Заложники рейтингов: как соцопросы влияют на результаты президентских выборов

Заложники рейтингов: как соцопросы влияют на результаты президентских выборов
Украинцы склонны доверять результатам социологических исследований (Виталий Носач, РБК-Украина)

Владимир Зеленский в начале года неожиданно для многих выбился в лидеры президентских рейтингов. Шоумен отобрал у Юлии Тимошенко первую строчку в социологических опросах и обогнал в них действующего президента Петра Порошенко. В середине февраля социологи подтвердили первенство Зеленского. Вместе с тем, как показывают результаты большинства опросов, Порошенко в феврале по уровню электоральных симпатий обошел Тимошенко, улучшив свои шансы на выход во второй тур. Но разрыв между двумя политиками пока не настолько существенный, чтобы говорить об очевидном преимуществе одного из них. Насколько реалистичны цифры в соцопросах и не являются ли предвыборные рейтинги инструментом манипуляции общественным мнением – в материале РБК-Украина.

В начале года, после того как шоумен и руководитель "Студии Квартал 95" Владимир Зеленский заявил о своем участии в президентских выборах, его рейтинг начал стремительно расти. За это время заметно выросла поддержка и действующего главы государства Петра Порошенко, который официально одним из последних включился в предвыборную гонку.

Юлия Тимошенко, стабильно удерживающая лидерство в социальных опросах в течение прошлого года, опустилась на третье место, показали соцопросы в начале года. Исследования, обнародованные в конце февраля, только подтвердили этот тренд.

Перетасовка лидеров президентского забега дала почву для споров о том, насколько соцопросы отражают реальные электоральные настроения и не являются ли они уловками штабов кандидатов.

Соцопросы и респонденты: кто на кого больше влияет

Процент тех, кто верит результатам соцопросов, достаточно высокий. Из опроса, проведенного Киевским международным институтом социологии (КМИС) в октябре прошлого года, следует, что 43% опрошенных доверяют данным социологических организаций, которые давно работают. Вместе с тем, 20% не доверяют.

Влияют ли результаты соцопросов на электоральные предпочтения украинцев? Если люди видят в результатах соцопросов, что у их кандидата нет никаких шансов на выход во второй тур, они не хотят отдавать за него свой голос, говорит генеральный директор КМИС Владимир Паниотто. Причем во время парламентских выборов социологические рейтинги оказывают такое же влияния на избирателей, уточнил он.

"В 2012 году Наталья Королевская подала в суд на нас и на центр "Демократические инициативы", – вспоминает Паниотто. – По нашим данным, у ее партии "Украина – Вперед!" должно было быть два процента (по факту партия набрала меньше 2%, - ред.). Поэтому она обратилась к каким-то пиар-агентствам, те сделали вид, что они якобы провели свое исследование и напечатали данные, что у нее семь процентов. И на этом основании она подала в суд. Позже она забрала свое заявление, приезжала к нам и объясняла, что так ей посоветовали сделать ее технологи, чтобы как-либо нивелировать наши результаты".

Чтобы голос не потерялся даром, избиратели предпочитают голосовать за партию, которая как минимум близка к избирательному барьеру, подтверждает тенденцию директор Фонда "Демократические инициативы" им. Илька Кучерива Ирина Бекешкина.

"Пример – результат "Самопомочи" на парламентских выборах 2014 года. Долгое время у нее были низкие рейтинги, а потом внезапно они просто взлетели. Потому что она перешла первый избирательный барьер в пять процентов. И люди посмотрели, что за нее можно голосовать. Такое в 2012 году было и с результатом "Свободы" – сначала они еле подходили к барьеру, а потом получили более десяти процентов", – пояснила РБК-Украина социолог.

В то же время высокие рейтинги в соцопросах могут изменить мнение избирателей как в пользу того или иного кандидата или партии, так и сыграть против. Мнение о том, что чем выше рейтинг политика или политической силы, тем для них лучше, Владимир Паниотто называет "иллюзией". Иногда высокий показатель в опросе может демотивировать электорат, уверяет он.

"В 2004 году мы проводили исследования, которые показывали, что у Януковича длительное время был рейтинг выше, чем у Ющенко. Эти показатели привели к тому, что на выборы пришло меньше сторонников Януковича, чем ожидалось и чем они об этом заявляли. Тогда как сторонники Ющенко, у которого была сомнительная ситуация, более активно приняли участие в выборах", – напомнил Паниотто.

Подобная ситуация наблюдалась и во время парламентской кампании 2014 года, когда часть сторонников "Блока Петра Порошенко" ввиду его высоких рейтингов переметнулась к "Народному фронту", отметила Ирина Бекешкина. Причем в этом случае данные исследований показали самое большое расхождение c итогами голосования за всю историю проведения в Украине предвыборных соцопросов.

Исследование группы "Рейтинг", проведенное в 2014 году почти за три недели до выборов, демонстрировало поддержку "Народного фронта" на уровне 8,9%, тогда как БПП набирал 33,5% среди тех, кто намерен участвовать в голосовании и определился со своим выбором. Соцопрос КМИС и института "Демократические инициативы" за две недели до выборов показал, что НФ поддерживало 10,8% респондентов из числа определившихся, а БПП - 30,4%. Но по итогу голосования результаты распределились иначе – НФ набрал 22,14%, БПП – 21,82%.

"Как показали соцопросы, люди хотели, чтобы Арсений Яценюк оставался премьер-министром. Поэтому они решили, что раз уже есть избранный ими президент – Петр Порошенко, теперь нужно проголосовать за "Народный фронт", чтобы Яценюк был премьер-министром. Ведь электорат БПП и НФ очень близок. Те, кто сначала думал голосовать за БПП, посчитали, что БПП уже и так свое получает, поэтому решили голосовать за НФ и Яценюка", - поясняет Ирина Бекешкина.

Директор социологической группы "Рейтинг" Алексей Антипович, напротив, считает, что влияние социологии на результаты выборов весьма незначительное и сами политики преувеличивают ее роль. Но, вместе с тем, социология может повлиять на выбор некоторых колеблющихся избирателей, уверен Антипович.

"Это инструмент для анализа ситуации и потенциала кандидатов, каких-то возможных моделирований с точки зрения перетекания голосов, – говорит РБК-Украина социолог. – Но нет прямого влияния социологии на итоги выборов. Это инструмент, а не политтехнологическое оружие. Социология всегда показывает тренды – кто растет, а кто снижается, предварительные показатели, которые уже уточняются самими результатами выборов".

Когда проценты дают сбой

Социологические исследования, разумеется, не равносильны самому голосованию. Опросы могут измерить мнения избирателей в определенный период времени, но не спрогнозировать их поведение. К тому же всегда есть часть неопределившихся, которая решает за кого голосовать буквально в день выборов. Это также может перекроить рейтинговые расклады. Поэтому сами социологи настаивают, что некорректно называть соцопросы прогнозом результата выборов.

"Социологические измерения – это как моментальная фотография в момент измерения. Это не прогноз. Да, социология важна. Но никто не может ручаться за то, что так и будет потом. Не факт, что социология не изменится. Может меняться в два, а то и в десять раз. Правда, радикально меняется достаточно редко", – утверждает Ирина Бекешкина.

Нужно признать: последние соцопросы перед выборами и результаты самих выборов в предыдущие годы особых сбоев не давали. По крайней мере, авторитетные социологические центры в большинстве случаев давали точный расклад рейтинговых позиций кандидатов и партий, хоть и с небольшими погрешностями в процентах. Но были и исключения.

Время от времени у социологов случаются расхождения между результатом последнего соцопроса и итоговыми данными от ЦИК, причем очень существенные, признает Владимир Паниотто. Эти ошибки, как правило, происходят по двум причинам. Первая – события, которые случаются накануне выборов, например, появление какого-то существенного компромата, объясняет Паниотто. Но самые большие проблемы у социологов возникали именно из-за большой динамики рейтингов – когда рейтинг того или иного политика или партии нестабильный и все время растет или же падает, а также из-за ранее существовавшего запрета на обнародование данных соцопросов позже чем за две недели до выборов.

"Все исследования завершали за три недели до выборов. А исследование длится 10-15 дней, то есть данные начинают собирать за месяц до выборов и заканчивают за три недели. А за эти три недели происходят разные события", - объясняет Паниотто.

Другими словами, между опросом и днем голосования оставался значительный временный зазор. Если учесть интенсивную динамику рейтинга того или иного кандидата в президенты или политической силы, то за эти несколько недель их рейтинг может существенно вырасти или обрушиться, а социологи это не зафиксируют. Именно этот временной отрезок и активный рост стали причиной, почему показатели НФ на участках заметно отличались от данных социологов, полагает Алексей Антипович.

"Рейтинг НФ начал расти за месяц до выборов, и закончил свой рост буквально в день выборов. Социология, которая была сделана за месяц до выборов, за две недели до выборов, конечно же, не могла отобразить весь рейтинг "Народного фронта". Хотя исследования, проведенные хотя бы за семь-шесть дней до выборов, уже это показывали", - говорит Антипович.

Неточности соцопросов социологи объясняют еще и тем, что люди не всегда хотят честно отвечать на вопросы. Это зачастую выливается в так называемый скрытый электорат или эффект социально одобряемого ответа.

"Бывает так, что кандидата все время критикуют, и люди не хотят говорить о том, что будут голосовать за такого кандидата", - разъясняет Паниотто. Скрытый электорат может быть у всех участников текущей президентской гонки, подчеркивает он. "Часть людей не хочет сказать, что проголосует за власть, и потому у Порошенко также может быть скрытый электорат. Когда о Зеленском говорят как о клоуне и так далее, то часть может не признаваться, что поддержит Зеленского. И критика Тимошенко - что она сдаст Украину Путину и тому подобное - также может стать причиной того, что у нее окажется скрытый электорат", - рассуждает социолог.

Желание респондентов скрыть свой реальный выбор может стать причиной разрывов между социологией и фактом, а также сопровождаться таким явлением как "спираль молчания" или "эффектом Элизабет Ноэль" (известный немецкий социолог и политолог, - ред.). По словам Паниотто, этот эффект проявляется следующим образом: когда есть давление общественного мнения, а большинство выступает за какого-то определенного кандидата, то респонденты не хотят говорить о том, что они будут голосовать за непопулярного кандидата. К примеру, во время социсследований КМИС Виктор Янукович всегда получал на Западе Украины меньше, чем в день голосования, отмечает Паниотто. А Юлия Тимошенко, наоборот, на Востоке Украины получила на выборах больше, чем демонстрировали исследования.

"Часть людей, понимая, что большинство в их местности будет голосовать за другого, не хотели говорить о том, что будут голосовать за непопулярного в их местности кандидата - Тимошенко или же Януковича. Поэтому иногда мы проводим исследования, так же как и во время экзит-поллов, при помощи ящиков, куда респонденты бросают свои ответы. И тогда ответы несколько отличаются", - говорит Паниотто.

Инертная молодежь

Еще одна причина, почему предвыборная социология может дать сбой – инертность молодежи во время выборов. Именно фактор молодежи повлиял на то, что на парламентских выборах 2012 года партия УДАР получила на несколько процентов меньше, чем ей указывали исследования за месяц до выборов. Тогда КМИС фиксировал поддержку УДАРа на уровне 19,1% среди тех, кто определился, компания Socis – 19,5%, а группа "Рейтинг" – 17,9% среди тех, кто примет участие в голосовании, но пока не определились со своим выбором. В результате УДАР набрал 13,97% и занял третье место.

Измерения в ходе кампании показывали, что у УДАРа и "Батькивщины", которая на выборах 2012 года опередила УДАР на 11,5%, примерно равные проценты, отмечает Ирина Бекешкина. "Еще тогда я говорила, что на самом деле это разные проценты, потому что у УДАРа – это молодежь, а у "Батькивщины" – это старшее поколение. Думаю, и у Зеленского столько не будет, сколько сейчас демонстрирует социология. Потому что молодежь гораздо меньше ходит на выборы. Именно поэтому УДАР получил тогда меньше на выборах. Молодежь часто живет не по месту регистрации. А когда приходит интервьюер, он ведь не спрашивает, прописан ли респондент здесь или нет", - объясняет Бекешкина.

Молодежь более пассивна и менее ответственна в ходе избирательного процесса, соглашается Паниотто: "Они могут сказать, что они придут на выборы, а потом у них окажутся свои дела, свою роль сыграет проживание не по месту регистрации. Ведь для них гораздо больше усилий требуется, чтобы прийти на избирательный участок и проголосовать – им нужно ехать туда, где они зарегистрированы. И в итоге они не приходят".

Пассивность молодежи в ходе этой избирательной кампании действительно может отразиться на реальных показателях Владимира Зеленского в день выборов, подтверждает Паниотто. "Хотя, возможно, команда Зеленского – "медийщики", люди, которые понимают толк в рекламе – сможет провести некую специальную кампанию и обеспечить явку молодежи", – допускает социолог.

Самый точный замер рейтингов кандидатов социологи смогут опубликовать за три дня до выборов. Ведь, согласно закону о выборах президента, в стране запрещается обнародовать данные соцопросов позже чем за два дня до выборов, отмечает Алексей Антипович. По его оценке, для проведения последнего перед первым туром опроса потребуется минимум семь дней.

"Если есть исследование, которое проводилось в течение десяти дней и завершилось за два дня до голосования, тогда уже можно сказать, что они должны быть достаточно близки к результатам выборов. Грубо говоря, они не должны отличаться больше чем на пять процентов", – заключил Владимир Паниотто.

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь