ua ru

Что происходит между Зеленским и Залужным. И откуда взялся "выездной" скандал

Что происходит между Зеленским и Залужным. И откуда взялся "выездной" скандал Владимир Зеленский, Андрей Ермак и Валерий Залужний (фото: facebook.com / ganna_maliar)

Что стоит за скандалом с запретом на передвижение по стране для военнообязанных и есть ли конфликт между Офисом президента и Генеральным штабом – в материале РБК-Украина.

Президент Владимир Зеленский поручил главнокомандующему ВСУ Валерию Залужному отменить нашумевший порядок о выдаче разрешений военнообязанным для передвижений по стране. Накануне глава государства публично попросил военных больше не принимать без него подобных решений. Документ отменили, но неувязки в законодательстве и сопутствующие проблемы все равно придется исправлять.

Большой резонанс вокруг этой истории спровоцировал массу манипуляций, в том числе в очередной раз подстегнул слухи о конфликте между военным и политическим руководством. Стоит отметить, что собеседники РБК-Украина в высоких кабинетах в один голос это отрицают. Но упорство, с которым эта тема снова и снова возникает в информационном пространстве под разными поводами, вызывает вопросы.

"Кто пытается столкнуть лбами главнокомандующего и президента? Для нас это тоже большой вопрос. Выгодно это только одной стороне – нашему врагу", – считают источники издания в Генштабе.

"Выездной скандал"

Норма о запрете на выезд с места проживания в военное время без разрешения от "военкомата" (после реформы – территориального центра комплектования и социальной поддержки), вокруг которой разгорелась широкая дискуссия, существует еще с 1992 года. Она прописана в нескольких законах, в том числе "О воинской обязанности и военной службе", и даже указана в военном билете.

По сути, она действует как минимум с 24 февраля, когда Россия начала широкомасштабное вторжение и в Украине было объявлено военное положение, по другой трактовке – и вовсе с 2014 года. Но по факту ее систематично никто не применял. Для этого в законодательстве не хватает конкретики: что именно считать выездом с места проживания, кто это должен контролировать и как наказывать за нарушение. Единства по этому поводу нет и среди юристов.

Генштаб со своей стороны разработал внутренний документ, который разъясняет "военкоматам", кому и на каких основаниях они должны выдавать разрешение на выезд, базируясь на действующем законодательстве. Никто не ожидал, что он станет публичным, а тем более вызовет такой ажиотаж, уверяют собеседники издания в этом ведомстве. По их словам, речь не шла о каких-то новых ограничениях или санкциях.

Что происходит между Зеленским и Залужным. И откуда взялся "выездной" скандалПередвижения военнообязанных во время войны ограничены законом (фото: Getty Images)

В то же время в соцсетях и медиа эта ситуация была истрактована именно так. Лидеры мнений и политики, среди которых и народные депутаты от правящей партии, заявили, что запрет на выезд убьет экономику и волонтерское движение. Появились подозрения, что за продвижением этой идеи могут стоять и коммерческие мотивы. Якобы выдача разрешений – потенциально прибыльный бизнес для нечистых на руку сотрудников "военкоматов".

"Нарушения закона в этом не было – действительно такое предусмотрено в существующем законодательстве. Но целесообразности и смысла проводить инвентаризацию всех военнослужащих сейчас нет, потому что нет проблем с призывом по мобилизации. Зачем это Генштаб сделал? Ну потому что военные. Не исключаю, что здесь могла иметь место и какая-то коррупционная затея. Ведь 100%, что с кого-то бы начали брать за разрешение деньги. Неясно, централизовано ли это, или по "недомыслию", – отметил в беседе с РБК-Украина один из влиятельных нардепов.

В Генштабе, в свою очередь, говорят, что особой проблемы в разрешениях на выезд не видят. Мол, решается она одним походом в "военкомат", что, в свою очередь, позволило бы наконец-то разобраться с учетом военнообязанных. Ведь массовые вынужденные переезды по стране из-за российской агрессии явно не добавили понимания, сколько граждан у нас реально есть в мобилизационном резерве, где они находятся и что умеют.

"Напоминаю, идет война. Вы нужны своему государству! Все, кто до сих пор не стоит или не восстановился на военном учете, должны это сделать. Те, кто планирует выезд за пределы своих районов и областей, должны взять разрешение в ТЦК. Никаких указаний на препятствование перемещению лиц в ближайшие дни со стороны военного командования не предоставлялось", – говорится в недавнем посте на странице главнокомандующего ВСУ Валерия Залужного.

Что происходит между Зеленским и Залужным. И откуда взялся "выездной" скандалУкраинцев призывают стать на учет в "военкомате" (фото: Getty Images)

Источники издания объясняют, что ни у кого не было цели забирать на войну всех, кто пришел бы за справками, или отлавливать военнообязанных на блокпостах. Но для дальнейшего планирования оборонных операций, поиска и отбора необходимых кадров, качественной ротации личного состава и даже его обеспечения необходимо чтобы те, кто еще не дошел до военкомата, – наконец-то это сделали. Потому волна критики вызвала недоумение в Генштабе, хотя недоработки по части коммуникации там тоже признают.

"Эта ситуация ярко показала, что общество делится на тех, кто воюет, и тех, кто считает, что эта война их лично не касается. Экономика, конечно, важна, только во время войны она должна работать на армию, иначе не будет ни армии, ни экономики. Воюет ведь не только армия, воюет все государство. А после таких скандалов желающих воевать явно не прибавится", – резюмировал собеседник РБК-Украина в окружении Залужного.

Социальный всплеск из-за выдачи разрешений на выезд заставил вмешаться президента. По его поручению Генштаб отменил соответствующий документ, дальше его должны доработать. По информации издания, пересмотром законодательства займутся рабочие группы на базе комитета Рады по нацбезопасности с участием представителей Минобороны и Генштаба. Должен появиться координационный механизм, чтобы избегать подобных инцидентов в будущем.

Линии напряжения

"Что касается возможных недоразумений между мной и Генштабом, то никаких недоразумений нет. У нас война, и мы должны работать одной командой. Мы так и работаем. И если есть какая-то несогласованность, нужно исправлять эти ошибки. Они мелкие, я считаю, по сравнению с тем большим единством, которое демонстрирует наше государство, народ Украины, наши ВСУ, как мы вместе воюем. Я считаю, что это ни о чем, ошибки надо исправлять, вот и все", – заявил Зеленский после завершения этой истории.

Но для части сторонних наблюдателей она послужила новым поводом для спекуляций на тему "противостояния" политического и военного руководства. Конспирологи и вовсе поспешили заключить, что таким образом недоброжелатели пытаются поколебать уровень поддержки Залужного в пользу Зеленского. Примечательно, что этот тезис радостно разгоняет и российская пропаганда.

Слухи о некой ревности Банковой к главнокомандующему на электоральной почве ходили и до этого. К примеру, запуск благотворительного фонда имени Залужного для поддержки армии называли чуть ли не стартом собственного политического проекта. Фонд в итоге переименовали и повод для домыслов был исчерпан.

"Пока идет война, у Залужного точно нет никаких политических амбиций. Он точно не играет в пиар и все эти истории "кто главнее". Так что когда появляются разговоры о рейтингах и конкуренции, это всем только мешает. Хотя определенные люди пытаются внушить президенту, что Валерий Федорович ему конкурент. Зачем – непонятно", – говорит источник в окружении главнокомандующего.

Что происходит между Зеленским и Залужным. И откуда взялся "выездной" скандалОкружение Залужного уверяет, что у него нет политических амбиций (фото: facebook.com / CinCAFU)

В то же время все опрошенные изданием собеседники из высших военно-политических кругов утверждают, что никакого межличностного конфликта между Зеленским и Залужным нет. Точно так же, как и с министром обороны Алексеем Резниковым. Их отношения описывают как рабочие и вполне конструктивные. Президент как минимум дважды в сутки общается с "главкомом" во время доклада о положении дел на фронтах. Несколько раз в неделю собирается Ставка верховного главнокомандующего.

"Если и бывает какое-то напряжение, то только из-за того, что мало оружия. Когда идет война, то всегда есть дискуссия, как без этого", – уточняет источник в ОП.

"Главком воюет, у него каждый день умирают и калечатся люди. Ему нужно понимать кем и чем мы воюем. Если государство не справляется с вопросами вооружения и обеспечения армии, то логично, что он постоянно поднимает это на уровень министра обороны и президента", – добавляют в Генштабе.

При этом на Банковой утверждают, что политики не вмешиваются в оперативное управление боевыми действиями. Конечно, президент постоянно в курсе положения дел и будущих операций, но "не рассказывает военным, как им воевать". Да и сам Залужный, уверены собеседники, никогда бы не выполнил приказ, который явно бы навредил его подчиненным.

Если какие-то трения и могут возникать, то разве что на уровне институций как таковых и отдельных исполнителей, но явно не самих руководителей. Так, к примеру, в ОП считают, что военные должны в глазах общественности разделять ответственность не только за победы, но и за неудачи и проблемы. Это касается как войны непосредственно, так и околовоенных вопросов, как с тем же запретом на выезд.

"Понятно, что у армии 82% доверия, но за провалы кому-то тоже нужно отвечать. Так выходит, что если какие-то проблемы, то ответственность на себя брать никто не хочет. Это ведь не к президенту вопрос с тем же запретом на выезд. Потому и бывает напряжение, но к кадровым изменениям это не приведет, тем более во время войны", – говорит источник на Банковой.

У Залужного, в то же время, уверены, что сейчас нельзя выносить многие вопросы на всеобщее обсуждение, какими бы они ни были резонансными или болезненными для общества.

"Если мы сейчас, пока не закончена война, будем публично искать виновных и пытаться их наказывать, то мы деморализуем армию. Все всё знают и помнят, всему свое время", – отмечает собеседник.

* * *

На пятом месяце войны привычные широкой аудитории рассуждения о конфликтах во власти возвращаются в медийное пространство. С одной стороны, это признак нормального демократического общества, чего давно лишены наши северные соседи. С другой – фокус от противостояния большому глобальному врагу все чаще распыляется на поиск и смакование мелких межусобиц и ошибок. И это при том, что наши темные времена, к сожалению, еще далеко не позади. Чтобы их преодолеть, возможно, нам понадобятся все силы и единство, которое сможем в себе найти.