Руслан Кошулинский: Смертная казнь во время войны может быть - за измену родине

Руслан Кошулинский: Смертная казнь во время войны может быть - за измену родине
Руслан Кошулинский считает, что электоральное ядро националистов составляет 15% (Виталий Носач, РБК-Украина)

Две крупнейшие политические силы на правом электоральном поле в последнее время почти не общаются. Этому предшествовал конфликт и тяжелые переговоры по поводу единого кандидата от националистов на следующих президентских выборах. "Свобода" и "Национальный корпус" так и не смогли договориться, хотя Олег Тягнибок даже уступил место компромиссной фигуре - "свободовцу" Руслану Кошулинскому. Его поддержали "Правый сектор", ОУН, КУН и С14.

Лидер "Нацкорпуса" Андрей Билецкий до сих пор не заявил о своем выдвижении на пост главы государства, поэтому на данный момент Кошулинский - единственный кандидат в президенты от правых сил. Он был народным депутатом VII созыва Верховной рады, после Майдана занял должность вице-спикера парламента и сложил полномочия после проигрыша "Свободы" на выборах 2014 года. Кошулинский ушел на фронт артиллеристом и позже был избран депутатом Львовского облсовета.

О планах на президентскую кампанию, месте националистов в украинской политике и напряженных отношениях с "Национальным корпусом" Руслан Кошулинский рассказал в интервью РБК-Украина.

- Когда мы вас спросили перед праздником Покрова (14 октября), может ли случиться так, что вы станете кандидатом в президенты, вы сказали, что это все слухи, и что у вас таких амбиций нет.

- Мы говорили о том, что это – слухи. Но слухи не подтверждают, пока нет фактов. Сейчас есть решение Тягнибока и высшего органа – политсовета, плюс наших друзей.

- Кто предложил вашу кандидатуру на внутренних обсуждениях? Это был Тягнибок, или вы сами предложили свою кандидатуру, или это было коллективное решение?

- Тягнибок предложил мою кандидатуру на заседании политисполкома. Затем на торжествах по случаю 25 лет "Тризуба" (14 октября, - ред.) Олег Тягнибок предложил нашим партнерам из националистического окружения рассмотреть мою кандидатуру. Когда предложение было принято, после того и было принято решение.

- "Национальный корпус" участвовал в этих обсуждениях?

- "Национальный корпус" приглашали на все совещания. Они знали повестку дня, но сознательно не присылали своих представителей. Билецкий три месяца избегал встречи с Тягнибоком.

- То есть, три месяца у вас были какие-то совещания и какие-то сборы, а потом "Нацкорпус" в какой-то момент выключился из процесса?

- Да. На каком-то уровне среднего звена, люди, которые были в коммуникации с нами по акции 14 октября, как-то с нами еще общались. Но потом – никакой коммуникации у нас не было. То есть, все были приглашены на обсуждение, и на празднование годовщины "Тризуба", но коммуникации нет.

- Почему кандидатом стали вы, а не Тягнибок?

- А что плохого в Кошулинском?

- Как правило, согласно принятой не только в Украине традиции, лидер политической силы является ее кандидатом в президенты.

- Здесь европейская традиция. Качинский, Дуда, например, если брать Польшу. Мы идем, мы меняемся, обновляемся, ищем новые формы.

- То есть, это вы попытались найти новые форматы? Потому что результаты Олега Тягнибока на предыдущих президентских выборах, мягко говоря, не были впечатляющими.

- Смотрите, есть пять руководителей и пять политических партий. Если бы Тягнибок выставлял свою кандидатуру, я считаю, что были бы амбиции и у других руководителей. Чтобы снять амбиции – вот кандидатура Кошулинского. Принимается? Принимается! У националистов все немножко иначе. Здесь точно нет праймериз. Здесь мужчины сели, посоветовались, есть решение – пожали руки и пошли дальше.

- Так почему же в конце концов с Билецким не пожали руки?

- Повторяю еще раз – он три месяца избегал любых встреч. Когда человеку звонят, пишут смски в течение трех месяцев – а ответа нет.

- Уже когда стало понятно, что вы будете единственным кандидатом от пяти правых сил, вы пытались как-то лично коммуницировать с Билецким?

- У нас состоялась встреча. Присутствовали представители "Правого сектора", "Свободы". Билецкий сказал, что он позвонит – до сих пор ничего. Ну, нет коммуникации, ну что же...

Руслан Кошулинский: Смертная казнь во время войны может быть - за измену родинеРуслан Кошулинский: "А что плохого в Кошулинском?" (Виталий Носач, РБК-Украина)

- Как вы считаете, вы много электоральной поддержки потеряли из-за того, что объединения как такового не произошло? Это же не идеальный вариант для вас, согласитесь?

- Ну, идеальных (вариантов, - ред.) не бывает в политике. Конечно, все видят социологию, понимают, что кумулятивный эффект от всех-всех-всех был бы очень весомым. Но здесь есть все – и есть один. Не поддерживаете нас? Тогда давайте не мешать друг другу. Если выборы – это распространение идеологии и борьба за убеждения, тогда, если вы идете своим путем – это принимается. Если вы считаете, что вы лучшие - для этого и есть политические партии. А мы считаем, что мы имеем политический опыт, мы прошли много избирательных кампаний, мы понимаем друг друга и считаем, что это негативно повлияет на распространение националистической идеологии. Хорошо, тогда мы пожали руки – вы пойдете своим путем, мы своим, распространяем идеологию. Главное – друг друга не пытаться перебороть.

- На выборах всегда самая острая конкуренция происходит между силами, находящимися на одном поле: между социалистами, между либералами, между националистами.

- Итак, полтора года назад мы подписали национальный манифест, пожали руки, сказали: "Друзья, мы – единомышленники, мы имеем один базис". При этом мы понимали, что сложно будет побороть идеологических соперников, но если мы не будем вместе – будет плохо. Полтора года вместе шли. Тут – раз! Что-то произошло. Что? Не знаю.

- Национальный манифест вообще себя оправдал? Какую цель он преследовал?

- Конечно, оправдал. Пять его подписантов поддержали Кошулинского. Все, кроме одного, сохранились. Теперь вместе надо идти, и манифест является залогом того, что идеологические организации могут получить качественный результат, учитывая, например, опыт 2014 года.

- Но вопрос в том, что продемонстрировало объединение правых сил с момента подписания манифеста до момента выдвижения кандидатуры на президентские выборы?

- Совместные акции, совместное видение. Напомните мне пример из политической жизни Украины, когда пять организаций, очень близких, которые конкурируют между собой, совместно проводили акции. Насколько надо было качественно поработать между собой, чтобы крупнейшие конкуренты совместно проводили акции, а не конкурировали на одном поле? Поэтому здесь все в порядке. А это были всеукраинские акции, не местного характера, то есть это было организационно очень сложно.

- Процитируем недавнее интервью Билецкого, где он говорит: "Манифест – это документ о том, как националисты видят будущее развитие нашей страны. Я с самого начала выступал за создание нового единого националистического движения без "хвостов" вчерашних партий. Чтобы были указаны направления, по которым мы движемся, был проведен объединительный съезд, чтобы было заявлено, что националисты единой силой идут на парламентские выборы 2019 года. Вот вокруг этих вещей и возникла самая большая проблема, потому что кроме нас создавать единую националистическую структуру никто не изъявил желания". Вы не разделяли подход Билецкого по поводу единой партии?

- Вот вы сейчас зачитали, а я впервые это слышу. Разговоры о создании единой политической партии, разве на кухне у кого-то велись. Но точно не в среде руководителей других политических партий и организаций. Никакого такого разговора не было. Я могу также процитировать интервью руководителя "Правого сектора" (Андрея Тарасенко, - ред.). Такая же ситуация. Возьмите интервью любого из руководителей организаций, подписавших манифест – все разводят руками и смотрят друг на друга. Мы вообще не говорили про единую партию, понимая, что это может быть неконсолидирующим фактором. Давайте мы отложим ответ на этот вопрос ближе к выборам и там подумаем: как, что, каким образом. Это и есть тактика – как нам лучше всего в избирательной кампании подойти к ней, чтобы получить победу. Поэтому... что-то там себе придумали люди...

