ru ua

Дело о блокировке более 400 сайтов: что известно о громком кейсе

Дело о блокировке более 400 сайтов: что известно о громком кейсе Бизнесмен Александр Пан (facebook.com)
Автор: Styler

Утром 25 февраля Украину всколыхнула громкая новость: Голосеевский районный суд Киева постановил заблокировать 426 сайтов. Среди них — много действительно популярных площадок, в том числе блог-платформа "Живой журнал", российское информагентство RBC и даже Gist — часть американского сервиса для программистов GitHub.

В списке был и ряд украинских сайтов. Как выяснилось, о государственной цензуре речь не идёт. Всё это — результат деятельности одного человека, который таким образом решил бороться за честь и деловую репутацию в условиях украинского законодательства.

Что известно об Александре Пане

Как оказалось, судебное решение было принято в пользу инвестора и предпринимателя Александра Пана. По его словам, против него несколько раз проводилась спланированная информационная атака.

Анализ публикаций, рассказывающий в негативном свете о нем и его деятельности, показывает несколько так называемых "волн", когда одна заказная статья на сомнительном сайте в одночасье копируется на множестве других ресурсов. О том, что это ресурсы и почему они вызывают вопросы, речь ниже.

В 2019 году суд опроверг все обвинения и ложную информацию в этих статьях. Данное решение суда позволило удалить большую часть материалов. Как пишет Александр, всего было более 3000 ссылок. Оставшиеся – это те самые ссылки на 426 сайтах, которые просто игнорировали обращения его юристов.

С заявлением в полицию он обратился 17 декабря 2020 года. Это решение он прокомментировал в своем Facebook.

"Пять лет я боролся с жёлтой прессой, сайтами-помойками и вымогателями, очерняющими мою репутацию. Сотни, а точнее сказать, тысячи грязных интернет-ресурсов, создающих новости на заказ ради заработка денег, с завидным постоянством размещали неправдивую информацию обо мне, моих близких, а также о моем бизнесе, который изо дня в день нес убытки. Понимая свою безнаказанность они не стесняясь выражались скверными эпитетами в мой адрес, публикуя мои паспортные данные и откровенную клевету то и дело ссылаясь друг на друга. Каждый раз, обращаясь в такие редакции с просьбой убрать недостоверную, а порой и просто абсурдную информацию, я слышал только круглые суммы: 5, 10, 15 тысяч долларов", — пишет Александр Пан.

По его мнению, он столкнулся с разновидностью вымогательства, когда против жертвы запускается маховик информационной атаки, с целью получить "откупные". Такой себе цифровой рэкет.

Решение суда

После рассмотрения дела Голосеевским районным судом Киева все эти сайты должны были быть заблокированы. 426 адресов, среди которых — как малоизвестные информационные ресурсы, в том числе региональные, так и очень крупные. География тоже широка: от России и Азербайджана до США.

Первой реакцией общества на это решение стали разговоры о цензуре. Украинцам не привыкать к блокировке сайтов: в стране давно не работает несколько крупных сайтов из страны-агрессора, в свое время была запрещена целая социальная сеть и поисковик. Однако решение об их блокировке было мотивировано и принималось Советом национальной безопасности и обороны, а подписывалось лично президентом. Такого же, чтобы часть интернета "отключил" обычный районный суд, ещё не было.

Ситуацию попытался разъяснить заместитель министра внутренних дел Антон Геращенко. "Сегодня Украина с удивлением узнала о том, что решением Голосеевского районного суда г. Киева наложен арест на 426 интернет-сайтов. Гражданин Александр Пан обратился в полицию с жалобой на якобы совершенные против него мошеннические действия. Полиция, после реформы уголовно-процессуального законодательства, обязана по статье 214 УПК регистрировать любые заявления о совершении уголовного преступления (даже об изнасиловании американским киноактером Брэдом Питтом 75-летней жительницы города Ровно в 2016 году", — написал Геращенко.

Как видим, произошедшее подняло серьезную проблему. Александр Пан создал прецедент, который, в том числе, может стать точкой разворота к правовому полю в сфере защиты чести и репутации. Речь о свободе слова и ответственности за клевету, а также фактическое отсутствие в стране правовых возможностей для защиты репутации от неправдивых публикаций в интернете физическими и юридическими лицами.

В очередной раз заговорили и о состоянии судебной системы в Украине. Это пока еще трудно принять, что по жалобе одного человека районный суд может блокировать сотни сайтов, в том числе и очень популярные, но других вариантов у гражданина нет. Потому что государство не защищает честь своих граждан.

Как это работает на Западе?

Суды со средствами массовой информации — распространённая по всему миру практика. В погоне за сенсациями журналисты действительно часто публикуют сомнительные сведения, за что потом приходится отвечать.

Так, жена бывшего президента США Мелания Трамп судилась с британским изданием Daily Mail из-за статьи о ее "пикантном прошлом". В публикации рассказывалось о том, что в 90-х годах супруга миллиардера работала моделью в сфере высокооплачиваемых эскорт-услуг. Суд признал правоту Мелании, в результате чего статью удалили, а сайт признал, что "не настаивал на подлинности изложенных сведений".

С газетами судятся и лично лидеры государств. После рассмотрения иска Николя Саркози парижский суд заставил издателей сайта Le Monte отредактировать оскорбивший президента Франции фотомонтаж. Президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану повезло меньше. Суд Кельна отклонил иск Эрдогана против главы немецкого издательского дома Axel Springer Матиаса Дефнера на основании "права ответчика на свободное выражение мнения".

Сайты, распространяющие фейки – это проблема многих стран. Но в отличие от Украины, там с этим борется и власть и общественные организации при ее поддержке. Например, в США мониторят информационное поле сразу три независимые организации FactCheck, PolitiFact и FullFact.

Как это не работает у нас?

В Украине подобные случаи тоже не редкость. Совсем недавно Сергей Пархоменко, он же рэпер Seryoga, объявил правовую войну каналу 1+1. В суд Соломенского района Киева был подан иск о защите чести и достоинства на сумму 20 миллионов гривен.

"В Украине нет института защиты репутации, это общеизвестно. Однако все бывает в первый раз. Я верю в справедливость, верю в то, что сила в правде", — написал музыкант.

Как видим, от информационных нападок не защищен никто. Спланированные информационные атаки с целью вымогательства могут касаться, как простых бизнесменов, так и звёзд, политиков. С другой стороны, право на свободу слова — неотъемлемое право медиа, и нельзя допустить даже намёка на его ликвидацию.

Согласно опросу КМИС в Украине каждый третий респондент признал, что не может отличить фейк-ньюз от правдивой информации. Все “сливные” сайты выглядят солидно и хотя Facebook уже заблокировал страницы многих из них, они продолжают работать.

Но "звезды" могут быстро формировать общественное мнение, а что делать обычным гражданам, когда они попадают под прицел информационных атак? Как можно решить эту проблему?

Прежде всего, созданием правовых инструментов, которые помогли бы избежать эксцессов. Любой человек или компания должны быть уверены: если их действительно оболгали, то они могут обратиться в суд и получить сатисфакцию, компенсацию за убытки и моральный ущерб. Это цивилизованный подход. Также обязательно существование честной и эффективной судебной системы, в которой судья будет действительно разбираться в деле, а не просто запрещать часть интернета.

По словам юристов, на сегодняшний день в Украине нет ни первого, ни второго. В результате ситуация напоминает хаос, в котором неизбежны регулярные скандалы и разборки. Против очевидных информационных атак, где заказчики даже не удосуживаются писать уникальные материалы, а просто копируют один и тот же текст бессильны даже представители власти.

В большинстве случаев суды принимают решение обязать такие площадки опубликовать опровержение и удалить недостоверную информацию. Но не всех это останавливает. Работать против информационных атак в существующем правовом поле — хлопотное, дорогое и неблагодарное дело, силы и ресурсы на которое есть не у каждого. Более того, часто такие попытки вызывают негативную реакцию в обществе: людям кажется, что это наступление на свободу слова.

Кто в деле?

Примечательно, что злополучный "список 426" тоже во многом состоит из сайтов с сомнительной репутацией. Если отбросить несколько исключений, таких как русский РБК или блог-платформа "Живой журнал", на которой, как известно, информацию может размещать каждый желающий свободно и бесплатно, то можно найти и другие любопытные примеры.

Так, подавляющая часть информационных ресурсов из списка — NovostiUA, Trashik.news, FBI.media — не являются СМИ в классическом понимании, часть давно не обновлялась (например, opovidach.com.ua), а некоторые попросту не открываются (vinki1eaks.com).

Упоминается в списке сайт FromUA. Согласно данным расследования, проведённого несколько лет назад общественной организацией "Институт массовой информации", этот ресурс — один из самых закрытых в стране. Он скрывает не только имена владельцев, но и любые контактные данные. С кем в этом случае судиться — непонятно. Кто отвечает за публикацию данных — тоже. В списке таких сайтов подавляющее большинство.

Изучение списка "недозаблокированных" сайтов приводит к выводу: в Украине огромное количество непрозрачных сайтов, которые скрывают информацию о своих бенефициарах и позволяют себе публиковать абсолютно любые недостоверные данные. А случай с решением Голосеевского суда и комментарием чиновника добавил к этой проблеме важный штрих: неэффективное законодательство просто ищет виновного, вместо того, чтобы служить действенным инструментом защиты чести и репутации.

Баланс между свободой и ответственностью – сложнейшая демократическая дилемма, которая решена в цивилизованных странах. Кейс Александра Пана, который отстаивает свою репутацию теми способами, которые дает ему существующее законодательство – это вызов слабому звену в этой системе. Но именно такие кейсы и открывают публичное пространство не для избегания сложных вопросов, а для их решения. Очевидно, что вопрос регулирования ответственности интернет ресурсов давно назрел, проблема теперь в руках власти, и за ложную информацию придется отвечать.