Тени сомнений: что происходит в деле об убийстве журналиста Павла Шеремета

Тени сомнений: что происходит в деле об убийстве журналиста Павла Шеремета
Подозреваемый в убийстве Шеремета – Андрей Антоненко (фото: Виталий Носач / РБК-Украина)

Спустя два месяца следствие так и не предоставило убедительных доказательств в деле Павла Шеремета. Развернутая кампания в поддержку задержанных, наоборот, нивелировала ряд аргументов МВД.

К версиям как прокуроров, так и адвокатов остаются вопросы. Что происходит в деле об убийстве известного журналиста – в материале РБК-Украина.

Белорусский оппозиционный журналист, имеющий российское гражданство, Павел Шеремет переехал в Украину в 2013 году. Он работал ведущим на телеканале TVI и на "Радио Вести", а также был одним из руководителей интернет-издания "Украинская правда".

Утром 20 июля 2016 года автомобиль гражданской жены Шеремета и владелицы "УП" Алёны Притулы был взорван в самом центре Киева. Под днищем машины была закреплена взрывчатка. Находившийся за рулем Шеремет скончался от полученных травм на месте трагедии.

Международное сообщество и украинские активисты потребовали от власти немедленно раскрыть преступление. Тем не менее, более трех лет уголовное производство, максимально закрытое от общественности, казалось типичным "висяком" – нет ни подозреваемых, ни свидетелей.

В середине декабря прошлого года Министерство внутренних дел провело брифинг по делу об убийстве Шеремета. В присутствии президента Владимира Зеленского и генпрокурора Руслана Рябошапки руководство Нацполиции назвало имена подозреваемых.

Ними оказались сержант Сил спецопераций и рок-музыкант Андрей Антоненко, детский кардиохирург и волонтер Юлия Кузьменко, а также военный парамедик Яна Дугарь.

Активизация расследования произошла в тот момент, когда новая власть назначила министру Арсену Авакову "испытательный срок". Полиция отрапортовала о раскрытии преступления аккурат к Новому году. По словам руководителей МВД, дело было чрезвычайно сложно распутать, ведь нити расследования вели к очень влиятельным "покровителям".

Поиск улик

Официальная версия следствия была озвучена прокуратурой в суде. Так стало известно, что после убийства Шеремета правоохранители начали изучать все случаи взрывов на территории Украины.

Это позволило им выйти на супругов Владислава и Инну Грищенко. Бывших участников АТО заподозрили в неудачной попытке взорвать автомобиль криминального авторитета в Ивано-Франковской области. Третий подозреваемый – Иван Вакуленко (позывной "Пистолет"), по версии правоохранителей, покончил с собой в киевской квартире.

Заинтересовавшись супругами Грищенко, полицейские установили, что они дружат с военным медиком Яной Дугарь, а та, в свою очередь, общается с Юлией Кузьменко (позывной "Лиса"). Муж последней, Петр Киян ("Электрик"), дружит как с семейством Грищенко, так и с сержантом Сил спецопераций Андреем Антоненко (рок-музыкант с псевдонимом "Riffmaster").

Тени сомнений: что происходит в деле об убийстве журналиста Павла ШереметаДетский кардиохирург и волонтер Юлия Кузьменко (фото: Виталий Носач / РБК-Украина)

С середины 2019 года полиция начала следить за всей компанией и прослушивать их телефоны. Часть разговоров, обнародованных МВД на брифинге, показывает, что фигуранты дела выражали обеспокоенность задержанием четы Грищенко и обсуждали дело Шеремета. В то же время на обнародованных записях фигуранты не делают безапелляционных утверждений о причастности кого-либо к убийству журналиста.

На основании этих данных, а также учитывая проведенные экспертизы внешности и походки, следствие решило огласить Антоненко, Кузьменко и Дугарь подозрения в умышленном убийстве. Владиславу и Инне Грищенко подозрение по делу Шеремета так и не было вручено.

Последующие два месяца на судебных заседаниях в прямом эфире прокуратура пыталась доказать обоснованность своих допущений, а защита – разбить все подозрения своими аргументами.

Обвинение в судах представляет исключительно прокурор Сергей Зузак. Как сообщил Офис генпрокурора в ответ на запрос РБК-Украина, он был включен в группу прокуроров 21 декабря. За этот период Зузак успел получить премию, но ведомство Руслана Рябошапки отказалось указать, в каком именно объеме.

"За указанный период премирование…Зузака С.А. осуществлялось в среднеопределенном размере, так же как и других сотрудников Генеральной прокуратуры Украины и Офиса Генерального прокурора", – сказано в ответе на запрос.

Спорные аргументы

На судебных заседаниях прокурор постоянно акцентирует внимание на том, что "Riffmaster" и "Лиса" якобы познакомились и активно общались задолго до убийства Шеремета. Так, до 20 июля 2016 года было зафиксировано 14 телефонных соединений между ними, а после – 90.

Защита подозреваемых утверждает, что впервые лично Антоненко и Кузьменко встретились только 21 июля 2016 года на концерте музыканта в пабе в Киеве. До этого они периодически общались по телефону и в соцсетях, но только на тему ДТП, в которое попал сын музыканта и свидетелем которого стала Кузьменко.

Кроме того, Зузак не упускает возможности огласить суду "характеризирующие" данные о подсудимых, не имеющие прямого отношения непосредственно к убийству журналиста. Прокурор ставит под сомнение показания бывшего мужа Кузьменко о ее алиби из-за того, что "Лиса" в тот период времени уже активно встречалась и даже ездила на отдых с Петром Кияном.

Алиби Дугарь о ее пребывании на территории военного госпиталя в Донецкой области, по мнению Зузака, также сомнительно. По словам прокурора, подозреваемая склонна самовольно отлучаться с места службы и вполне могла так поступить в июле 2016 года.

Тени сомнений: что происходит в деле об убийстве журналиста Павла ШереметаВоенный парамедик Яна Дугарь (фото: Виталий Носач / РБК-Украина)

Относительно алиби Антоненко, то его адвокаты заявляют, что он был дома на улице Старовокзальной в Киеве, но пока не готовы предоставить суду свидетелей или убедительные доказательства. Первоначально озвученная версия, что музыкант был в день трагедии в Ворзеле Киевской области, позже была опровергнута самими адвокатами.

Также обвинение утверждает, что подозреваемые якобы не предоставили следствию доступ к мобильным телефонам, которыми пользовались в 2016 году. Зузак сообщил, что проводится экспертиза, чтобы разблокировать "iPhone" Кузьменко, от которого она якобы забыла пароль.

В то же время непосредственно на заседании суда 4 февраля ее адвокат Тарас Беспалый назвал прокурору пароль от телефона, подчеркнув, что никто ничего не намерен скрывать от следствия. Телефон же Антоненко, по словам его защитника Станислава Кулика, вообще не изымался следствием.

Одним из аргументов в защиту подсудимых адвокаты называют их антропометрические параметры. Так, первоначальная экспертиза записей с камер наблюдения, проведенная в августе 2016 года, установила, что рост убийцы – около 170 см. Рост же Антоненко, по данным адвокатов, около 180 см. Соответственно, он намного выше запечатленного на видео мужчины.

Прокурор Зузак ставит под сомнение этот аргумент: "Человека сравнивали в движении, а во время ходьбы определить рост, по моему мнению, четко невозможно", – сказал он на заседании суда.

Ответ на этот вопрос мог бы дать следственный эксперимент, но за два месяца в отношении Антоненко он так и не состоялся. Защита указывает, что следствие пыталось его провести, но без адвокатов подсудимого, то есть в нарушение норм Уголовного процессуального кодекса.

О несоответствии роста запечатленной на видео женщины реальному росту подозреваемой Дугарь заявляют также ее защитники. Кроме того, адвокаты утверждают, что военный медик прошла проверку на полиграфе (детекторе лжи), которая якобы подтвердила ее непричастность к убийству Шеремета.

Наибольшие проблемы у следствия возникли с обоснованием в суде "ультранационалистических взглядов" подозреваемых. Они были заявлены как основной мотив преступления. Для подтверждения прокурор Зузак показал в суде две картинки с мэмами о Гитлере и Деде Морозе в нацистской форме, взятые, по его словам, со страниц Антоненко в соцсетях.

Прозрачные намеки

После задержания подозреваемых в убийстве Шеремета президент Зеленский посоветовал МВД сосредоточиться на поиске заказчиков преступления.

"Остается один вопрос – кто заказчик? Я уверен, что на этот вопрос будет найден ответ в следующий раз", – заявил глава государства.

По истечению двух месяцев никаких официальных заявлений на этот счет от следствия так и не последовало. При этом неофициально звучат намеки в сторону Службы безопасности Украины.

Еще в середине декабря бывший советник Авакова, депутат от "ОПЗЖ" Илья Кива заявил, что подозреваемые – это внештатные сотрудники СБУ.

В конце января бывший первый замглавы Администрации президента Андрей Портнов обнародовал "прослушку" фигурантов дела. Источник получения этих записей он не назвал.

Тени сомнений: что происходит в деле об убийстве журналиста Павла Шеремета

Так, на одной из записей Владислав Грищенко – свидетель по делу Шеремета, якобы обсуждает это уголовное производство с сотрудником департамента контрразведки СБУ Андреем Омельченко. Подполковник СБУ с таким именем в августе 2014 года указом президента Петра Порошенко был награжден медалью "За воинскую службу Украине".

Кроме того, Портнов обнародовал разговор подозреваемой Кузьменко с бывшим пресс-секретарем батальона "Днепр-1" Василисой Мазурчук, которая протитрована как жена сотрудника контрразведки СБУ. На записи девушки обсуждают ликвидацию одного из управлений департамента контрразведки и выражают разочарование по данному поводу.

После публикации записей Мазурчук на странице в Facebook обнародовала свою переписку со спикером МВД Артемом Шевченко. В ходе общения девушка высказала претензию в "сливе информации" и манипуляциях в деле Шеремета. Шевченко в свою очередь прямо намекнул ей на связь контрразведки СБУ и подозреваемых в убийстве журналиста.

СБУ официально не подтверждает и не опровергает эти громкие заявления. "Дело ведет МВД, поэтому они должны это комментировать", – сказала РБК-Украина спикер Службы безопасности Елена Гитлянская.

Замминистра внутренних дел Антон Геращенко заявил изданию, что связи подозреваемых с СБУ уже доказаны.

"Это не "возможные связи", а вполне конкретные. Это их контакты и их общение (с сотрудниками СБУ, – ред.), которое было далеким от дружеского. Это более чем дружеское общение дает следствию основания считать, что необходимо проверять больше десяти сотрудников СБУ на предмет их совместной деятельности. Что сейчас и проводится", – уточнил он.

Защита подозреваемых, в свою очередь, считает подобные заявления инсинуациями.

"Это бред. Я не знаю, чем это может подтверждаться. Это вообще какие-то "влажные фантазии" органов досудебного расследования. Ну, реально, как он (Антоненко, – ред.) – музыкант, певец, мог с кем-то там (в СБУ, – ред.) сотрудничать? Он не имеет ни навыков, ни доступа к какой-то информации, ни других необходимых для этого знаний и опыта", – объяснил РБК-Украина адвокат Станислав Кулик.

По его словам, в материалах уголовного производства нет никаких данных о связи подозреваемых с контрразведкой СБУ. Появление такой информации в СМИ он считает медийной атакой.

Сроки расследования дела Шеремета и содержания подсудимых под стражей продлены до начала апреля. Следствие и прокуратура признают, что доказательств не достаточно для передачи дела в суд, а экспертизы все еще продолжаются. В свою очередь, защита подсудимых утверждает, что доказательств невиновности их клиентов вполне достаточно для закрытия дела.

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь