Коалиция по интересам: есть ли в Верховной раде большинство для принятия законов

Коалиция по интересам: есть ли в Верховной раде большинство для принятия законов
Депутаты не уверены, что в парламенте есть коалиция (Виталий Носач, РБК-Украина)

Суд потребовал у Верховной рады предоставить список членов парламентской коалиции. Но к 12 марта – указанной судьей дате, Рада не смогла это требование выполнить. После того как из коалиции вышли Радикальная партия, "Самопомич" и "Батькивщина", БПП и "Народный фронт" с трудом сохранили большинство. Но позже союзники по коалиции лишились нескольких депутатов и в своих фракциях, и сейчас формально у них нет 226 мандатов для формирования большинства. В БПП и НФ в этом не видят проблемы, поясняя, что кроме двух фракций в коалицию входят внефракционные парламентарии. В оппозиции считают этот аргумент неприемлемым, и полагают, что вопрос с легитимностью коалиции может стать поводом для следующего президента распустить парламент или как минимум шантажировать этим депутатов. Подробнее – в материале РБК-Украина.

Окружной административный суд Киева потребовал у Верховной рады данные о персональном составе парламентской коалиции. Крайний срок предоставления ответа суду истек вчера, 12 марта.

К недееспособности большинства, которое лишилось трех из пяти фракции еще три года назад, периодически апеллировали оппозиционно настроенные к власти депутаты. Они полагают, что в коалиции "Европейская Украина", созданной после выборов 2014 года, уже давно нет минимально необходимых 226 членов.

На этот раз вопрос о наличии реального большинства подняли после иска народного депутата Андрея Деркача (внефракционный) о неназначении министра здравоохранения. Деркач попросил суд признать противоправной бездеятельность координаторов коалиции – глав фракций БПП и НФ Артура Герасимова и Максима Бурбака – по назначению министра. В рамках этого дела суд и затребовал поименный список членов коалиции.

"Я предоставил суду письменный ответ, что у меня нет этих списков", – сказал РБК-Украина Бурбак.

Призрачное большинство

Парламентское большинство, насчитывающее 302 депутата, с самого начала работы Рады этого созыва регулярно сотрясали разногласия и конфликты. В начале 2016 года коалиция и вовсе оказалась на грани развала, когда из нее официально вышли Радикальная партия, "Самопомич" и "Батькивщина". На фоне продолжительных переговоров между президентской командой и командой тогдашнего премьер-министра Арсения Яценюка о том, чтобы последний добровольно покинул должность, отсутствие большинства из 226 депутатов создало дополнительные трудности.

Согласно Конституции, кандидатуру нового премьер-министра вносит президент по предложению "коалиции депутатских фракций". Уговорить "радикалов", "Самопомич" и "Батькивщину"  вернуться в коалицию не удалось. И поскольку две оставшиеся в коалиции фракции – БПП и НФ – вместе не набирали необходимых 226 парламентариев, для переформатирования правительства БПП доукомплектовалась внефракционными депутатами. Это позволило сбить коалицию в 227 членов на двоих с НФ. Со временем и БПП, и НФ лишились нескольких своих депутатов.

Сейчас в БПП входит 135 парламентариев, в НФ – 80. На двоих – 215. Обеспечить положительное голосование даже при полной мобилизации депутатов голосами двух фракций уже не удается. В Комитете избирателей Украины (КИУ) летом прошлого года, анализируя работу восьмой сессии парламента, отмечали, что остальные голоса для продуктивного голосования обеспечивали, в первую очередь, внефракционные депутаты, а также депутаты Радикальной партии Олега Ляшко и "Самопомочи".

Нередко принятие коалиционных законов обеспечивали голоса парламентских групп депутатов-мажоритарщиков – "Воля народа", членов которой считают лояльной к Администрации президента, и "Видродження". Иногда нужные законы принимались при поддержке "Оппозиционного блока".

Во время голосования за госбюджет на 2016 год, несмотря на то, что тогда еще "Радикальная партия", "Самопомич" и "Батькивщина" формально состояли в коалиции, из 263 голосов коалицианты дали только 209. Остальные "за" обеспечили внефракционные депутаты, "Воля народа" и "Видродження". Без них принять госбюджет тогда бы не удалось.

Похожий расклад был и при голосовании за бюджеты на 2017, 2018 и 2019 годы. Госбюджет на 2019 год принимался только за счет голосов БПП, НФ, внефракционных депутатов и членов парламентских групп.

Благодаря голосам парламентских групп, внефракционных депутатов и "Оппозиционного блока" в октябре 2017 года парламенту удалось продлить действие особого порядке самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. Они дали 36 из 229 голосов "за".

Аналогичная ситуация была и при продлении особого статуса отдельных районов Донбасса в прошлом году: из 245 народных депутатов, поддержавших законопроект, 76 – члены парламентских групп, "Оппоблока" и внефракционные депутаты.

Еще один пример, когда положительное голосование проходило при помощи групп, "Оппоблока" и внефракционных – принятие в октябре 2017 года законопроекта, запускающего судебную реформу. Тогда они дали 50 голосов из 234.

Повод для спекуляций и шантажа

Источник РБК-Украина в окружении президента Петра Порошенко уверен, что никаких последствий для работы парламента история с иском Деркача иметь не будет. По мнению собеседника, попытки доказать, что в Раде нет коалиции, не заслуживают внимания, а только лишь создают лишний повод для спекуляций вокруг этой темы.

Но в депутатском корпусе мнения по поводу наличия коалиции расходятся. Глава фракции "Народный фронт" Максим Бурбак в беседе с РБК-Украина отметил, что большинство есть, несмотря на то, что сам состав фракций правящей коалиции заметно поредел. Официально о распаде коалиции спикер ВР Андрей Парубий также не объявлял.

"Есть депутаты, которые хоть и вышли из БПП и НФ, но из самой коалиции не выходили. Фактически свои подписи под коалиционным соглашением они не отзывали. Так же и в составе других фракций. Поэтому в каком-то виде коалиция в 226 голосов сегодня есть. Из разъяснения Конституционного суда (КС) следует, что в коалицию могут входить как фракции, так и внефракционные депутаты", – заверил издание один из собеседников в правящей коалиции.

Речь идет о решении КС от апреля 2010 года, в котором говорится, что "отдельные народные депутаты Украины, в частности те, которые не находятся в составе депутатских фракций, что инициировали создание коалиции, имеют право участвовать в формировании, то есть входить в большинство".

Но есть и другое разъяснение Конституционного суда, датируемое 2008 годом. В нем указано, что коалиция формируется исключительно из депутатов фракций. Часть депутатов, говоря о существовании коалиции, придерживаются именно этой трактовки.

Заместитель главы фракции "Батькивщина" Сергей Соболев отметил, что его фракция вышла из коалиции в полном составе. "Лично отзывать свои подписи под коалиционным соглашением никто не требует. Есть заявление, что фракция вышла из коалиции", – сказал РБК-Украина депутат.

Соболев сомневается, что сейчас руководство парламента обнародует состав коалиции. "Были десятки запросов депутатов, требующих обнародовать, кто персонально является членом коалиции. Они также обязывают обнародовать эту информацию, но на них не реагировали. Тот, кто инициировал иск, имеет все основания инициировать и наказание за неисполнение решения суда", – рассуждает Соболев.

Замглавы фракции "Самопомич" Руслан Сидорович также считает, что в коалиции нет 226 членов. Но он не видит технической возможности обеспечить исполнения решения суда и обнародовать состав коалиции. Поэтому, по оценке Сидоровича, этот судебный процесс является не более чем политическим пиар-ходом, который "не может повлечь за собой юридических последствий".

"Эта информация должна была быть у секретариата совета коалиции – у органа, который не был создан. Потому фактически это выстрел в никуда. Можно, конечно, апеллировать к Уголовному кодексу, которым предусмотрена ответственность за умышленное неисполнение судебного решения. Но эта статья предполагает возможность привлечения к ответственности конкретно за умышленное неисполнение", – пояснил РБК-Украина депутат.

Аппарат Верховной рады, к которому также можно обратиться за получением соответствующей информации, не является тем органом, который обязан в силу своих должностных полномочий и функций владеть такой информацией, уточнил Сидорович. "Получается достаточно абсурдная ситуация: ту информацию, которую действительно нужно было бы получить суду, не у кого истребовать и обеспечить исполнение этого решения", – констатировал собеседник.

Исходя из Конституции, если в течение месяца в Верховной раде не сформировано большинство, президент получает право досрочно прекратить ее полномочия и отправить парламент на перевыборы. Из Основного закона также следует, что глава государства не имеет права инициировать перевыборы парламента за полгода до окончания срока полномочий депутатов. Но полномочия Верховной рады начинаются не со дня ее избрания, а со дня принятия присяги народными депутатами. Нынешние народные депутаты принимали присягу 27 ноября 2014 года. Поэтому формально после инаугурации у президента будет еще время, чтобы распустить Раду.

Однако, если парламент и правительство не захотят идти на досрочные выборы, их технически невозможно будет провести, подчеркивает Руслан Сидорович. "Для проведения досрочных выборов Рада должна за это проголосовать, а правительство должно выделить средства на выборы. А для этого нужно внести изменения в бюджет и провести ряд организационных действий, без которых проведение выборов будет технически невозможно. Это уже было в истории Украины. Ющенко издавал указ о роспуске, что в результате ни к чему не привело", – полагает замглавы фракции "Самопомич".

С другой стороны, как таковой задачи – распустить парламент – у президента, кто бы им ни стал, может и не быть. Но, имея на руках состав коалиции, где нет необходимых 226 депутатов, а значит – инструмент для роспуска парламента, любому следующему президенту будет проще договариваться с Верховной радой, полагает народный депутат Борислав Береза (внефракционный).

"Это необязательно означает роспуск, но дает такую возможность. Ведь Верховная рада становится все менее и менее эффективной. И чтобы заставить некоторых товарищей появляться на рабочих местах, такой вопрос также может появиться. А еще это – вопрос торга для каких-либо политических решений: например, мы не поднимаем какой-то политический вопрос, а вы взамен не поднимаете какой-то еще", – считает Береза.

Юридически и процедурно исполнение решения Окружного административного суда можно затягивать, говорит Игорь Попов (фракция РПЛ). "Интересной может быть политическая сторона этого процесса. Это либо ускорит создание новой коалиции в парламенте после президентских выборов и запустит счетчик уже сейчас, чтобы потом сроки не поджимали. Либо можно будет пугать депутатов роспуском Верховной рады. И новая коалиция, и роспуск может быть интересным любому победителю президентских выборов. Эту мину можно поставить, а дальше смотреть, как с ней действовать", – резюмировал Попов.

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь