ua ru

Почему суды отпускают коллаборантов под залог и что с этим делать

Почему суды отпускают коллаборантов под залог и что с этим делать Украинские суды отпускают вероятных предателей под залог (фото: Getty Images)

Украинские силовики регулярно задерживают пособников России. Большинство из них ожидает приговора за решеткой, однако есть и те, кого выпускают под залог. Почему подозреваемые в сговоре с врагом выходят на свободу и что с этим можно сделать – ниже в материале РБК-Украина.

С начала полномасштабного вторжения России силовики регулярно отчитываются о задержании тех, кто активно ждет "освободителей" или способствует врагу. Публика в этом случае достаточно разношерстная – это и чиновники, и депутаты, и силовики, которым оккупанты пообещали деньги или должность "при новой власти". А бывают и рядовые граждане.

Коллаборанты в основном передают информацию. Они "сливают" местоположение техники ВСУ и самих военнослужащих, отслеживают перемещение эшелонов, сдают оккупантам участников АТО и проукраинских активистов, а также участвуют в информационных диверсиях – распространяя пропагандистские нарративы.

В Украине с 24 февраля силовики поймали уже около 1600 предполагаемых коллаборантов и предателей. Тысяча из них сейчас под следствием. Чаще суды отправляют таких подозреваемых в СИЗО, но в некоторых случаях освобождают под залог, несмотря на тяжесть статей, которые им вменяют.

К примеру, в Киевской области СБУ задержала бывшего директора частной школы Аллу Душкину. Женщина сотрудничала с оккупантами якобы взамен на должность "министра образования". Теперь ей грозит до 15 лет заключения, но, пока идет следствие, она на свободе. Суд определил ей залог в 500 тысяч, и она его внесла.

В Николаеве задержали Юрия Арбатского – через канал в Telegram он передавал россиянам интересующую их информацию. СБУ подозревает его в шпионаже, ему также грозит 15 лет лишения свободы. В суде Арбатский жаловался на то, что его дочь вынуждена учиться в школе на украинском, а не на русском языке, при этом каялся. В этом случае суд посчитал залог в 880 тысяч гривен достаточной мерой пресечения.

Во время полномасштабной войны, ожидаемо, обострилась дискуссия: уместен ли в принципе залог для тех, чья помощь врагу помогла разрушить чей-то дом или, еще хуже, отняла жизнь. Точку в этом вопросе должна поставить Верховная рада.

Гуманная альтернатива

Залог дает возможность подозреваемому не сидеть в СИЗО, пока идет следствие. В судебной практике цивилизованных стран эта мера считается гуманной альтернативой заключению под стражу. Суд определяет сумму залога, исходя из финансового положения человека. Его размер должен быть ощутимым, чтобы мотивировать подозреваемого выполнять наложенные на него судом обязательства.

Раньше в Украине были беззалоговые статьи, в них входила и госизмена, и терроризм. Но в 2019 году в Конституционный Суд обратились активисты, включая небезызвестную Надежду Савченко. Они потребовали отменить подобную норму и дать возможность выходить под залог кому угодно. Примечательно, что в то время и сама Савченко была подозреваемой в деле о подготовке теракта.

Почему суды отпускают коллаборантов под залог и что с этим делатьСавченко добилась возвращения залога (фото: Виталий Носач / РБК-Украина)

КСУ принял эту жалобу, рассмотрел ее и постановил – залог всегда должен оставаться альтернативной мерой пресечения. Член правового комитета Верховной рады Юлия Яцык объяснила РБК-Украина, что это решение базируется на нормах Европейского суда по правам человека.

"ЕСПЧ дал заключение, что эта норма (статьи без залога – ред.) не соответствует Конвенции о защите прав человека. Мера пресечения избирается индивидуально в каждом конкретном случае и должна быть выбрана из двух возможных вариантов", – отметила нардеп.

Но в то время, когда развивались эти события, в Украине не шла полномасштабная война. После введения военного положения, согласно международному праву, страна может ограничивать права и свободы граждан для защиты безопасности населения и интересов государства. Полный перечень таких ограничений отмечен в соответствующем указе президента.

В украинском уголовном кодексе есть ряд статей, которые так или иначе описывают сотрудничество с врагом. С начала войны народные депутаты криминализировали статью за коллаборационизм, оправдание или отрицание вооруженной агрессии. Помимо этого, есть статьи за государственную измену и шпионаж. Самый большой срок за решеткой для предателя – 15 лет.

В каждом конкретном случае следствие определяет признаки, которые позволяют разграничить на первый взгляд схожие преступления. Обращают внимание прежде всего на то, какой была конечная цель злоумышленника и кто именно совершил преступление. Для чиновника в ряде случаев ответственность будет серьезнее, чем для рядового гражданина.

"Для примера к таким уголовным правонарушениям относятся действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или захват государственной власти, посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины и другие", – объяснил изданию спикер СБУ Артем Дехтяренко.

Пока идет следствие подозреваемому выбирают меру пресечения. У суда на это есть 72 часа. Судья в основном исходит из рисков, когда думает – посадить человека в СИЗО или выпустить под залог. Риски – это побег, давление на свидетелей или попытка уничтожить доказательства.

"Не все доказательства изымаются при задержании человека. Многие доказательства изымаются при проведении дальнейших следственных действий. Если его выпустить, а орган дознания еще не обнаружил всю доказательную базу, то, конечно, это будет риском для эффективного досудебного расследования", – говорит Яцык.

Почему суды отпускают коллаборантов под залог и что с этим делатьСБУ находит и задерживает предателей (фото: ssu.gov.ua)

В Службе безопасности Украины в этом вопросе также однозначны. Риски есть и они велики.

"Лицо, обоснованно подозреваемое в государственной измене или коллаборационной деятельности, имеет возможность воспользоваться помощью своих иностранных кураторов и скрываться на оккупированных территориях или территории страны-агрессора. Эти риски, а также опасность продления подозреваемым своей преступной деятельности, наиболее чувствительны для следователя", – говорит Дехтяренко.

Слово за Радой

Примечательно то, что на данный момент судья имеет право вообще не определять сумму залога, когда речь идет о статьях за коллаборационизм, госизмену, шпионаж и другие виды предательства. Такие изменения в Уголовном процессуальном кодексе появились в апреле 2022 года.

Конечно, меру пресечения предлагает прокурор. Он как государственный обвинитель заинтересован в том, чтобы минимизировать риски. Но окончательное слово все равно за судьей, объяснил еще один член правового комитета парламента Владлен Неклюдов. При этом, по его мнению, залог для предателей назначать нельзя.

"Судьи могут на свое усмотрение принимать решение. Я вижу риск в том, что коллаборанты могут продолжить свою деятельность. Страшно, когда человек продает интересы родины. Он никогда не исправится, я не верю в то, что коллаборант исправится", – уточнил нардеп.

В СБУ также говорят о том, что мера пресечения – это прерогатива судьи, но с моральной точки зрения предатель должен получать справедливое наказание.

“В демократическом государстве попытки повлиять на решения суда недопустимы. Что же касается морального аспекта этого вопроса, то, конечно, Служба надеется и работает над тем, чтобы лицо, совершившее тяжкое или особо тяжкое преступление, получило справедливое наказание”, – сказал Дехтяренко.

Кроме того, у судей есть еще одна опция – они могут сами назначать сумму залога. Самый большой залог за особо тяжкое преступление – это триста прожиточных минимумов (чуть больше 700 тысяч гривен). Но в исключительных случаях судья может установить залог больше. В каких? Решать опять же судье.

Почему суды отпускают коллаборантов под залог и что с этим делатьРада хочет отменить залог для предполагаемых предателей (фото: Виталий Носач / РБК-Украина)

Недавний пример: в Черкассах силовики задержали местного депутата Александра Замирайло. Он называл происходящее в Украине гражданской войной, желал смерти украинским воинам и готовился стать гауляйтером области. Суд определил ему залог – 200 тысяч, который он сразу же внес. После этого у него состоялась своеобразная "встреча с избирателями". На видео, которое они записали, депутат с разбитым носом стоит на колене и извиняется перед ВСУ.

Пока Замирайло общался с местными жителями, прокуратура обратилась в апелляцию с требованием увеличить залог до 1 миллиона гривен. На этот раз судья с аргументами обвинения согласился. Но сам по себе инцидент снова поднял вопрос о том, следует ли применять залог к подозреваемым в сотрудничестве с оккупантами.

В Верховной раде уже изучают варианты, как лишить суды такой опции. Нардепы могут собрать все статьи о предательстве и запретить в таких делах меру пресечения в качестве залога. По словам Яцык, это уже активно обсуждается в правовом комитете.

"На сегодня мы в комитете рассматриваем возможность внесения этого законопроекта, который реанимирует ограничение по преступлениям против государства. Содержание под стражей – единственная возможная мера пресечения", – говорит нардеп.

При этом депутат надеется, что при вынесении этого законопроекта на голосование в сессионный зал, проблем не будет. Ее коллега Неклюдов настроен менее оптимистично – он считает, что некоторые депутаты будут пытаться затормозить процесс.

"Все возможно. Не все депутаты достигают консенсуса. Просто одна партия может сказать, что она против. И опять мы выходим в поле обсуждения. Обычно собирают руководителей фракций, обсуждают эти вопросы и ищут консенсус", – уточнил Неклюдов.

Хотя бы приблизительную дату, когда Верховная рада может всерьез взяться за ужесточение меры пресечения для подозреваемых в предательстве, собеседники РБК-Украина в профильном комитете назвать не смогли. В то же время суды продолжают, хоть и редко, но выпускать коллаборантов. Без каких-либо гарантий, что на воле эти люди не продолжат помогать агрессору.