"Беркуту" дали улететь: почему разваливается дело об убийствах на Майдане

"Беркуту" дали улететь: почему разваливается дело об убийствах на Майдане
Бойцы спецподразделения "Беркут" на Майдане (фото: УНИАН)

Во вторник, 14 января, состоялось очередное заседание по делу о массовых убийствах протестующих на Майдане. Однако в этот раз скамья подсудимых была пуста. Пятеро бывших сотрудников "Беркута" перед Новым годом были выданы ОРДЛО в рамках обмена пленными.

Президент Владимир Зеленский и генпрокурор Руслан Рябошапка тогда пообещали довести дело о расстрелах на Майдане до логического завершения, даже в отсутствие обвиняемых.

Дальнейшие события вокруг этого процесса ставят под сомнение их заявления. Почему самое громкое дело Революции достоинства может не дойти до финала – в материале РБК-Украина.

Впервые информация о желании России освободить "беркутовцев" в рамках обмена пленными появилась в СМИ еще в январе 2017 года. Тогда ее оперативно опровергли как сами обвиняемые и их адвокаты, так и представители власти, задействованные в процессе освобождения задержанных лиц.

Тем не менее, сейчас бывший представитель Украины в Трехсторонней контактной группе (ТКГ) Ирина Геращенко подтверждает, что РФ все эти годы настойчиво требовала включения в список на обмен бойцов "Беркута". Хотя формально они не имеют никакого отношения ни к войне на Донбассе, ни к сепаратизму на Востоке Украины.

"Мы настаивали, что говорить (об обмене, – ред.) будем только тех, кто может рассматриваться в рамках минских соглашений, а не о преступлениях, совершенных еще до войны и в других регионах страны", – отметила она на своей странице в Фейсбук.

То, что выдача "беркутовцев" являлась принципиальным условием России для осуществления обмена пленными, подтверждает и действующий представитель Украины в ТКГ Валерия Лутковская.

Родственники убитых Героев Небесной сотни, их адвокаты и активисты считают, что освобождение из-под стражи единственных обвиняемых перед финальной фазой рассмотрения дела в суде нацелено на развал всего процесса и на сокрытие правды об обстоятельствах расстрелов на Майдане.

В шаге от приговора

В контексте освобождения и обмена "беркутовцев" часто звучат претензии о затянутости процесса, отсутствии доказательств вины экс-бойцов спецподразделения и объективных перспектив их тюремного осуждения.

В том числе президент Зеленский непосредственно после обмена заявил журналистам, что не понимает, почему процесс длился так долго.

"Вы знаете, что по ним ("беркутовцам", – ред.) пять лет не было решения суда… Почему не было приговора, мы разберемся… Даже если были бы приговор суда, то они получили бы по пять-шесть лет", – заявил глава государства.

На самом деле судебный процесс против пяти бойцов "Беркута" длился не пять лет, а чуть более трех – с июня 2016 года.

Действительно, первые двое обвиняемых - Павел Аброськин и Сергей Зинченко, были задержаны и арестованы еще в апреле 2014 года. Но рассмотрение дела по существу в Святошинском районном суде Киева началось только в июне 2016 года после задержания еще троих подсудимых – Олега Янишевского, Сергея Тамтуры и Александра Маринченко – и объединения всех производств в одно.

В указанном процессе суду предстояло допросить более 300 потерпевших и свидетелей, а также исследовать 160 томов дела и терабайты видеозаписей. Заседания проходили преимущественно два раза в неделю, и сам процесс по состоянию на декабрь 2019 года близился к финалу – были допрошены все потерпевшие и свидетели обвинения, исследован основной массив доказательств.

В суде оставалось допросить одного свидетеля защиты (мэра Киева Виталия Кличко), исследовать результаты баллистической экспертизы, а также заслушать самих обвиняемых. Таким образом, в конце зимы - начале весны текущего года суд мог вынести приговор и наконец-то поставить точку в самом кровавом преступлении времен Майдана.

В ходе трехлетних судебных разбирательств было установлено, что именно спецрота киевского "Беркута", в которой служили обвиняемые, находилась на участке около Октябрьского дворца и за бетонными баррикадами, откуда велась стрельба по протестующим.

Более того, комиссионная экспертиза оружия, проведенная в 2019 году, установила, что некоторые пули, изъятые из тел погибших, выпущены из штатных автоматов Калашникова, закрепленных за бойцами "Беркута".

При этом в случае с подсудимыми Тамтурой и Маринченко экспертиза не установила совпадения пуль и закрепленных за ними автоматов. Суд присяжных отпустил их под домашний арест еще 16 июля и 19 декабря 2019 года соответственно.

"Беркутовцы", согласно утвержденному графику, должны были давать показания в суде только на завершающем этапе процесса. На данный момент установить кто именно из них стрелял или передавал свое штатное оружие другим лицам практически невозможно.

Так как подсудимые, по версии следствия, действовали в составе организованной группы, то только их непосредственные показания могли предоставить суду четкую картину происходившего на Институтской 20 февраля 2014 года.

В случае обвинительного приговора "беркутовцам" грозило от пяти лет тюрьмы до пожизненного заключения в зависимости от роли каждого из них в упомянутых событиях. Следует отметить, что каждому из бойцов были предъявлены обвинения не только в убийстве, но и в совершении теракта, превышении служебных полномочий, препятствовании митингам и краже оружия.

Прокуроры на замену

Дела такой сложности и объема обычно ведет одна группа прокуроров, которые оперативно ориентируются в материалах уголовного производства и "держат в голове" ряд важных нюансов и обстоятельств. В данном процессе с самого начала, то есть с 2014 года, в группу входили прокуроры Алексей Донской, Янис Симонов и Роман Псюк (позже его заменил Игорь Земсков).

Как рассказал РБК-Украина источник в Офисе генпрокурора, разлад между ними и руководством ведомства произошел в середине декабря 2019 года. Тогда прокуроры отказались выполнять распоряжение Руслана Рябошапки и ходатайствовать в суде об освобождении "беркутовцев" для участия в обмене.

При этом формально прокуроры не обязаны были выполнять распоряжение начальства. Законодательство предписывает им руководствоваться принципами самостоятельности и процессуальной независимости. Но Рябошапка своим постановлением от 28 декабря удалил их из этого процесса и заменил новыми прокурорами.

Новые представители обвинения - Сергей Куций, Александр Шевеленко, Денис Субботин и Марина Мазепина – в этот же день вошли в процесс и не помешали Киевскому апелляционному суду изменить меру пресечения всем пятерым "беркутовцам".

На заседание 14 января в Святошинский районный суд прибыли все те же прокуроры, которые физически не могли за этот срок ознакомиться со всеми материалами дела. Как либо комментировать журналистам свои действия или позицию в процессе новые гособвинители наотрез отказались.

Председательствующий судья Сергей Дячук решил вывести этих прокуроров из процесса, удовлетворив отвод, заявленный стороной потерпевших. По его мнению, опасения в предвзятости и зависимости новой группы прокуроров от распоряжений руководства более чем обоснованы.

"Административное подчинение прокуроров, в том числе генеральному прокурору, не может быть основанием для ограничения или нарушения независимости прокуроров во время выполнениям ими своих полномочий ", – подчеркнул Дячук.

Потерпевшие встретили вердикт суда аплодисментами и сразу же заявили, что будут добиваться возвращения в процесс группы прокуроров во главе с Донским.

Кроме того, судья Дячук выразил возмущение публичными "прогнозами" от Офиса генпрокурора относительно хода дальнейшего рассмотрения дела. В частности, касательно перспектив вынесения решения суда о розыске освобожденных "беркутовцев" и их заочном осуждении.

"Безапелляционные утверждения, что будет продолжено судебное рассмотрение, что суд примет озвученные решения, может создать у обывателя впечатление, что суд является структурным подразделением Генеральной прокуратуры", – отметил судья.

Он указал, что такие заявления могут рассматриваться как давление на суд присяжных со стороны Офиса Рябошапки. На решение всех вопросов, связанных с участием прокуратуры в данном судебном процессе, выделено два месяца – следующее заседание состоится 17 марта.

Два месяца неизвестности

Ключевой проблемой для завершения громкого процесса является даже не сам факт замены группы прокуроров, а юридическая неопределенность: как дальше вести судебный процесс после исчезновения всех подсудимых.

Адвокат потерпевших Евгения Закревская отметила, что аналогичная проблема в ряде других процессов была решена остановкой судебного рассмотрения до "возвращения" обвиняемых. При этом несовершенство института заочного осуждения может привести к тому, что процесс против "Беркута", длившийся три года, суд будет обязан начать с самого начала.

Согласно нормам Уголовного процессуального кодекса специальное (заочное) судебное производство может вестись только в том случае, когда обвиняемый объявлен в международный розыск и исчерпаны все средства доставки подсудимого на процесс. Очевидно, соблюдение этих условий может затянуть "майдановское дело" на неограниченный срок или же вообще привести к его остановке.

Потому, отмечает Закревская, власть должна в кратчайшие сроки принять законодательные изменения. Они должны существенно упростить процедуру перехода в заочный процесс и позволить продолжать рассмотрение дела при отсутствии обвиняемых.

"В случае если не будет изменено законодательство вероятность того, что мы получим приговор который "устоит" (в апелляции, – ред.) – минимальна. Необходимо уложиться в эти два месяца, к следующему заседанию 17 марта эти изменения уже должны быть", - сказала она.

Собеседник РБК-Украина в Офисе генпрокурора также считает маловероятным заочный судебный процесс. Именно из-за наличия в действующем законодательстве нормы об обязательном международном розыске обвиняемых.

"По другим "беркутовцам", сбежавшим в Россию, Интерпол нам отказал в международном розыске. Крайне сомнительно, что с этими он примет противоположное решение", – сказал источник.

В то же время, по его словам, защита "беркутовцев" попробует применить в данном процессе ноу-хау – дистанционное участие подсудимых в заседаниях.

"То есть будет направлено ходатайство в РФ, чтобы в порядке международно-правовой помощи "беркутовцы" оттуда могли давать показания. Я бы лично был против этого, этот формат имеет много нюансов и возможностей для манипуляций и затягивания процесса", – сказал источник в руководстве прокуратуры.

В свою очередь адвокаты "беркутовцев" заявляют, что не имеют четкой стратегии, как продолжать процесс в отсутствии обвиняемых. Как отметил адвокат Александр Горошинский, с момента обмена 29 декабря 2019 года подзащитные на связь с ними не выходили.

"Мы не можем сейчас говорить, как будем действовать дальше, потому что мы еще сами не знаем", – сказал он в комментарии РБК-Украина.

Защита считает, что Святошинский суд был обязан уже на заседании 14 января заняться решением вопроса, в каком формате будет дальше продолжаться процесс, а не рассматривать отводы прокурорам.

"Суд не мог вообще входить в процесс, так как был не полный состав участников суда. Но главное, что он принимает решения под аплодисменты одной из стороны! Это естественно вызывает у нас сомнения, в чьих интересах он действует и на чьем поле играет", – подчеркнул Горошинский.

На данный момент вместо перехода к финальному этапу трехгодичной эпопеи и вынесения приговора суд по делу о расстрелах на Майдане входит в зону неопределенности. Более того, процесс находится на грани развала. Вопрос, кто убил Небесную сотню в центре украинской столицы, очевидно, останется без ответа и в шестую годовщину трагических событий.

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь