ua ru

За войну должен платить агрессор. Как Украине и Западу взыскать убытки с РФ

За войну должен платить агрессор. Как Украине и Западу взыскать убытки с РФ Российские военные уничтожают украинские города и убивают гражданских (Фото: GettyImages)
Андрей Ярмольский
Андрей Ярмольский
адвокат, член Ассоциации юристов Украины

Украине нужно 750 млрд долларов на восстановление после войны. Ключевым источником должны стать конфискованные российские активы. Как это можно реализовать – в колонке члена Ассоциации юристов Украины Андрея Ярмольского для РБК-Украина.

На первый взгляд, эти намерения могут показаться слишком обнадеживающими. Это колоссальная сумма – 750 млрд долларов. Насколько реальны перспективы компенсации ущерба за счет арестованных российских активов?

Сегодня многие страны мира заморозили активы РФ в ответ на агрессию против Украины. Только активы Центрального банка России заблокированы на несколько сотен миллиардов долларов и евро.

До войны РФ против Украины заморозка активов рассматривалась как временный политический акт поддержки одной страны против другой. Но война России заставила многих из них пойти дальше.

Убытки, от которых страдает наше государство, заставляют нас и наших партнеров на Западе искать пути компенсации этих потерь. Украина самостоятельно не в состоянии аккумулировать столько средств, а финансировать восстановление за счет налогоплательщиков западных друзей не логично.

Наиболее очевидным шагом в этой ситуации должна стать конфискация активов РФ, за счет которых можно будет отстроить Украину. Их должно хватить хотя бы на покрытие 50% от требуемой суммы.

Насколько реально получить замороженные активы?

Проблема в том, что до сих пор ни одна страна мира не вводила в своем законодательстве механизм конфискации имущества одного государства в счет компенсаций другому. А тем более не проводила экспроприацию, то есть не взимала в свой доход или в доход Украины российские активы.

Многие могут сказать, что раньше после окончания военных действий одни государства платили репарации другим. Их механизм выплаты четко определен международным правом. Они оформляются после капитуляции одной из сторон.

Мы же говорим о совершенно другом новом механизме международного права. Ни Украина, ни РФ не объявили состояние войны, поэтому мы не можем прибегнуть к механизму репараций. Украина не объявляла войны, поскольку это могло дать повод России сделать аналогичный шаг и, как следствие, провести мобилизацию.

Поэтому Украина должна лоббировать принятие на международном уровне и отдельно в каждой важной для нас юрисдикции механизма взыскания замороженных активов в качестве компенсации за нанесенный ущерб. В некотором смысле это также можно рассматривать как репарации. В конце концов, какая разница как будут называться компенсации, если в результате Украина получит средства на восстановление?

Лишь некоторые страны начали выписывать необходимое законодательство. Например, парламент Канады принял закон, который предоставляет полномочия правительству этой страны взимать замороженные активы в собственный доход. После чего можно будет передать их Украине. Кроме того, разрабатывается необходимое законодательство в США и Великобритании.

По моему мнению, МИД Украины должен активно сотрудничать с одной из этих стран, чтобы создать необходимый прецедент в международном праве. После этого процесс конфискации замороженных активов можно будет легче инициировать в других государствах.

Почему трудно запустить этот процесс сразу во многих странах?

Некоторые из них опасаются того, что Россия обратится с иском в суд на незаконность такого отчуждения и выиграет его.

Этого не стоит бояться. Нужно лишь правильно прописать законы. Не стоит забывать, что Европейский суд по правам человека в одном из своих решений предусмотрел возможность наказания целой страны за совершенные нарушения. За какие именно нарушения каждое государство будет конфисковывать активы, каждое из них должно самостоятельно прописать в своих законах.

Я думаю, что после того, как иностранные государства примут такое законодательство, их суды однозначно пойдут на то, чтобы поддержать Украину. Надо, чтобы ключевые западные страны – Великобритания, Канада, США создали прецеденты. После этого по этому пути пойдут и другие государства. Потому что, в первую очередь, за войну в Украине должно заплатить государство-агрессор.

Куда и каким образом будут направлять конфискованные деньги иностранные государства и Украина?

Я думаю, что направления использования средств будут обсуждаться с каждым западным партнером индивидуально. Но в общем я вижу этот механизм следующим образом. Изначально любое иностранное государство будет конфисковывать российские активы в свой доход. А потом, например, та же Канада будет выделять Украине безвозвратную финансовую помощь.

Эти средства будут попадать в новый фонд восстановления государства, создание которого обсуждалось в Лугано и идею которого поддержала президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен. Она выступила за то, чтобы средства на восстановление Украины были целевыми и за ними осуществлялся контроль. Кроме главного офиса в Киеве, этот фонд должен иметь несколько офисов в других странах, чтобы партнеры Украине имели доступ к пониманию того, как используются конфискованные деньги.

Альтернативный вариант – эти средства будут поступать в общий фонд госбюджета, откуда будут самостоятельно использоваться Украиной, например, на восстановление мостов, школ, жилья, на вооружение, питание солдат.

Мы уже на собственном примере начинаем показывать, как нужно конфисковывать имущество РФ для компенсаций. В Украине действует примерно 28 000 юридических лиц, бенефициариями которых являются россияне или беларусы. Мы уже приняли изменения в санкционное законодательство. Они предусматривают конфискацию в доход государства активов, принадлежащих РФ или любому резиденту России.

Механизм следующий – сначала СНБОУ, например, по представлению президента, накладывает санкции на российскую компанию в виде блокировки активов, а затем Минюст на этом основании подает иск о взыскании замороженных активов в Высший антикоррупционный суд Украины.

Пока в Украине не было прецедентов такого взыскания. Однако, думаю, мы уже в ближайшее время увидим примеры конфискации имущества в доход государства.

Фактически, раньше в Украине не было санкционной политики. Теперь надо ее разработать, в том числе выписать правоприменительные принципы, механизмы контроля и мониторинга за санкциями, привлечения к ответственности за нарушения и уклонение от санкций. Я думаю, что в ближайшие месяцы мы увидим изменения в санкционном законодательстве, которые позволят эффективнее применять санкции в Украине.

Стоит добавить, что украинское законодательство позволяет наложить санкции и, соответственно, конфисковывать активы не только у россиян, а у любого гражданина любой страны. Основанием такого решения может быть то, что, например, он наносит какую-то угрозу национальной безопасности, помогает войне и тому подобное.

То есть Украина также активно работает над механизмом конфискации российского имущества и показывает другим странам мира пример. Потому что это нам нужно в первую очередь.