- Как вы себе вообще представляли поход на следующие парламентские выборы?

- Надо было садиться и договариваться. Но кто знает, какие будут условия? Кто сказал, что до октября 2019 года не будет изменено избирательное законодательство? Кто может сказать, что выборы будут проходить именно таким образом?

- Как вы считаете, парламентские выборы осенью 2019 года вообще состоятся?

- (смеется) Состоятся. Никто не даст их снять с повестки дня. Какие силы смогут сделать это? Ну давайте перечислим.

- Прежде всего, это может быть власть. Вспомним недавнюю историю с введением военного положения. Много источников РБК-Украина утверждали, что одной из попутных задач этой инициативы был перенос даты выборов.

- Хотеть и мочь – это разные вещи. Сколько звонков президент получил сразу, его западные партнеры сразу предупредили – это не вписывается в демократичность Украины.

- А идейные разногласия с "Нацкорпусом" у вас есть?

- Мы подписали манифест, следовательно, в целом мы имеем сходные взгляды.

- Среди контраверсионных моментов их программы можно навскидку назвать пересмотр результатов приватизации, возвращение смертной казни и ядерного оружия.

- Смертная казнь во время войны может быть - за измену родины. Ядерное оружие – да, это реалистично сейчас с финансовой и политической точки зрения. Очевидно, мировое сообщество не даст нам этого сделать, но к тому надо двигаться. Никто не возразит, что ядерный щит – это мощнейшая защита, которая только может быть. Пересмотр незаконной приватизации стратегических предприятий – тоже правильно.

- "Нацкорпус" также критически относится к НАТО и Евросоюзу.

- Геополитически Украине выгоднее проевропейская вертикаль, чем горизонталь. Нам выгоднее такой формат: Эстония, Литва, Латвия, Польша, Украина, Грузия, Турция. Я был руководителем в ГУАМ. ГУАМ - казалось бы, не очень известная объединительная структура, но она собиралась на уровне заместителей глав парламентов стран всей Восточной Европы, которые даже не были членами ГУАМ. Потому что интересна Грузия, интересен Азербайджан за счет нефти, эту вертикаль – Балтийско-Черноморскую ось, мы тоже ее моделируем. Практически все страны вокруг Украины являются членами какого-то военного объединения, как быть вне этого? Надо делать максимально быстрый шаг в сторону НАТО. Мы же до сих пор живем в советском военном стандарте.

- По курсу на ЕС подход аналогичный?

- Это основной, базовый курс. Но вы видите, какая сейчас ситуация в ЕС. Ничего устойчивого нет. Каждая страна выступает, исходя из своих интересов. Великобритания сейчас возвращается к Королевскому Британскому союзу. Это страны, которые им привычны, начиная от экономических и юридических норм – Австралия, Канада, Сингапур. Но мы сегодня имеем понимание, что в Европу надо стремиться.

Руслан Кошулинский: Смертная казнь во время войны может быть - за измену родине

Руслан Кошулинский: "Никто не даст снять выборы с повестки дня" (Виталий Носач, РБК-Украина)

- Уже известно, когда будет официальное выдвижение вас в президенты? Это будет съезд или какая-то уличная акция?

- Конечно, съезд, как и должно быть согласно действующему законодательству. На него должны быть приглашены представители ЦИК, СМИ. Только таким образом это может регистрироваться.

- Уже 31 декабря можно подавать документы, а 1 января - день рождения Бандеры. Чем для вас это не шикарная возможность?

- (смеется). Не знаю. Есть сложность. Каждый празднует этот праздник. Например, во Львове будут выходить на улицы. С Ивано-Франковска поедут на родину Бандеры в Угрынив. В Киеве будут свои мероприятия. К тому же это должен быть объединительный съезд. На нем будут и партнеры, к возможностям которых мы должны прислушиваться. Некомфортно будет, чтобы мы делали это в праздник.

- Кстати, насчет 1 января. Конечно, вы будете проводить традиционную акцию. И, наверное, "Национальный корпус" планирует свои мероприятия. Какие предварительно были разговоры о координации акции?

- Еще не знаю. Я сейчас не руковожу штабом. Моя задача сейчас ездить по регионам, встречаться, быть на телевидении, давать интервью.

- А кто руководитель штаба? Кто еще из ключевых лиц входит в штаб?

- Руководитель – Алексей Кайда. Еще есть Андрей Мохник, Мартынюк Леонтий.

- Финансовое обеспечение?

- Экономический совет. Игорь Кривецкий. Никого лишнего нет. Все друг друга знают уже много лет. Раньше я был руководителем штаба, сейчас Кайда, но мы уже 23 года знакомы и с одного взгляда понимаем, что надо делать.

- Вы с рядовым составом "Нацкорпуса" общаетесь? Они реально настолько не готовы вас поддержать, и вы им так не нравитесь?

- Я не коммуницирую. Всем нравиться не сможешь. Убеждать кого-то в том, что свои внутренних червячков надо прятать, я не собираюсь. Это уже взрослые люди, они прошли уже определенный путь в жизни, имеют свой взгляд по поводу развития страны, развития своей организации.

- Вы с Билецким лично знакомы? Когда последний раз виделись и о чем говорили?

- Один раз во Львове виделись, там были акции по областному совету. Также на совместной акции по манифесту. Но не очень часто. Каких-либо приятельских отношений у нас нет. И вражеских тоже.

- На данном этапе ваших отношений с "Национальным корпусом" вы предполагаете возможность проведения каких-то совместных акций?

- Вполне может быть на каких-то низовых уровнях.

- До президентских выборов мы увидим какие-то сюрпризы в исполнении "Свободы" на улицах? Много говорят о возможных провокациях со стороны сторонников Московского патриархата...

- Сколько денег в 2019 году предусмотрено на силовые структуры? Очень много. Сколько у нас силовых структур? Власть имеет все средства, все возможности, чтобы законным образом обеспечить порядок. Зачем для этого привлекать общественность и политические партии?

- "Свобода" будет стоять в стороне в таких случаях?

- Если церковь нас будет просить, и власть не будет выполнять свои функции, то тогда, наверное, мы не будем стоять в стороне.

- Как вы считаете, в этой избирательной кампании кандидаты в президенты будут активно использовать массовые акции как предвыборный инструмент?

- Думаю, такого не будет. У нас в стране не больше двух-трех партийных структур, которые могут собрать большие идейные массовые мероприятия. А кандидатов много. Соответственно, кто может собрать массовые мероприятия? "Свобода" может, националисты могут, "Батькивщина" может. Все остальные не могут. Это ответ на ваш вопрос.

- Ваша акция была 31 августа 2015 года, которая закончилась трагически (от взрыва гранаты, брошенной одним из протестующих, погибли четыре бойца Нацгвардии, - ред). Это стало переломным моментом для вашей уличной активности?

- После этого мы проводили и будем проводить массовые акции. Конечно, теперь мы организационно относимся к ним тщательнее. Уже Юрий Сиротюк (председатель фракции "Свобода" в Киевраде - ред.) не приходит на акцию с книгами, а Тягнибок – со своими детьми, понимая, что могут быть и такие провокации, как 31 августа 2015 года.

- Много "свободовцев" тогда попало под уголовное преследование. Это могло стать фактором сдерживания партии от уличной активности? Такое мнение приходилось слышать в кулуарах.

- В чем нас сдерживают? Кому закрыли рот? "Свобода" не изменилась, "Свобода" ни от кого не зависит, если нас и хотел кто-то взять под контроль, то ничего не получилось.

- Недавняя акция "Сокола" (молодежная организация "Свободы", - ред.) в "Оушен Плазе" (столичный торговый центр, - ред.) вызвала много вопросов. Предполагали, что это были обычные околобизнесовые разборки.

- Предположение – первая сестра ошибки. Люди, которые воевали, а таких много было среди участников акции, говорят, что не может зарабатывать деньги в Украине человек, который под санкциями, правая рука Путина, его фирмы строили керченский мост (речь идет о российском миллиардере Аркадии Ротенберге – ред.). И люди проводят такую акцию.

- А почему тогда акция закончилась без результатов? Ротенберг никуда не делся, но все прекратилось.

- Это надо спросить у власти, которая должна нести за это ответственность, а не у представителей "Сокола". Позиция была высказана. Если власть ее не услышала, то будет делаться что-то другое. А какие были варианты? Постоянно там жить, голодать, наручниками себя приковывать и тому подобное?.. Сигнал был передан.

Руслан Кошулинский: Смертная казнь во время войны может быть - за измену родине

Руслан Кошулинский: "Если власть не услышала нашу позицию, то будет делаться что-то другое" (Виталий Носач, РБК-Украина)

- Уже сформирован фонд, из которого будет финансироваться избирательная кампания?

- Ищем.

- Есть постоянные доноры, по примеру прошлых кампаний?

- Есть экономический совет, куда входят предприниматели, которые являются членами партии или нашими сторонниками: у кого-то есть биг-борды, у кого – типография и тому подобное. Вы видите, что массированной бордовой кампании нет. Но сейчас только начало кампании, еще достаточно времени.

- Какие регионы вы для себя считаете базовыми?

- А сейчас вам этого никто не скажет. Чувство украинскости сейчас на огромном подъеме. И это может взорваться.

- Вы проводили внутреннюю социологию?

- Еще не проводили. Нет смысла, когда еще только старт кампании.

- Почему, несмотря на такой подъем украинскости, кандидаты от националистов набирают так мало голосов?

- В 2012 году националисты были одни – "Свобода", больше никто. Сейчас, учитывая конъюнктуру, уже все националистами стали. Даже слышал, как Ольга Богомолец (глава комитета Рады по вопросам здравоохранения, нардеп от БПП, - ред.) говорила на одном из эфиров: "Мы в своей Богом данной стране". То есть, все воруют "свободовские" наработки, мягко говоря. Начиная от Порошенко, заканчивая оппозицией. Каждый держит нос по ветру.

- Учитывая то, что сейчас ваши лозунги и идеи 2012-го года взяты на вооружение всеми, что вы можете предложить на этих выборах? В чем ваше уникальное предложение на политическом рынке?

- Качество. Наша позиция стабильна, она неизменна. Повеет ветер завтра в другую сторону – они сменят лозунги. Те, кто кричал против НАТО, сейчас за НАТО. Те, кто были основателями "Партии регионов", членами политсовета СДПУ(о), – сейчас большие националисты. Продолжая вашу риторику, этот товар – конъюнктурный, некачественная китайская подделка. Если нас нет в медиа, то мы пойдем другим путем. Наша организация достаточно разветвленная, мы можем собрать людей. У нас есть пример кампании Макрона, они обошли 350 тысяч домов, от дверей до дверей. У нас другого варианта нет. Мы выступаем против олигархов, которые владеют СМИ, вряд ли им будет комфортно нас туда запускать. Поэтому мы идем другим путем: глаза в глаза, из дома в дом. А электоральное ядро националистов сейчас – 15 процентов.

- В 2012 году далеко не все, кто вас поддержал, был националистами. За "Свободу" голосовали в противовес "Партии регионов", чтобы кто-то мог противостоять регионалам в парламенте, в том числе физически. Какая у вас задача в следующем созыве Рады?

- Было задание от общества поставить "регионалов" на место. Сейчас задача - это максимально мощная фракция в следующем парламенте, которая должна остановить промосковских оппонентов.

- То есть, опять будете драться?

- Опять будем сдерживать. И они это знают, что мы умеем. В 2012 году было 37 наших депутатов против двух сотен с чем-то их. И ничего, все сидели, голосовали, никто не "кнопкодавил" после того, как они получили по голове. УДАР и "Батькивщина" хоть и были большими, все равно оглядывались на нас, потому что мы организованные и дисциплинированные.

- Ваша задача максимум на президентские выборы? Вы верите, что можете победить?

- Максимум - это второй тур. Надо показать все, что можно. То же самое мне говорили, когда я был старшим сержантом и в 2015 году баллотировался в мэры Львова. Подходили действующие нардепы и говорили: "Зачем оно тебе, ты же на старте имеешь один процент?" В итоге я попал во второй тур. То же самое говорили в 2010 году "Свободе" во Львовском городском совете, а она получила 55 депутатов из 90. Ни одна социология не давала такого результата. В 2012 году нам максимум давали три процента. В 2014 году наша проблема была в том, что мы не удержали рейтинг и допустили, что националисты на выборы пошли отдельно. У нас есть этот опыт и понимаем, что лучше идти всем вместе.

Руслан Кошулинский: Смертная казнь во время войны может быть - за измену родине

Руслан Кошулинский: "Наша позиция стабильна, она неизменна" (Виталий Носач, РБК-Украина)

- В 2014 были достаточно серьезные "внутренние чистки" в партии, касались они тех людей, которые зашли на волне популярности "Свободы" в 2012 году. Сколько людей ушло от вас?

- Больше тысячи человек было исключено из партии после 2014 года. К примеру, человек получил должность, и, когда партия не прошла в нынешнюю Раду, мы сказали: "Все представители "Свободы" должны покинуть должности – от вице-премьера до самых низких должностей". Кто-то сказал: "Я не хочу, мне должность важнее". Нет проблем – тебя исключили из партии, все, иди, пожалуйста, своим путем. Были такие, кто перестал принимать участие в партийной работе. Их тоже исключили. Нет плохих людей, есть люди не на своем месте.

- Во сколько обойдется ваша президентская кампания?

- Во-первых, есть обязательный залог в 2,5 миллиона гривен. Далее подсчитаем. Может, нам удастся частично зайти с роликами, будет печатная продукция. В биг-бординговую кампанию я не верю. Пока нам удается обходиться своими силами, имея друзей и сторонников. Не думаю, что это будут большие деньги, какие-то десятки миллионов, это будет до десяти миллионов гривен максимум. Кампания будет построена на партийной сети, это другая математика. Ты не платишь людям за раздачу газет, за стояние в палатках, здесь другие взаимоотношения, нам легче. Поэтому "Свобода" всегда остается "Свободой". Вспомните НДП, нет Пустовойтенко – нет НДП, нет Медведчука во власти – нет СДПУ(о), нет Ющенко – нет "Нашей Украины", не будет Порошенко – не будет, наверное, и БПП.

- По вашему мнению, достижения, которые произошли после Майдана, они необратимы? Возможен ли абсолютный реванш пророссийских сил, полный разворот и возвращение к состоянию "а-ля 2013"?

- Этого уже не будет. Они слишком много нашей крови пролили, это уже никто не вернет. Конечно, будет определенная часть общества, которая будет ностальгировать. Но я вижу русскоязычных ранее людей, которые прошли войну, изменили себя кардинально и теперь разговаривают на украинском. Украина оторвана от России. Слишком ярко: твой брат, коллега... Крови очень много. Те, кто похоронили, те уже в Россию не вернутся.

- Что делать с агентами Кремля, типа кума Путина?

- Сажать, обменивать. За четыре года МВД возбудило около шести тысяч дел по статье "терроризм". У них сегодня в Украине невероятная шпионско-диверсионная сеть, учитывая то, что у нас до сих пор действует соглашение между силовыми структурами. Нашей сети там нет, или она минимальная еще с 2014 года. Мы не знаем, какое решение принято на СНБО, а они знают. Решение о допуске женщин из России, а мужчин нет, это смешно. Что мешает ФСБ выдать паспорт своему диверсанту написать в паспорте, что ему 60 лет, а не 50, и что мы не знаем как работают женщины снайперами и корректировщиками огня? Я так понимаю, что у власти было другое желание с этим законом, они переживали за томос.

- Вы же и с Медведчуком встретитесь в следующем парламенте...

- Кто об этом сказал? Когда-то говорили: "Кто же будет во втором туре с Януковичем в 2015 году?". А мы говорили: "Кто сказал, что он доживет до этого времени".

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь