ua ru

Глава "Энергоатома" Петр Котин: Оккупанты не подключат Запорожскую АЭС к России

Глава "Энергоатома" Петр Котин: Оккупанты не подключат Запорожскую АЭС к России Президент "Энергоатома" Петр Котин (фото: energoatom.com.ua)

О ситуации на Запорожской АЭС, возможности подключения станции к энергосистеме России и вероятности приезда на ЗАЭС миссии МАГАТЭ – в интервью РБК-Украина рассказал президент НАЭК "Энергоатом" Петр Котин.

– Петр Борисович, на сегодняшний день кто управляет и контролирует Запорожскую АЭС?

– Украинский персонал и мы – "Энергоатом" – контролируем работу станции, ее эксплуатацию и ядерную и радиационную безопасность. Русские захватчики контролируют территорию станции, физическую безопасность станции. То есть полностью периметр станции.

На территории станции порядка 500 солдат. Они захватили подвалы для укрытия персонала на случай аварии и выброса радиоактивных веществ. Там находятся солдаты и персонал "Росатома" – около 15 человек. Трудно сказать точно, сколько их там, поскольку мы не контролируем их заход и выход. По тому, как мы видим – там их постоянно 10-15 человек, и периодически они меняются.

Эти люди находятся там как советники военного персонала, который захватил станцию. Они отслеживают, что делает украинский персонал и говорят военным, все ли идет нормально или ненормально, что можно разрушать, что нельзя.

Все наши распоряжения станция выполняет, но все согласовывается с военными, а они консультируются с представителями "Росатома". Так что люди "Росатома" там как "мониторинговая миссия".

– Известно ли о фактах применения силы к сотрудникам ЗАЭС? Есть ли с ними стабильная связь?

– У нас связь с руководителем станции и начальником смены. Около 100 человек на сегодня были схвачены захватчиками – ОМОНом и ФСБ, который присутствует в Энергодаре. Один был забит до смерти – Андрей Гончарук – наш водолаз, он умер в больнице от побоев. Сергей Швец – работник ремонтного подразделения, к нему пришли домой и расстреляли автоматной очередью. Пять пуль вошло в тело, три навылет. Чудом он остался жив и сейчас уже на ногах. Это было два месяца назад.

Пять человек мы не знаем где находятся вообще – их забрали, и о них нет никакой информации. Это я говорю только о персонале станции, по Энергодару ситуация еще хуже. Постоянно над ними издеваются, избивают. Там установилась практика забирать людей и потом у родственников просить 50 тысяч гривен выкупа.

– Как вы думаете, почему активизировались обстрелы станции?

– Россияне давно носились с идеей переключения ЗАЭС на Крым. Для этого надо полностью отключить станцию от украинской энергосистемы и переключить на линии, которые соединяют Крым – это подстанция в Джанкое, с Каховской станцией, а уже она соединяется с Запорожской станцией. Для этого необходимо отключить весь оккупированный юг. И тогда они смогут это сделать при условии, что ЗАЭС будет отключена от украинской энергосистемы.

– А для чего им юг отключать?

– Потому что украинская и российская энергосистемы не совпадают по частоте – мы же перед войной отключились от России и 17 марта подключились к европейской энергосистеме. Хотя частота одинаковая – 50 герц, но системы не синхронизированы. То есть пики максимума тока и напряжения могут быть в противофазе, и вы не можете в этом случае просто взять и подключить, будет авария.

Частота если и совпадает, то все равно нужна специальная синхронизация. Если ее нет, вы можете отключить полностью одну сторону и потом постепенно подключать ее от своего источника.

Они (россяине, - ред.) передали на ЗАЕС специальную программу переключений для подачи напряжения для нужд ЗАЕС от подстанции 330 кВ Джанкой. Она необходима инженерам – электрикам для проведения соответствующих работ и в ней это все написано. Они отключают полностью Запорожскую станцию от украинской энергосистемы и весь юг, а потом постепенно от Джанкоя начинают запитывать все обратно уже на российской частоте – до Каховки и потом до ЗАЕС.

Потом Запорожскую станцию можно запускать, и ее уже будет невозможно включить в украинскую энергосистему, поскольку она будет на российской частоте. И предусловием выполнения этой программы – там так прямо и написано – является тяжелое повреждение в результате обстрелов линий связи ЗАЭС с украинской энергосистемой.

– И когда это они планируют сделать?

– В четверг эта информация к нам пришла, после этого в пятницу они начали обстрелы и повредили три линии. В итоге ЗАЭС осталась на одной линии. Мы готовимся починить все повреждения, подготовили людей и материалы для ремонтов, чтобы включиться обратно всеми линиями, которые были.

– То есть они фактически предупредили, что будут подключать ЗАЭС к российской системе?

– Они нас не предупреждали, а просто передали программу, в которой написано – запитка ЗАЭС от Джанкоя.

– Так а когда они по этой программе собираются все завершить? На какой период рассчитана реализация этой программы?

– От России и Беларуси мы отключились в течение трех дней.

– Обратный процесс можно сделать за такое же время или быстрее?

– Да, примерно за такое же время. Но самый большой вопрос и опасность в том, в каком состоянии будет находиться ЗАЭС. Они отключают станцию от внешнего питания, а оно постоянно необходимо.

– Но там же есть генераторы?

– Да, там есть дизельные генераторы. Они включатся в аварийном режиме при потере внешнего питания. И дальше мы будем зависеть от того, как долго они проработают.

– А насколько долго они смогут работать по норме?

– В них топлива на 10 суток. Но никто их никогда не проверял, чтобы они 10 суток работали. По правилам они испытывались на работу в течение суток, и это было 30 лет назад. Сейчас они периодически испытываются, запускаются и подхватывают систему – вопросов нет. Но такой продолжительный срок … Может он проработает три дня и остановится. Этого никто никогда не проверял. И не положено это проверять.

– По поводу минирования на территории станции – насколько достоверна эта информация?

– Мы знаем, что они заминировали береговую линию Каховского водохранилища и пруд-охладитель, который отделен от него. Мы это видели и знаем – еще в марте они начали и месяца два ковырялись с этим. Кроме того, сейчас, например, в машинном зале первого энергоблока стоит 14 автомобилей, 12 из них – грузовики "Урал", которые загружены непонятно чем. Вероятно, там взрывчатка и оружие. И еще там находится две машины типа джипов.

– Почему поменялась позиция по поводу визита МАГАТЭ? Ведь опасность сохраняется с марта, просто сейчас она стала ярко проявляться. Почему раньше Минэнерго и "Энергоатом" не форсировали приезд миссии МАГАТЭ?

– Несколько переговоров было с МАГАТЭ по поводу их приезда. И во всех заявлениях, которые мы делали, мы говорили, что надо признать, что основная проблема безопасности ЗАЭС – это присутствие там захватчиков и то, что они там делают.

И радикальным решением является установление демилитаризованной зоны на территории станции и вокруг нее. Мы это просили сделать с самого начала. И после этого может приехать миссия, и мы сможем обеспечить ее безопасность.

Сейчас мы не можем гарантировать безопасность, поскольку от Запорожья до ЗАЭС больше 50 блокпостов с вооруженными людьми. Мы об этом говорили, и президент об этом говорил на встрече с Гросси (Гендиректор МАГАТЭ Рафаэль Гросси – ред.). То, что предлагалось – ввести миротворческий контингент ООН ("голубые каски" – ред.) на станцию и тогда в составе этого контингента может быть миссия МАГАТЭ.

– Есть информация от МИД о том, что такой вариант готовится? Спрашиваю у вас, поскольку МИД не комментирует этот вопрос.

– Об этом речь шла с самого начала. Между тем МАГАТЭ все время не признавало, что тут война идет и станция захвачена. Во всех заявлениях, когда мы говорили о нарушении шести принципов безопасности и о том, что на станции присутствует военная техника, и это нарушение всех правил, в том числе и МАГАТЭ – они этого не признавали. Там очень сильное российское влияние.

– Но сейчас они уже все признали, судя по последним заявлениям?

– Сейчас – да. Последнее заявление их было о том, что принципы нарушены и надо ехать. Так сейчас им и сказали – езжайте. Если вы признаете – езжайте. Мы готовы вас принимать, но только не готовы гарантировать безопасность. И сразу тишина. В итоге получается, мы как бы готовы ехать, но вы нам не разрешаете. И на этом все сейчас играют.

– Так вы думаете, миссия приедет в итоге или нет?

– Положа руку на сердце, думаю, не приедет, потому что побоятся. Если будут "голубые каски", то приедет. Но это все надо согласовать с ООН, а это не одного дня дело.

– Вы уверены в кадрах "Энергоатома", учитывая, что периодически появляется информация о связи некоторых сотрудников с Андреем Деркачем? (Деркач возглавлял "Энергоатом" в 2006-2008 годы. По данным СБУ, в 2016 году он был завербован РФ, в июне 2022 года агентурная сеть, куда входил нардеп Деркач, была разоблачена, - ред.) Называется Олег Бояринцев (директор по персоналу "Энергоатома" Бояринцев в марте 2022 года был задержан СБУ, но вскоре отпущен, - ред.). Вы уверены, что среди кадров "Энергоатома" нет, что называется, "кротов"?

– Я абсолютно уверен в наших кадрах. Я знаю, кто это все распространяет, в том числе и про Бояринцева, и про Деркача. Это практически русская группа людей, среди которых в том числе и бывшие работники "Энергоатома", которые сгруппировались в небольшую кучку и вкидывают эти фейки. Очень жаль, что подхватывают это журналисты.

Конкретно про Бояринцева я могу вам сказать, что примерно месяц назад он получил награду Минобороны Украины за помощь украинским Вооруженным силам. Так что это все бред про Бояринцева. Он когда молодой был, работал с Деркачем – помощником его был. Мало ли кто у кого когда-то давным-давно работал. И сейчас из этого сделали этот кейс и раздувают всю эту историю люди, которые мешают нам делать дело, которое необходимо сейчас.

– Там не только Бояринцев. Там и на вас намекают, и на министра энергетики о связи с Деркачем.

– Здесь никакого Деркача нет и не может быть. И с самого начала как мы пришли, мы полностью исключили Россию из отношений с "Энергоатомом": отказались от вывоза отработанного ядерного топлива в Россию, построив ЦХОЯТ (Централизованное хранилище отработанного ядерного топлива), отказались от их технологий, услуг и комплектующих.

В начале войны полностью отказались от российского ядерного топлива, вышли из московского центра ВАО АЭС и так далее. Вывели отношения с американскими партнерами на наивысший уровень за всю историю украинской атомной энергетики. За это нас и бьют. Сколько та же самая группа орала, что мы этого не сможем сделать? Сейчас мы это сделали. Мы отказались от российских проектов полностью.

- Если ЗАЭС переподключат, то какое топливо будут использовать? Там же есть запасы и американского, и российского.

– Оккупанты не подключат станцию к России – это я вам обещаю. Не подключат при всем стремлении. А топливо есть и то, и другое, российское в том числе.

– Вы уверены, что зимой станция будет работать в украинской системе?

– У нас тоже есть Вооруженные силы.

– Вы хотите сказать, что если ее "отрубят" от украинской системы, ее "отрубят" и от российской?

– Я думаю, это будет до того, как они "отрубят" ее от украинской энергосистемы. Станция останется запитанной от украинской энергосистемы, если они продолжат выполнять свою программу. Пока мы их остановили, и ремонтируем эти линии. Наши бригады уже на месте оценивают неисправности. Сейчас в Запорожье уже доставляется дополнительный провод, который нужен для ремонта, и мы будем восстанавливать линии, которые повреждены.

– То есть, если они будут двигаться дальше в плане подготовки станции к переподключению, мы перерубим линии?

– И, я думаю, это будет правильным решением с точки зрения Украины – перебить им линии, которые они собираются подключать. Думаю, наши Вооруженные силы будут готовы это сделать, если возникнет необходимость.