ua ru

Уроки под дулом автоматов. Будут ли работать школы в оккупированных регионах

Уроки под дулом автоматов. Будут ли работать школы в оккупированных регионах Одна из школ в Мариуполе (Фото: GettyImages)

Российские оккупанты пытаются открыть школы на захваченных территориях Украины и заставить преподавателей в них работать. Идут ли на это учителя и где смогут учиться дети – в материале РБК-Украина.

В Украине, несмотря на полномасштабную войну с Россией, стартовал новый учебный год. В каждом регионе власти сами решают, какие школы открывать, а где лучше учиться в дистанционном формате, ориентируясь на вопросы безопасности.

В прифронтовых территориях школы преимущественно будут работать в режиме онлайн. Тогда как у семей, которые остались в оккупации, есть выбор – оставить ребенка дома и учить его самостоятельно, либо отпустить в школу, где согласились сотрудничать с захватчиками.

Опасный выбор: между плохим и сложным

Россияне, оккупировавшие 20% территории Украины, борются не только за украинские земли. Им важно убедить людей в правильности своих действий, навязав свою идеологию.

Если "обработка" взрослых украинцев завязана на давлении и угрозах – кремлевская пропаганда в разрушенных российскими ракетами городах не работает – с детьми дело обстоит куда проще. Потому открыть школы в оккупации к 1 сентября и "загнать" туда максимальное количество учеников – явно один из важных пунктов плана РФ по захвату Украины.

Чтобы "обработка" детей проходила максимально эффективно, россиянам необходимо было создать учебную программу, явно украинофобскую с псведоисторическими фактами. Так называемые министерства образования и науки "ЛДНР" некоторое время назад выслали родительским комитетам "методички", которые называются "Моя история", о чем сообщило Главное управлении разведки Минобороны Украины.

"Инструкция" для школьников изобилует перекраиванием, а порой и полным отрицанием украинской истории – от "Украины имени Ленина", которую создали при Советском Союзе, до "триединого союза" в составе украинце (в "методичке" – малороссы), россияне (якобы великоросы) и беларусы (без "псевдонима").

Просто усадить детей за парты и дать им в руки эти "программки" недостаточно. Оккупантам нужны учителя. Незадолго до начала учебного года россияне спохватились и стали выходить на местных преподавателей. Иногда это делали с увещеваниями и просьбами, иногда с откровенными угрозами.

Уроки под дулом автоматов. Будут ли работать школы в оккупированных регионах

Учительница Екатерина (имя изменено), до недавнего времени живущая в захваченном Херсоне, рассказывает, что первые попытки склонить учителей на свою сторону были в апреле. В комментарии РБК-Украина педагог отмечает, что сначала оккупанты старались быть вежливыми.

"Как таковых угроз не было. Нас собрали, сказали всем прийти в школу. Мы пришли, сказали заходить в кабинет директора по одному. Там была представительница оккупационной власти, заместительница "мэра". Она спрашивала, готовы ли мы работать по новым условиям и программам", - вспоминает Екатерина.

Едва ли не все ее коллеги отказались от сотрудничества с оккупантами, а одна из учительниц из интереса спросила, по какой программе их заставят учить детей. "Заместительница мэра" никакого вразумительного ответа дать не смогла.

После неудавшегося "собеседования" россияне предложили учителям обратиться в городской совет, если те передумают. Но преподаватели, понимая, что период вежливости и "убедительных просьб" на этом завершен и по мере приближения сентября ситуация может обостриться, уехали из города.

"Практически все остались верными Украине, почти все выехали, сейчас скитаемся. Директор в школе была, но ее не было в кабинете, что там потом происходило, я не знаю", - говорит Екатерина.

Многие ученики Екатерины тоже покинули Херсон. В пример учительница приводит один из классов, где из 31 человека остались пятеро. В самом городе жить очень тяжело. Гауляйтеры, по крайней мере до начала наступления ВСУ, вели себя свободно и выглядели, по словам Екатерины, "будто зазомбированные". А оккупанты "кошмарили" местных жителей.

"Машинами разъезжают, мужчин "на подвал" вывозят, где кто пальцем не так показал. Это страшно. Город вообще живет до 1-2 часа дня. Работают какие-то рынки, магазины. А потом все, город вымирает, улицы пустые", – рассказывает Екатерина.

По ее мнению, дети, оставшиеся в оккупации, могли бы обучаться по украинской программе дистанционно. Но в реальности это проблематично – в самом Херсоне плохая связь, а россияне следят за местными, используя разнообразные средства и методы.

На сегодняшний день, по сообщению СМИ, захватчики привезли в Херсон школьные учебники из РФ и нескольких учителей. Им обещают платить около 130 долларов в сутки – явно выше средней зарплаты российских педагогов. Что же касается самих школ, как утверждают представители оккупационной "власти", с 1 сентября в Херсоне откроется 91 школа из 417, то есть около 20%.

Давление на родителей и учителей

В Запорожской области, где россияне оккупировали несколько населенных пунктов, ситуация практически идентичная. Местная учительница Галина (имя изменено) рассказывает РБК-Украина о том, что оккупантов в их город не пускали несколько дней. Местные жители сначала делали вид, что территория заминирована, потом пустили слух об ударной группе ВСУ. Но россияне все-таки зашли – сначала в соседнее село, а потом и к ним, "ознаменовав" свой приход убийством мирного жителя.

Какое-то время боевики искали по городку украинских военных. Особенно их интересовали дома, на пороге которых они видели несколько пар обуви. Им казалось, если ее много, значит там обязательно живет или прячется большая группа людей.

"Мы им объясняли, что у человека есть несколько пар обуви – чтобы дома быть, чтобы на работу сходить, в огород, а еще есть для того, чтобы к корове в сарай сходить. А они думали, что в доме просто много людей и "нацисты" прячутся", – рассказывает Галина.

С оккупантами здесь отказались сотрудничать как представители власти, так и подавляющее большинство простых жителей. Поэтому россияне привезли гауляйтера из Крыма, чьи родители живут неподалеку от городка. Он и решил наладить вопрос со школьным обучением.

Но и директор местной школы отказался с ним работать, поэтому коллаборант собрал родителей. На "сборы" пришло около 15-20 человек, в основном пары. На вопрос о том, на каком языке будут учиться дети, оккупанты неожиданно ответили: "На украинском".

Когда поинтересовались, будут ли учителя, гауляйтер заявил, что ему главное найти учеников, а преподаватели найдутся сами. При этом, говоря о безопасности, пособник россиян сообщил, что школу на время учебного дня будут закрывать на ключ.

"Родители поинтересовались, как детей вести в школу, если по улицам ездят танки. Оккупанты ответили, что все будет как раньше – дети приедут в школу, мы их закрываем, заканчивается учебный день, мы открываем школу, дети идут домой. А родители в ответ, мол, у нас не было такого, чтобы детей закрывали в школе", - рассказывает Галина.

Перед тем, как закончить собрание, гауляйтер представил родителям какую-то женщину, которую назвал новым директором школы. Оккупанты отобрали у действующего руководителя ключи и торжественно передали своей пособнице. После этого началась "отработка" учителей. Сначала россияне заявили, что будут возить детей в соседние села, если местные преподаватели откажутся выходить в школу. Видимо, так хотели заставить родителей самим давить на учителей. Но это не сработало.

"Они начали говорить, что привезут учителей из Мариуполя, из Бурятии. А я думаю, где логика? Они сначала научат бурятов украинскому языку, а потом буряты будут учить наших детей? Они просто врали по поводу языка. А сам гауляйтер врал, что к нему очередь из учителей стоит" - говорит Галина.

Оккупанты приказали учителям отнести в школу всю свою технику, а там попытались уговорить их работать. Многие преподаватели после этой встречи написали заявления на увольнение. Подобная "дерзость" возмутила россиян и в ход пошли угрозы. "Они начали ездить по домам учителей и угрожать. Приходят и говорят: "Если вы не хотите работать, мы кинем вас к оркам на неделю-две, чтобы с вами там развлеклись", - вспоминает женщина.

Несколько предателей среди местных все же нашлось – одну назначили "завхозом" в школе, вторую поваром, а третью – школьным завучем. По словам Галины, у последней "с русскими любовь".

Еще какое-то время оккупанты ходили по домам учителей и угрожали им – то бурятами, то подвалом. После чего стали ходить уже к родителям учеников. Их заставляли приводить детей в школу, фотографировали напротив домов и обещали вернуться.

"Говорили: "Мы пока что вас не трогаем, но в следующий раз придем, кинем вас в Мелитополь, в Токмак". У нас много людей забрали, и эти люди, которые выехали на подконтрольную территорию, рассказывали, что их били. Некоторых людей так и не вернули", – говорит Галина.

Что же касается возможности учиться дистанционно, будучи в оккупации, по словам Галины, это фактически нереально. Оккупанты уже сейчас угрожают расправой за дистанционное обучение. Сначала отключением света и "конфискацией" всей техники, а потом обещают забрать ребенка в российский интернат, а родителей – на восстановление разрушенных ими же городов.

А пока оккупанты пытаются собрать хоть кого-то, начало учебного года в захваченном городке пришлось перенести – его хотят начать 1 октября. К тому времени россияне обещают привезти шестерых учителей.

Глазами власти

На сегодняшний день около 200 тысяч детей школьного возраста находятся на временно оккупированных территориях Украины. Об этом сообщил министр образования и науки Сергей Шкарлет. Еще 800 тысяч школьников на данный момент находятся за границей, где могут беспрепятственно продолжать учиться по украинской программе дистанционно, либо ходить в местные школы.

Остальные дети, находящиеся на контролируемой части территории, могут начать офлайн-обучение, но только в том случае, если учебные учреждения оборудованы укрытиями, а преподавательский состав знает и соблюдает четкий алгоритм действий при воздушной тревоге.

Первый день в школах должен начаться именно с повторения этого алгоритма, сказал РБК-Украина глава комитета по вопросам образования, науки и инноваций Верховной рады Сергей Бабак.

Там, где невозможно открыть школу и быть уверенным, что дети будут в безопасности, обучение начнется дистанционно. Какой бы подходящей альтернативной оно не было, онлайн-формат, как говорит Бабак, не будет также эффективен как живое общение с учителем в классе.

В захваченных городах и селах Украины дистанционный формат учебы по понятным причинам еще более сложный. Сегодня в оккупации находятся около 1300 образовательных учреждений. Боевики вместе с местными гауляйтерами пытаются сделать все, чтобы заставить местных жителей работать в школах и отдавать туда детей.

Но не только преданность Украине заставляет учителей идти на риск и отказываться от сотрудничества с россиянами. За сотрудничество с оккупантами в украинском Уголовном кодексе предусмотрена статья за коллаборационизм. И, как утверждает Бабак, преподаватели, находящиеся в оккупации, предупреждены о последствиях этой статьи.

"Те, кто выйдет на работу и будет учить детей по российской программе, будут коллаборантами. С последствиями. И, поверьте, абсолютное большинство украинских учителей коллаборантами становиться не хотят", – говорит Бабак.

Поэтому, как говорит нардеп, еще в первые недели полномасштабного вторжения власть разработала механизмы, как избежать работы с оккупантами и продолжить работу с детьми по украинской программе.

Узнать подробнее о механизмах работы учителей и том, как в самом Министерстве образования и науки видят возможности для учебы в оккупации, РБК-Украина не удалось – на момент публикации материала в ведомстве не дали ответ на запрос издания.

Но, по словам нардепа, проблем с этим быть не должно. Онлайн-платформы для обучения открыты, а там, где есть связь, дети могут продолжать учиться по украинской программе. В случае, если ребенок все же не имеет возможности получить необходимые знания, в украинских школах предусмотрен специальный корректировочный период. После того, как ВСУ освободят украинские города и села от оккупантов, дети смогут догнать своих одногодок и получить необходимые для школьной программы знания.

Уроки под дулом автоматов. Будут ли работать школы в оккупированных регионах

В Украине уже начался учебный год (Фото: Виталий Носач/РБК-Украина)

Конечно, есть риск, что родители, испугавшись давления и угроз со стороны россиян, все же отдадут ребенка в школу, где ему постараются максимально быстро привить идеологию "русского мира". В таком случае, после освобождения борьба будет вестись за каждого школьника. "Мы ни одного ребенка не потеряем, ни одного сознание. Мы вернем душу каждого ребенка", – добавил Бабак.

С начала учебного года родители, находящиеся на захваченных россиянами землях, будут сами для себя принимать решение – учить ребенка дома по украинской программе самостоятельно, на онлайн-платформах, либо отдавать его в "школу оккупантов".

В любом случае, очевидно одно – пока часть территории Украины оккупирована РФ, во многих городах дети не смогут получить качественное школьное образование. А это значит, что после победы украинцам предстоит не только восстанавливать страну, но и заполнять пробелы в знаниях десятков тысяч детей.