ua ru

Генерал Дмитрий Марченко: Мы отвоюем Крым, так же как Херсон, Луганск и Донецк

Генерал Дмитрий Марченко: Мы отвоюем Крым, так же как Херсон, Луганск и Донецк Генерал-майор Дмитрий Марченко (фото: facebook.com / dmitry.marchenko78)

Зачем Россия перебрасывает войска на юг, почему оккупанты не проведут в Херсоне референдум 11 сентября и что нужно для того, чтобы следующей весной Украина праздновала победу – в интервью РБК-Украина рассказал генерал Дмитрий Марченко.

Генерал-майор Дмитрий Марченко до апреля руководил обороной Николаевской области. Тогда, в первые недели полномасштабной войны оккупанты пытались окружить облцентр, однако их первая попытка потерпела сокрушительный провал.

Россиян удалось оттеснить к границам временно оккупированной Херсонской области, где наши Вооруженные силы готовят плацдарм для наступательной операции. Чувствуя уязвимость своих позиций, враг на протяжении последних недель стягивает свои войска на юг и, похоже, планирует очередную атаку.

Генерал, который в конце июля вернулся в Николаев с задачами на территории Николаевской и Херсонской областей, считает, что россияне могут попытаться снова взять город в кольцо. И добавляет: их планы будут рушиться, как только они начнут какие-либо наступательные действия.

О том, почему Россия переключила внимание на юг, каков возможный план атаки оккупантов и почему их сценарии по присоединению Херсона дают сбой – Дмитрий Марченко рассказал в интервью РБК-Украина.

– До апреля вы руководили обороной Николаевской области. С какими задачами вы сейчас вернулись в область – из того, что можете рассказать?

– Ничего не могу рассказать. Помогаю для того, чтобы получили общую победу.

– На выходных в Николаеве вводили двухдневный комендантский час. Как официально сообщалось, это для выявления коллаборантов. Каковы результаты?

– Мы провели довольно результативные мероприятия, "почистили" город. Было выявлено более 400 нарушителей, из них примерно два десятка коллаборантов, были также обнаружены наркодилеры, люди, находившиеся в розыске. Эти выходные, наверное, были самые спокойные за всю историю Николаева.

– Есть открытые данные, что оккупанты уже несколько недель подряд стягивают силы на юг – в Херсонскую и Запорожскую области. Это для какой-то серьезной наступательной операции или для локальных атак?

– Это, наверное, чтобы нам было удобнее их уничтожать в куче. На самом деле, есть информация, что они усиливают те войска, которые у них уже там находились. Они понимают, что Украина готовится к контрнаступательной операции и в связи с этим они усиливают там свои группировки, перебрасывают батальонные тактические группы. Но это им особо не поможет.

Наше командование "Юг" сейчас очень удачно наносит артиллерийские удары по вражеским объектам. За последнюю неделю было уничтожено более 10 складов с боеприпасами, командных пунктов. Поэтому, поверьте, ситуация у нас не такая плохая, как все думают.

Генерал Дмитрий Марченко: Мы отвоюем Крым, так же как Херсон, Луганск и ДонецкГенерал Марченко уже второй раз отвечает за оборону Николаева (фото: GettyImages)

– А известно ли вам, сколько ориентировочно войск оккупантов сейчас есть в Херсонской и Запорожской областях?

– Говорят, что примерно 25 батальонных тактических групп. Но скажу вам честно – никто точно не видел, сколько их там на самом деле. Как бы то ни было, никто их здесь не боится, никто не будет от них убегать. Мы готовы их встречать и давать бой.

– Сейчас они стягивают силы на юг, перебрасывая в том числе силы с изюмского направления, из-под Лимана, откуда они собирались наступать на Славянск. Причем, как они сами объявляли, захват Донбасса – это был для них приоритет номер один. Верно ли я понимаю, что они жертвуют интенсивностью своего наступления на востоке из-за того, что они почувствовали угрозу от нас на юге?

– Как я вижу, они просто хотят иметь хоть где-то какой-то успех. Он сейчас у них не наблюдается ни на востоке, ни на юге – нигде. Я считаю, что они хотят попытаться захватить часть юга и если у них это удастся, то они сделают его приоритетным направлением.

– Издание The Times недавно писало, что оккупанты якобы стянули 25 тысяч войск для того, чтобы окружить Николаев. Приходилось слышать и другие версии относительно их вероятных планов на юге. Например, первая версия – чтобы двинуться в направлении Кривого Рога и дальше для окружения Запорожья. Вторая версия – что они хотят двигаться в сторону Кривого Рога и дальше свернуть на Николаевскую область и, возможно, двигаться на Вознесенск. Третья версия – что они из района Херсона хотят идти на Николаевскую область и на Николаев. Каков их план?

– Это все только предположения, что они могут делать. Как я вижу, они будут пробовать наступать в двух направлениях – это николаевское направление и криворожское. Если у них получится хотя бы на одном из направлений прорваться, то они будут перебрасывать туда остальные силы и делать его приоритетным.

– Если говорить о Кривом Роге, это очень длинный город. Трудно представить, как его можно окружить или взять в кольцо. Для чего им туда двигаться? Или же это они хотят двигаться на криворожском направлении, чтобы выйти на северные админграницы Херсонской области?

– Нет, я так понимаю, что у них другой план. Они хотят захватить Кривой Рог, чтобы создать себе плацдарм для наступления на Вознесенск и Южноукраинск. Тогда они смогут попробовать взять Николаев в кольцо.

Они уже пытались взять Николаев, им это не удалось, поэтому они сейчас хотят обойти его, взять в кольцо и затем это кольцо сокращать. В принципе так, как они это делали с Мариуполем. Но я думаю, что все эти их планы начнут рушиться, как только они начнут какие-либо наступательные действия.

– Увеличение интенсивности обстрелов Николаева – это какой-то из элементов их подготовки к наступлению или это исключительно для террора и запугивания местных жителей?

– Я бы сказал, что интенсивность, наоборот, уменьшилась. Сегодня (разговор состоялся 9 августа, - ред.) была первая тихая ночь. Командование "Юг", помимо многих складов с боекомплектами и командных пунктов, очень метко поразило целый дивизион С-300. Поэтому у них не все так хорошо, как может казаться.

– Представим: им никак не удается подойти и окружить Николаев и поэтому они через Вознесенск будут пробовать прорываться к Одесской области. Это реальный сценарий и насколько велик риск, что им удастся прорваться в Одесскую область?

– Да, такое у них и было в первоначальных планах. Но, скажем так, свой шанс это сделать они упустили еще в марте. Поэтому сейчас им будет очень сложно, они понесут большие потери и личного состава, и техники. Они уже морально очень потрепаны и хотят бежать. Из их переговоров мы слышим, что они уже вместо стиралок и микроволновых печей начали искать надувные матрасы и резиновые лодки. Они уже собираются бежать за Днепр.

Генерал Дмитрий Марченко: Мы отвоюем Крым, так же как Херсон, Луганск и ДонецкВСУ уже несколько раз попали в Антоновский мост (фото: GettyImages)

– Какова ситуация с этими ключевыми переправами через Днепр? Насколько я понимаю, то мост в Дарьевке мы "перфорируем", Антоновский автомобильный мост – тоже. Что с Антоновским железнодорожным?

– Он также был поврежден. Антоновский автомобильный они пробовали восстановить, проводили там ремонтные работы. Но позавчера был снова нанесен удар, поэтому ничего у них не получилось. Они сделали паромную переправу для того, чтобы отвести глаза от ремонта Антоновского моста и понемногу гоняли эту мобильную паромную переправу. Они обычно ставят туда и военную технику, и гражданское население, чтобы мы не наносили поражения. Но, чтобы вы понимали, переправа одной машины занимает ориентировочно три часа.

– А что с мостом на дамбе через Каховское водохранилище? Как там быть, ведь это важное инженерное сооружение, и мне кажется, что повредить его опасно?

– По этому мосту уже были нанесены удары. Но очень сложно его поражать, потому что там есть критические объекты. Если мы в них попадем, то можем задеть затворы дамбы. Потому это очень специфическая работа. Но я думаю, что скоро этот мост будет поврежден настолько, чтобы они не могли перебрасывать по нему свои резервы. Как только будут отрезаны резервы – Welcome to Ukraine: будем их бить и выгонять.

– Как вы сказали, силы, которые они перебрасывают в южные области – это прежде всего на криворожское и николаевское направления. А могут ли они параллельно начать движение в Запорожской области и давить по линии Васильевка - Гуляйполе?

– Там очень сложная местность, поэтому развивать какие-либо наступательные действия на запорожском направлении им не очень выгодно. Поэтому они и будут наступать именно на николаевском и криворожском направлениях.

– Вопрос, вокруг которого уже шестой месяц выстраиваются разные версии: как оккупантам удалось в начале так стремительно продвинуться на юге - ваше мнение?

– Это очень болезненный вопрос. У меня есть свои мысли на этот счет. Но пока я не могу их разглашать. Хочу вас заверить, что уже идет изучение этого вопроса. И я думаю, что в ближайшее время мы все узнаем, почему они так быстро дошли от Крыма до Херсона.

– В Запорожской области гауляйтер Балицкий уже подписал "распоряжение" о проведении "референдума". Вам известно, запускается ли что-то такое в Херсонской области?

– Их фсбшники между собой обсуждают то, что по Херсону у них не получается тот сценарий, который они применяли в Крыму. Они уже это признают как факт. И они уже готовятся к каким-то другим мероприятиям, потому что именно этот сценарий у них не получается. Херсонцы очень проукраински настроены и сопротивляются. Они не дают шансов реализовать у них этот сценарий с "референдумом" и "русским миром". Поэтому я думаю, что в Херсоне у них это точно не получится.

– То есть 11 сентября они вряд ли смогут его провести в Херсоне?

– Я уверен на 100%, что они его не проведут.

– Известна ли вам судьба похищенного мэра Херсона Игоря Колыхаева?

– Нет, к сожалению, мне неизвестна. Я знаю лишь то, что он в плену.

– Вам удалось очистить большинство территории Николаевской области, куда зашли оккупанты. Но есть еще часть территории рядом с админграницей Херсона – район Снигиревка, которая остается под временным контролем врага. Как я понимаю, это важный узел для оккупантов, потому что оттуда идет две дороги – на Новую Каховку и на Херсон?

– Да, там есть стратегически важная развязка. Поэтому они и удерживают эту Снегиревку. Но, к сожалению, там есть гражданские люди, поэтому мы не можем провести такую спецоперацию по освобождению этого города, поскольку не хотим, чтобы пострадало мирное население.

– А как тогда быть со Снигиревкой?

– Я думаю, что мы их возьмем в кольцо и они сами побегут оттуда.

Генерал Дмитрий Марченко: Мы отвоюем Крым, так же как Херсон, Луганск и ДонецкМарченко допускает освобождение Херсона до конца года (фото: eurosolidarity.org)

– Жители Херсонской области и Херсона ожидают прихода наших Вооруженных сил. Можете ли вы оперировать какими-то сроками, когда начнется наша наступательная операция в Херсонской области?

– К сожалению, я не могу сказать вам ни сроков, ни даты. Но хочу передать херсонцам – пусть немножко потерпят, это будет не так долго, как все ожидают. Это будет быстро. Пусть еще немножко продержатся. Мы о них не забываем, никто не отказывается от своего народа, мы придем им на помощь, но пусть немного подождут. В ближайшее время они все увидят и услышат.

– Можем ли мы освободить Крым военным путем?

– Да. Мы и будем его освобождать военным путем. Никто от него не отказывался. Крым – это Украина, это наша земля, там наши люди, которые до сих пор вынуждены сидеть в оккупации. Никто не давал России права прийти, забрать кусок земли и сказать, что "это мое". Мы будем отвоевывать Крым, так же как мы будем отвоевывать Херсон, Луганск и Донецк.

– Для этого нужно уничтожить Крымский мост?

– Да, это необходимая мера для того, чтобы лишить их возможности предоставлять резервы и усиливать свои войска с территории России.

– Какие задачи в военном плане для нас достижимы до конца этого года? Не спешу говорить наверняка, что так будет или не будет – имею в виду какие территории мы физически можем деоккупировать до конца года?

– Херсон – 100%. То есть освобождение Херсона и окончание активной фазы ведения войны, а потом уже будут происходить какие-то более локальные военные действия. Но к концу года мы должны закончить основную фазу этой войны.

– Насколько у нас сейчас острая нехватка вооружения? Какого вооружения нам не хватает для проведения контрнаступательных и наступательных операций и освобождения наших территорий?

– К сожалению, то количество военной помощи, которое нам пообещали наши западные партнеры, оказывают нам маленькими партиями, что в принципе очень затрудняет нам проведение именно наступательных действий. Я думаю, как только мы получим полный пакет этой помощи, наши контрнаступательные действия будут очень быстрыми.

– Может ли Украина завершить войну путем переговоров, пойдя на определенные компромиссы, или все будет решаться исключительно на поле боя, пока мы не выйдем на границы 1991 года?

– Точку невозврата мы уже прошли после Ирпеня и Бучи. Говорить о любых переговорах путем сдачи какой-то своей территории – все военные, все население понимает, что этого категорически нельзя делать. Если мы это сделаем, то мы эту войну просто переложим на плечи наших детей.

Если мы оставим врагу хотя бы кусок земли, он вернется домой, сделает определенные выводы и через шесть или восемь лет нападет вновь. Поэтому нам нужно отстоять всю территорию, нам нужно брать под контроль все границы Украины и не оставлять им ни одного клочка нашей земли.

– Сколько, по-вашему, может продолжаться эта война?

– Я бы не хотел браться за прогнозы. Но если у нас будет то количество вооружения, которое нам было обещано, которое нам необходимо, то, думаю, весной следующего года мы будем праздновать победу.