засыпали. Сегодня у меня дети засыпают вовремя и без помощи таблеток.

– Ваша бывшая супруга утверждает, что вы регулярно и надолго пропадали, изменяли, били ее.

– Ага, изменял, с очередным проектом на работе. Да, были моменты, когда я прямо говорил, что переночую в офисе, ибо не успеваю, или не хочу накалять домашнюю обстановку.

Но в любой конфликтной ситуации, максимум, что я себе позволил – громко хлопнуть дверью. И то, это было один раз – он же и последний.

Кстати, по поводу "избиений": однажды, когда мы уже жили отдельно, я приехал гулять с детьми, и увидел синяки у нее на руках. Естественно, я спросил, не бьет ли ее Андрей, но она ответила, что это дети покусали. А потом я узнал, что она регулярно направляет в Оболонское отделении полиции заявления о "якобы" избиениях, хотя в дни, которые она указывала, меня физически даже на Оболони не было. Да и странно выходит, если муж якобы бьет, то почему она продолжает гулять с ним и детьми, ездить по паркам и т.д.?

– Кто первый предложил разойтись?

– 5 февраля мы еще праздновали День рождения дочки, а 6 или 7, после очередного скандала, я не выдержал и ушел. Я ожидал, что она поймет, что переборщила и мы сможем наконец поговорить и совместно найти возможность все исправить. Но, видимо у Маши и Андрея Кунавина уже были другие планы на их жизнь, и на наше с Марией имущество.

Дмитрий Холоденко: Мои дети были нужны аферистам, чтобы иметь инструмент влияния на меня

На фото Андрей Кунавин и Мария Холоденко (из личного архива)

Ей было плевать на мой уход, она строила жизнь с другим мужчиной и не стеснялась об этом говорить, пребывая венчаной. И об этом не знал ни я, ни жена Андрея. Частично это потом подтвердили и водители самого Андрея.

– Вы не пробовали поговорить с Андреем?

– Попробовал. Но он натравил на меня своих бандитов.

– А как реагировала его жена, Лиля?

– Я назначил ей однажды встречу, но туда приехал Кунавин с бандитами. Насколько я знаю, она узнала всю истину об его отношениях с Марией и их совместных планах только после ареста Кунавина.

– Вы общались с детьми, пока они жили с мамой?

– Дети не жили с мамой. Их мама гуляла с Андреем Кунавиным, а они жили или с дедушкой, или засыпали от таблеток, чтобы не мешать маме.

Несколько раз я пробовал пообщаться, увидеться. Часто это заканчивалось угрозами со стороны Андрея Кунавина или Машиными разговорами про "дать денег". 5-го мая, когда я приехал на Оболонь, Маша закатила скандал, после чего позвонила Кунавину и он приехал со своими бандитами. Возникала ситуация, что ездить на Оболонь стало рискованно для детей.

Я говорил: родительские права одинаковые, дай мне провести время с детьми. На что она мне отвечала: "Димочка, будет им 14 – они решат с кем им лучше, а пока они маленькие, буду решать я". Она решила, что она главная, а если что, натравливала Андрея и его бандитское окружение на меня, повторюсь будучи в браке и венчаной.

– Т.е. получив очередную угрозу от Андрея, вы даже не удивились?

– Я уже адаптировался, да. Мне сам же Андрей рассказывал, что сидел в тюрьме. Вторая судимость у него была за мошенничество, и Маше я говорил, что он может ее "развести" на недвижимость. Она говорила, что разбирается в людях, но думаю Маша ему была не нужна, конечная цель его была финансовая.

Жаль, что Маша не поняла, что "слила" нашу семью и совместную жизнь в угоду бандиту и аферисту, хотя я неоднократно пытался достучатся до нее и её родителей.

– В какой момент вы решили, что детей надо забирать?

– Во-первых, я узнал от знакомых, что дети постоянно с тестем, а Маша с Андреем ходит на съемную квартиру. Мне рассказали, что дети были с пожелтевшими зубами, засыпали в полпервого ночи. Меня в то время к ним уже вообще не подпускали.

Я понял, что дети ей уже не нужны и она "забила" на них. Тогда я принял решение, что их надо спасать ради их самих.

– Как это происходило?

– Все произошло достаточно спонтанно. Мы собирались ехать в парк и по дороге заехали к нам в дом. Маша закатила очередную неадекватную истерику. Чтобы дети этого не видели, я уехал с детьми гулять сам. И когда ехали в парк, дочь меня спросила, почему мама говорит, что папа злой, если ты добрый, и второе - почему дядя Андрей спит с мамой в одной кровати. Вот тогда я понял, что так уже точно продолжаться не может, и что детей я жить в бандитский приют не отдам.

Теоретически я мог пойти на ее требования, и согласовать денежную таксу, за которую она соглашалась продавать право прогулок. Но это было бы нечестно по отношению к детям.

– И с этого момента все началось?

– Да, они с Андреем угрожали мне и моим родственникам. Звонили ночами с угрозами и ругательствами. Когда при очередном звонке моя бабушка сказала "что ты меня третируешь", на что Маша ей очень хамски и с ругательствами ответила. Потом она скажет, что наговорила это все на эмоциях, но нельзя себя так ни в каких ситуациях вести с человеком 79 лет.

– Вас обвиняют в том, что вы именно украли детей и не даете матери ни видеться, ни общаться с детьми.

– Как можно украсть собственных детей? Я их законный отец! У кого я их украл? У матери, которой до них не было дела? Максимум заботы – перед уходом напичкать их таблетками, чтобы не капризничали и спали?

Мои дети были нужны этим аферистам, чтобы иметь инструмент влияния на меня. Она даже съездила в Одессу, где, как мне известно, за деньги сфабриковала дело против меня по 146 статье. Хотя причем тут Одесса? Хотела таким способом оказать давление на меня.

По дороге с Одессы Андрея задержало СБУ, тоже своя ирония. Маша была с ним, и вдруг, когда Андрея не стало она открестилась от него и вспомнила резко про детей, даже фотографии пошловатые с Instagram удалила, чтобы создать образ супер-матери. Но те, кто за ней давно следят, думаю, это заметили. Это смешно.

– За что задержан Андрей?

– По информации из СМИ за терроризм и курирование разведки ДНР. Там какая-то связь с Кремлем, я глубоко не вникал. Меня, кстати, особо умиляет, как женская половина населения с проукраинскими аватарками, поддерживают Машу. Какая-то политика двойных стандартов.

– Как себя чувствуют дети? Где они?

– Дети со мной. Мы все вместе отлично живем в доме, который я специально для своей семьи строил, пока Маша гуляла. С детьми работают люди с педагогическим и психологическим образованием. Мы много играем, проводим вместе время.

За это время дети стали гораздо спокойнее и дружнее. Восстановился режим сна, отдыха, питания. Марк, наконец, набрал вес, а Мия, наоборот, немного похудела. Занимаются с преподавателями, сейчас по удаленке, потому что у них ветрянка, делают успехи в английском.

Дмитрий Холоденко: Мои дети были нужны аферистам, чтобы иметь инструмент влияния на меня

Мия и Марк гуляют во дворе дома (из личного архива)

– Все вещи, игрушки детей остались в прежнем доме? Они не скучают по этому всему?

– Я знаю каждую игрушку, с которой играли и играют мои дети. У Мии уже отличный набор Барби и большая коллекция кукол-LOL, а Марк просит купить американского ламантина. С Барби проще – что понравилось, то и купили. С LOLиками сложнее – много повторяющихся, приходится иногда искать варианты обмена.

Если у Маши остались обрывочные воспоминания, что Марк когда-то играл 5 минут с динозавриком и выбросил, то пусть хотя бы не позорится.

Но, в любом случае, я не собираюсь лишать наших детей матери. Хоть и считаю, что справлюсь с воспитанием детей, в части обеспечения их развития и становления, намного лучше, чем она – она уже показала, что не в состоянии обеспечить им базовый необходимый для жизни и здоровья уход, не говоря уже о развитии.

– Сейчас вы препятствуете общению Марии с детьми?

– Марии хорошо известно, почему на данный момент она не может увидеться с детьми − у детей ветрянка и они на карантине, а Маша беременна. И я знаю, что она не болела ветрянкой. Я берегу здоровье ее и ребенка, которого она носит. А по телефону или видео-связи Маша не хочет с детьми говорить. Наверное, чтобы писать потом в Instagram слезные постики.

– Так, у вас будет третий ребенок?

– Нет, этот ребенок не от меня, от кого думаю догадаться не сложно. Маша должна была стать крестной четвертого ребенка Андрея и Лили, а вместо этого забеременела от Андрея сама, точно утверждать не буду. Поэтому, она должна быть благодарна, что отец занимается детьми, что дает ей возможность спокойно заниматься своей беременностью и новой жизнью.

– Что знают дети об этой ситуации, они спрашивают, где мама?

Нет, и в начале меня это даже пугало. Я даже с психологом говорил о минимизации травмы, но они спросили раза четыре. Вспоминали про дедушку, - он занимался детьми, про кота, которого Андрей подарил, про маму реже.

– Когда Маша последний раз общалась с детьми?

– Последние 4 месяца она отказывается говорить с детьми по телефону или видео. Судя по ее Instagram, ей нужна легенда, что я плохой. И, видимо, у нее какая-то юридическая линия построена, и она боится, что, если я дам поговорить и где-то это зафиксируют, то легенда разрушится.

Ей больше нравится вырвать кусок переписки из контекста, выставить в Instagram, чтобы другие девушки, которые меня не знают, пришли и облили меня грязью. Я не вижу у нее никаких попыток наладить диалог, именно ради детей. По моему мнению, ей нравится образ несчастной матери и мужа-деспота.

– Как планируете разрешать ситуацию?

– Через суд, как все цивилизованные люди. Я не против, чтобы она участвовала в жизни детей. Но, в формате, который соответствует именно интересам детей, а не ее личным интересам. Я считаю, что интересы детей выше и моих, и ее желаний.

– Цивилизованные люди не угрожают бывшим женам расправой. Мария утверждает, что вы ей постоянно угрожаете.

– К сожалению, Маша не понимает, что, возможно, существует третья сторона, которой выгодно демонизировать меня в глазах общества и самой Маши. Я никогда не собирался и не собираюсь причинять какого-либо вреда матери наших детей. Повторюсь: что бы ни произошло между нами, мы остаемся родителями двух чудесных детей.

– Эта история отразилась как-то в вашем кругу общения? В наше время можно не волноваться о некоторых репутационных моментах из прошлого?

– К счастью, всем, кто меня знает, известно, что на самом деле произошло. Поэтому дискомфорта, как такового уже нет. Детям сейчас три и четыре года. Со временем все забудется.

Дмитрий Холоденко: Мои дети были нужны аферистам, чтобы иметь инструмент влияния на меня

Плохо то, что Маша не может понять, что я, как отец и она, как мать — это навсегда и нужен адекватный диалог, а это — когда обе стороны довольны, и когда детям хорошо в понимании обоих родителей. А Маша говорит, что дети ее, дом ее, все ее, а так в жизни не бывает.

Сегодня, по-настоящему ее – это только ребенок, которым она беременна. Своими руками или мозгами Маша не заработала даже на одну чашку кофе. Несмотря на всю доброту, сострадание и теплые воспоминания о прошлой семейной жизни – я ее больше не обязан содержать, и не хочу этого делать. Даже тестю бывшему готов помогать, но не ей. Тесть очень много занимался детьми, пока Маша гуляла и разбивала чужие семьи с детьми.

– Ваш прогноз, чем все закончится?

– Моя конечная цель – благополучие и безопасность детей. Для Маши и ее партнеров из общественных организаций, судя по всему, это попытка за счет детей получить какие-то материальные блага, попутно обливая меня грязью. Но они никто по отношению к нашим с Машей детям.

Когда она поймет, что поливать отца детей грязью с незнакомыми людьми – не хорошо, извинится и расскажет правду, – тогда я пойму, что можно строить адекватный диалог. А пока я у неё вижу только пиар на собственных детях.

Если бы человек реально думал про детей, то уже бы триста раз со мной договорился и не выносил бы это на публичную плоскость, а так это наводит на мысль о другой цели, которая преследуется такими средствами.

– Вы хотите в суде отстоять полную опеку? Традиционно, в Украине суд становится на сторону женщины.

– Времена изменились. Раньше так было. Но общество у нас в некоторой мере архаичное и живет постсоветскими установками. В данной ситуации – мы как родители абсолютно равны. Причем во всем. Закон не ставит приоритет исходя только из пола, в отличие от общества. Особенно мне нравится читать соцсети.

– Не боитесь?

– Знаете, постоянный поток угроз и шантажа со стороны окружения Маши, постоянный поток лживых истерик – меня это все закалило. Нет, я уже устал бояться, и не отступлю во имя детей и их будущего.

Читайте РБК-Украина в Google News

On Top
Продолжая просматривать RBC.UA Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности, Правилами пользования сайтом и согласны с использованием файлов cookie. Ознакомиться
Соглашаюсь