ua ru

Вадим Скибицкий, ГУР Минобороны: Путин понимает, что это будет война на истощение

Вадим Скибицкий, ГУР Минобороны: Путин понимает, что это будет война на истощение Вадим Скибицкий (Фото: facebook.com/GeneralStaff.ua)

Готовится ли Беларусь к войне, что Россия собирается делать с нашими временно захваченными территориями, а также возможен ли в Кремле переворот и когда может умереть Путин – в блиц-интервью РБК-Украина рассказал представитель Главного управления разведки Минобороны Вадим Скибицкий.

Возможно ли нападение Беларуси? Когда россияне могут снова вернуться к нашим северным границам? Готовит ли Кремль всеобщую мобилизацию? Возможен ли переворот во властной верхушке РФ? На эти вопросы в блиц-интервью РБК-Украина ответил представитель Главного управления разведки Министерства обороны Украины Вадим Скибицкий.

– Есть ли основания полагать, что Беларусь готовится к войне с Украиной?

– Если сделать оценку тех мероприятий, которые на сегодня проводят вооруженные силы Беларуси, то получается очень интересная ситуация. Во-первых, сразу после того как российские войска были выведены с территории Беларуси, вооруженные силы республики начали активные мероприятия оперативной и боевой подготовки.

Они усилили свое присутствие у границ с Украиной. Было выведено 7 батальонов, которые сейчас на ротационной основе расположены у наших границ. Их официальная позиция – что это делается с целью усиления защиты границ республики Беларусь.

По сути, даже если говорить о группировке войск союзного государства – Россия-Беларусь – то в их руководящих документах именно так и прописано: что беларусские вооруженные силы защищают территорию республики по периметру границы.

Но дело в том, что на территории Беларуси сохраняется российское военное присутствие. Прежде всего это авиационный компонент. Речь идет о самолетах Су-34, Су-30 – те, которые применяются в том числе с территории Беларуси против наших северных районов для запуска ракет "воздух-поверхность".

Остается один дивизион ракетного комплекса "Искандер", который периодически выдвигают к границе с Украиной. В начале войны именно они наносили удары по нашей территории. То есть остается возможность их применения против Украины. И третье – это компонент противовоздушной обороны. Еще до начала войны были развернуты комплексы С-400, заходили С-300.

Кроме того, по данным военной разведки Украины, на сегодняшний день отдельные подразделения специального назначения Российской Федерации проводят совместные учения с подразделениями сил специальных операций Беларуси. Они отрабатывают соответствующее применение этих спецподразделений с территории Беларуси на территорию Украины. И, соответственно, они изучают район возможных боевых действий. Мы это видели и в предыдущие годы, когда проводились двусторонние совместные учения россиян и беларусов у наших границ. Это по всей линии границы.

В чем угроза? Угроза заключается в том, что это могут готовиться диверсионно-разведывательные группы, которые потом могут зайти на нашу территорию. Если говорить о создании ударных группировок, то на сегодня мы этого не отмечаем. Но опыт марта-апреля, когда российские войска были перегруппированы, выведены с территории Беларуси и переброшены на восток Украины, свидетельствует, что за две-три недели российские войска могут вновь вернуться на территорию Беларуси.

Поэтому необходимо своевременно выявить эти перемещения, оценить ту группировку, которая создается для того, чтобы своевременно отреагировать на возможную угрозу.

– Верно ли я понимаю, что беларусские войска – те силы спецопераций – вряд ли могут напасть на Украину отдельно от российских подразделений? То есть в случае вторжения они будут консолидированно нападать с россиянами?

– По нашей оценке – да, действительно, они не будут действовать отдельно, а только в составе российско-беларусской группировки. Для этого необходимо, чтобы были созданы определенные условия. Если посмотреть на позицию, которую сейчас занимает руководство Беларуси, в частности Лукашенко – он понимает, насколько угрожающим является для его режима открытое вступление в войну.

Беларусь сейчас и так под международными экономическими санкциями. А это существенно влияет на все экономические показатели республики и на ее экономику в целом. Тем более, что втягивание Беларуси в войну – это фактически крах для режима Лукашенко не только на международной арене. Это по сути означает полный контроль со стороны Российской Федерации.

Мы неоднократно делали оценку и мы понимаем, что с военной точки зрения Россия полностью контролирует территорию Беларуси и может зайти туда в любой момент. Для этого необходимо просто решение Путина и все. Ведь их аэродромы они использовали, противовоздушная оборона там развернута, войска постоянно там находились на учениях, они знают все районы.

Поэтому ситуация угрожающая для нас, но необходимо отметить, что сами беларусские военнослужащие не сильно хотят воевать. Особенно они были шокированы, когда разбитые российские войска возвращались из-под Киева на территорию Беларуси. Во-первых, это огромные потери. Они поняли, что это не просто прогулка, а реальная война, где гибнут люди, где уничтожается техника.

А у беларусских вооруженных сил нет такого опыта, какой есть у вооруженных сил Российской Федерации. Они прошли войну у нас, на территории Сирии, на территории Ливии, это горячие точки на их Северном Кавказе, в Нагорном Карабахе. У вооруженных сил Беларуси совсем другой уровень подготовки, чем у российской армии.

– Батальоны из сил специальных операций Беларуси, которые базируются недалеко от наших границ – это примерно до 4 тысяч человек?

– Если взять те войска, которые выведены на полигоны, которые выведены у границы, воздушный компонент, который сейчас тренируется – это может быть 4-6 тысяч. Но опять подчеркну – это на ротационной основе. Это те мероприятия боевой подготовки, которые проводятся. Дополнительно – обучение по вопросам подготовки мобилизационных ресурсов, создание территориальной обороны. Это по сути масштабный комплекс мероприятий, но он типичен именно для летнего периода учений.

Руководство Беларуси изображает все так, что для них есть угроза с территории Украины и с территории НАТО. Именно этим и объясняется то, для чего проводятся такие мероприятия оперативной и боевой подготовки в вооруженных силах Беларуси, для чего перемещаются войска и тому подобное.

Нужно отметить, что там средства массовой информации почти полностью подконтрольны государству. И те нарративы, которые они распространяют – это то, что подает руководство Беларуси. Поэтому там точно так же, как и на территории России, информационное пространство забито пропагандой и искаженной информацией о событиях в Украине. Хотя, в отличие от России, население Беларуси несколько более информированно о реальной ситуации, поскольку там нет столь жесткого режима цензуры, который установлен на территории РФ.

– Есть ли у вас данные о том, какое количество российских войск сейчас находится на территории Беларуси?

– Если взять те подразделения, что там находятся – это примерно 1,5 тысяч человек. Это воздушный компонент, противовоздушная оборона, подразделения специального назначения и ракетных войск, а также два российских военных объекта на территории Беларуси.

Но картинка может измениться очень быстро, потому что переброска в Беларусь отдельных подразделений занимает 2-3 суток. И те резервы, которые сейчас остались на территории Российской Федерации, особенно – в Западном военном округе, могут быть быстро переброшены на территорию Беларуси.

– А резервы есть?

– Если будет принято такое решение, то по сути резервы есть. На сегодня в боевых действиях на нашей территории участвует 105 батальонных тактических групп (БТГр). Мы считаем, что общая численность, которая может быть сейчас немедленно применена – это ориентировочно 150-160 БТГр. Таким образом, да – они держат резерв на тот случай, если возникнет необходимость перебрасывать его на более важные или угрожающие направления боевых действий.

– Оперирует ли ГУР такими терминами, на которые мы застрахованы от возможного нападения из Беларуси? То есть можем ли мы говорить, что, например, в ближайшую неделю, в ближайшие две недели, в ближайший месяц нападение со стороны Беларуси то ли российских, то ли российско-беларусских войск невозможно?

– Это все расчетно. Оно просчитано. Как я уже говорил, когда россиян выводили из Беларуси, им понадобилось три недели. Итак, для того, чтобы вернуть их туда и создать на беларусской территории мощную ударную группировку, нужно до месяца времени – 3-4 недели. Это первое.

А во-вторых, все будет зависеть от того, насколько противник будет иметь успех на востоке, на юге Украины. Особенно на востоке – насколько быстро он сможет выполнить те задачи, которые он перед собой ставит. А ближайшая задача врага – это выход на административные границы Луганской, а затем Донецкой областей.

– Есть ли у вас данные о том, что россияне могут или готовятся объявить у себя всеобщую мобилизацию?

– На сегодняшний день мы таких признаков не имеем и не видим. Они проводят у себя частичную мобилизацию, но она скрытая. Она проводится по всей территории РФ. Работают их военкоматы, но это выборочно. Прежде всего используются мобилизационные ресурсы постоянной готовности. Тот же самый так называемый БАРС (боевой армейский резерв страны).

Это система резервистов, которые заключили контракт с вооруженными силами Российской Федерации и которые дали согласие на привлечение в любых ситуациях в боевые подразделения. Эта программа сейчас очень активно применяется. Они ее используют в том числе для создания новых пехотных подразделений. Также такой подход применяется для восполнения тех потерь, которые они понесли.

Кроме того, они несколько изменили систему именно вербовки для прохождения службы в вооруженных силах РФ. Первым делом уменьшили срок контракта. На сегодня военнослужащий может заключить контракт на прохождение службы в рядах вооруженных сил России начиная от двух месяцев и более. Раньше это был минимум год, а то даже три. Это все делается, во-первых, для того, чтобы быстро восполнять потери.

Во-вторых – чтобы заинтересовать людей подписывать контракты. Мы знаем случаи и у нас есть достоверная информация, что, например, один из военнослужащих из Тюменской области заключил контракт на 2,5 месяца. Он сделал это в начале мая, потому что через 2,5 месяца у его сына свадьба. Вот он захотел заработать немного средств, вернуться и отыграть свадьбу.

Во многих случаях один из мотивов, почему россияне идут на войну – это материальный стимул, потому что надо выплачивать кредиты, учить детей, просто жить. Из телефонных разговоров, которые мы перехватываем, следует, что более 70% руководствуются именно материальным стимулом. Хотя лишь потом они понимают, какой ценой это все происходит. А происходит это ценой их жизни.

Никто не заботится об их жизни. Это по сути пушечное мясо. Те пехотные подразделения, которые формируются из мобилизационного ресурса, бросают без тяжелого вооружения на передовую и самые большие потери несут именно они. Речь идет как о собственно российских мобресурсах, так и о ресурсах, которые они сейчас просто выкачивают из Донецка и Луганска. Там идет поголовная мобилизация, всех призывают в 1-й и 2-й армейский корпус. И там не считаются с людьми.

Если говорить реально, то это можно назвать настоящим геноцидом украинского народа, ведь это наши граждане, которые проживают на временно оккупированной территории. Но они вынуждены, потому что там ведется жесткий контроль и грозит суровая ответственность, если ты не идешь в ряды этих армейских корпусов. Есть и другие последствия, которые связаны с давлением на семьи, на детей. Они заложники той ситуации, которую россияне создали на востоке Украины.

– Как, по данным нашей разведки, сейчас выглядят дедлайны "спецоперации"? Ведь недавно россияне говорили, что они якобы планируют захватить всю территорию Луганской области до 26 июня. До этого были еще другие даты. Какие сейчас известны их "дедлайны" и есть ли у них конкретные даты по другим направлениям?

– Если говорить о дедлайне, то это будет зависеть от нашего сопротивления, от способности Сил обороны Украины, от той помощи, которую нам оказывают, чтобы мы остановили врага, сбили темп их наступления и не позволили реализовать те цели, которые они перед собой ставят.

Их цели – это контроль всей территории Донецкой и Луганской областей, после этого уже проведение соответствующих мероприятий. Второе направление – это Херсонская область. Они почти полностью захватили Херсонскую область и теперь ломают голову, что делать и как дальше действовать.

Какая первая предельная дата? Это все же будет 11 сентября, когда в России единый день голосования. Именно в этот день могут подниматься вопросы проведения "референдумов" или иных мероприятий по присоединению оккупированных территорий к России, либо создание квазигосударственных образований вроде "херсонская народная республика", либо объединение их с Крымом.

Все это политтехнологи Российской Федерации сейчас прорабатывают, идет активное изучение наших территорий, социальной ситуации и что с ними делать в целом – интегрировать или не интегрировать. Это вопрос дилеммный. Но первая дата – это 11 сентября.

Следующая возможная дата, которая сейчас активно обсуждается – это 30 декабря этого года, когда будет 100 лет от создания Советского союза. Но все дальнейшее развитие событий будет зависеть от того, какой успех они будут иметь, и насколько мы не дадим реализовать их планы.

– Какие сейчас настроения в окружении Путина и среди российской верхушки, олигархов? Можем ли мы надеяться на переворот?

– От начала мы видим, что Путин фактически никого не слышит – как у себя внутри, так и за рубежом. Ведь было много попыток переговорить с ним. Многие мировые лидеры ездили, чтобы убедить его – президент Франции Эмманюэль Макрон, канцлер ФРГ Олаф Шольц и другие – но не удалось.

Во-вторых, у Путина есть своя цель и он плавно к ней идет. Он проводит исторические параллели с Российской империей, с Петром I, который вывел Россию в Европу. Он уже говорит о войне России со Швецией, которая длилась 21 год.

То есть он уже осознает, что эта война, которую он развязал, не закончится через две недели, как он этого хотел. Он понимает, что это будет война на истощение, так же как и мы это понимаем. Его план – шаг за шагом забирать наши территории и потом что-то с ними делать.

У него есть советники. Но, пожалуй, ни переворот, ни изменение его позиции в ближайшее время не произойдут. По крайней мере до конца этого года – однозначно.

– А стоит ожидать, что он скоро умрет от болезни?

– Все будет зависеть от состояния его здоровья. Но это также речь идет о 2-3 лет. Соответственно, время играет на руку оккупантов и они это понимают. Даже если взять по количеству населения – ресурс Российской Федерации гораздо больше.

Это уже не говоря о военном потенциале, о ядерном оружии. Они же не считают людей, они просто уничтожают свой народ, так же как пытаются уничтожить украинскую нацию.