Ценность каждой жизни: как в Киеве спасали евреев во время Холокоста

Вторник 28 января 2020 13:10
Ценность каждой жизни: как в Киеве спасали евреев во время Холокоста
Жители Киева во время Холокоста спасли тысячи жизней (коллаж РБК-Украина)

Styler рассказывает истории тех, кто чудом спасся во время Холокоста благодаря помощи украинцев

27 января — Международный дня памяти жертв Холокоста. Накануне памятного дня в Киеве провели показ документального фильма о Праведниках народов, спасавших евреев во время Холокоста в столице Украины. Для показа фильма выбрали символическую локацию: кафе напротив Бабьего Яра — места, где в 1941 году начались массовые зверские убийства людей: прежде всего евреев. Только в течение двух дней, 29-30 сентября 1941 года, здесь было расстреляно более 30 тысяч евреев.

Команда “Слово Праведника” собирает свидетельства украинских Праведников народов Мира — тех, кто рисковал своими жизнями и жизнями членов семьи ради спасения евреев в годы Холокоста. В фильме они использовали кадры видео и фотохроники Киева времен Второй мировой войны из Центрального государственного кинофотоархива им. Г. С. Пшеничного, фото из семейных архивов Праведников.

Интересно, что в начале видео звучат голоса хасидов, живших в Украине более ста лет назад. Их для фильма взяли в библиотеке В. Вернадского. Эти голоса были записаны во время экспедиции Зиновия Кисельгофа в небольших украинских городах в 1912-47 годах. Вторая соавтор проекта - Светлана Левитас. Она работала вместе с Маргаритой над фильмом об Анне Морозовой и Софье Яровой.

“Праведники народов Мира получают от государства Израиль диплом и медаль. На медали написана фраза из Вавилонского Талмуда: “Тот, кто спасает одну жизнь, спасает весь мир”. Это демонстрирует высочайшую ценность каждой человеческой жизни”, — говорит соавтор и продюсер проекта Маргарита Яковлева.

Styler рассказывает три истории людей, спасавших евреев во время Холокоста в Киеве.

Киевлянка, спасавшая детей от голода

Один из фильмов “Слово Праведника” посвящен Нине Гудковой — киевлянке, спасавшей от гибели еврейских детей. До войны Нина Гудкова окончила техникум акушерства и гинекологии. Она посчитала, что надо продолжать учебу и поступила в медицинский университет. Окончила его с отличием, получив специальность врача-педиатра, рассказывает сын Праведницы Юрий Зайченко.

“Она работала в детском саду. В начале войны многие дети остались без родителей. Перед захватом столицы нацистами начались массовые эвакуации людей из города. Была страшная неразбериха, дети терялись, многие родители также погибли во время бомбежек. Садик был переквалифицирован в детский дом, находящийся на улице Предславинской, 19. Многие дети попадали к Нине” — рассказывает он.

Ценность каждой жизни: как в Киеве спасали евреев во время Холокоста

Нина Гудкова

Василий Михайловский — один из тех, кого спасла Нина Гудкова во время оккупации Киева. Его еврейское имя - Цезарь Кац, и шел в Бабий Яр, когда ему было 4 года. Вот что он помнит об этом, рассказывая зрителям седьмой серии фильма Слово Праведника: “Евреи Киева шли со всех районов. Шли целыми дворами. Шли с семьями, с друзьями. Ехали подводы, мамы вели коляски с детьми. Из сумок выпадали игрушки. Я был маленький, и сначала подумал, что это какая-то демонстрация, ведь было так много людей”.

Когда он со своей горничной Надей и другими евреями подходил к Лукьяновке, увидел с двух сторон стояло оцепление из СС-овцев и полицаев.

“Людей били палками, дубинками, толкали прикладами. На них спускали собак. Я слышал плач детей и женщин - до сих пор не могу это забыть. Около Мельникова улица была перегорожена двумя грузовыми автомобилями, крытыми брезентом. Немцы не рассчитали, что будет так много народу, и между автомобилями сделали проход, который был довольно узким. Многие бросались к выходу, была сумятица, люди падали. Я тоже упал и сильно ударился об асфальт. После того случая у меня остался шрам на всю жизнь”, — вспоминает он.

У горничной Нади был ее украинский паспорт. Это помогло спастись и ей, и ребенку.

“Она показала паспорт немцу. Он посмотрел и сразу вышвырнул нас за пределы оцепления. Надя поняла, что домой идти было нельзя. Мы стали заходить к ее подругам. Кто давал кусочек хлеба, кто картошки. Две недели так жили. Однажды даже ночевали в развалинах. Как-то нам посоветовали, чтобы я пошел в детский дом, где нас бы кормили, ухаживали за нами. Мне было опасно ходить по улице: еврейские дети подлежали уничтожению”, — рассказывает мужчина.

Ценность каждой жизни: как в Киеве спасали евреев во время Холокоста

Нина Гудкова

Семье посоветовали отправить ребенка на улицу Предславинскую, где действовала больница и приют для бездомных детей.

“В это здание меня привели в 1941 году. Мне было 4 года. В какой-то момент уехали все, кто занимался снабжением. Остались только завхоз, три санитарки и дворник. Но Нина спасла нас! Она делала все возможное, чтобы нас прокормить. Это не была обязанность. Это была ее душа! Она просто не могла пройти мимо ребенка, который нуждался в помощи”, - вспоминает Василий.

Благодаря местным жителям, в поселке Яруга не убили ни одного еврея

На сегодня известно о более чем 2600 людях, которые во время Холокоста спасали евреев в Украине. Всего в мире сегодня 27362 Праведника народов Мира, и ежегодно вручаются новые награды героям, о чьих подвигах узнает мир.

В Киеве в живых остались восемь Праведников народов Мира. На деле этих людей намного больше, говорит Маргарита Яковлева. По ее словам, истории о многих из них все еще остаются неизвестными.

“СССР сделал все, чтобы скрыть информацию и о Бабьем Яре, и о Холокосте, и о Праведниках. В то в то время люди об этом предпочитали молчать. По данным крупнейшего музея и мемориала Холокоста в Иерусалиме "Яд Вашем", в 1991 году было известно всего об около 200 таких людях в Украине. О двух тысячах стало известно позже, когда данные об этих людях собирали уже когда Украина обрела независимость. Если бы такой поиск начали раньше, то удалось бы найти намного больше людей”, — отмечает она.

На момент начала Второй мировой войны на территории Украины проживало около 1,5 млн. евреев. Во время Холокоста большинство из них погибли. Согласно данным из переписи населения 1939 года, евреи в то время составляли четверть населения Киева — более 200 тысяч человек. По оценкам историков, только в Бабьем Яре погибло более 100 тысяч человек.

“Известны случаи, когда благодаря сплоченности местных жителей в поселке Яруга на западной Украине во время Холокоста не был убит ни один еврей. В каждый поселок приходили немцы и говорили: “Всех евреев надо собрать в гетто и убить”. В поселке Яруга местные жители сказали: “Это же наши евреи, как мы их можем отдать?”. Они собрали их в гетто и охраняли на протяжении всех тех лет, пока шла война”, — говорит Маргарита Яковлева.

По ее словам, такие же села есть во Франции, в Италии и других странах. Есть села, где все жители официально являются Праведниками народов Мира. Это люди, не побоявшиеся нарушить указ нацистов и сохранившие жизни евреев.

“Мама благодарна Марии Исааковне за спасение жизни, поэтому в тяжелую минуту старалась быть рядом”

Вторая история — о киевлянке Анне Морозовой. Во время Холокоста она вместе со своей мамой спасла из Бабьего Яра киевского врача и его дочку К сожалению, Анна Морозова умерла летом в прошлом 2019 году. Проект “Слово Праведника” записал интервью с ней зимой 2017 года.

Ценность каждой жизни: как в Киеве спасали евреев во время Холокоста

Анна Морозова

“Дочка моего отчима была замужем за евреем — актером еврейского театра. Сама его дочь работала в этом театре режиссером. Так случилось, что у моя мама сильно заболела. У нее было заражение крови. Доктор Мария Исааковна Константиновская работала в больнице Калинина неподалеку от киевского зоопарка. Утром рано мой отчим пошел к ней домой, упал на колени и стал умолять спасти жену: “Доктор, жена умирает, а у нее двое детей!". Она сказала: “Через полчаса буду в больнице”. Эта женщина фактически спасла мою маму от смерти. После этого наши семьи начали дружить. Дочь Марии Исааковны была моей ровесницей, и мы быстро нашли взаимопонимание. На все праздники мы собирались вместе”, - рассказывает Анна Морозова.

Когда нацисты стали вести евреев к Бабьему Яру, Мария Исааковна обратилась к друзьям с просьбой провести их с дочерью в последний путь. Там испугались, услышав такую страшную просьбу.

“Мама взяла меня с собой, и мы пошли к ним. Около улицы Мельникова Мария Исааковна обратилась к немцу. Она хорошо владела немецким и объяснила, что она не еврейка, а якобы украинка. Тот как-то машинально ответил: "Тогда уходи". Они с дочерью перешли дорогу к нам, и мы стали уходить от этого места подальше. Затем их отправили в город Сквира, ведь в Киеве оставаться им было опасно. Позже она переехала в Звенигородку, а ближе к освобождению Киева вернулась в столицу. Какое-то время она жила у нас. Мама благодарна Марии Исааковне за спасение жизни, поэтому в тяжелую минуту старалась быть рядом”, — вспоминает Праведница.

Людей спасали, отправляя через тайную переправу на Осокорках

Третья история, показанная в фильме — о Софии Яровой, которая спасла 11 евреев и позже возглавила Ассоциацию Праведников народов Киева.

“Я родилась в Киеве на углу улиц Красноармейской и Петропавловской. Соседи были разные. Но практически со всеми дружили. Были семьи евреев, русских, украинцев. Мы никогда не выясняли, кто их нас какой национальности принадлежит. Судили только по тому, какой был человек. Во дворе жили две еврейские семьи. Женщин из этих семей соседи звали Клара Черная и Таня Рыжая. У обоих росли дочки, почти ровесницы. Отец одной из девочек, Сема, работал мясником”, — вспоминает София Яровая.

Ценность каждой жизни: как в Киеве спасали евреев во время Холокоста

София Яровая

В конце сентября 1941 года она узнала, что советские войска оставили Киев.

“Город сдали без боя. Передать словами сложно то ощущение, когда от тебя уходят. Вскоре людей ждали новые невзгоды. Уже при немецкой оккупации по городу стали расклеивать объявления о том, чтобы все евреи утром к 8-9 часам прибыли на улицу Мельникова, взяв с собой документы, теплые и ценные вещи”, — добавляет София Яровая.

Тетя Таня смогла уехать. А вот ее сестре не удалось это сделать. Ее саму, ее мужа и двоих детей расстреляли в Бабьем Яре.

“Сему взяли в плен, но ему удалось сбежать. Мало кто знал, но на Осокорках была тайная переправа через реку. Там положили доски, по которым люди переходили, затем шли на саму переправу и таким образом спасались. Сема пришел к нам, ему дали папину одежду. Утром мама отвела его на переправу. Так благодаря моей маме ему удалось сбежать.. Только в 1944 году мы узнали, что Сема благополучно перешел линию фронта и был в армии. Мама плакала, когда услышала, что он сохранил жизнь”, — резюмировала София.

Ценность каждой жизни: как в Киеве спасали евреев во время Холокоста

София Яровая

Читайте РБК-Украина в Google News

On Top
Продолжая просматривать RBC.UA Вы подтверждаете, что ознакомились с Политикой конфиденциальности, Правилами пользования сайтом и согласны с использованием файлов cookie. Ознакомиться
Соглашаюсь