ua ru

Больше не вместе. Почему у Зеленского недовольны Радой и могут ли ее распустить

Больше не вместе. Почему у Зеленского недовольны Радой и могут ли ее распустить "Слуге народа" не хватает голосов внутри фракции для принятия законов (фото: Виталий Носач / РБК-Украина)

Парламент больше не работает как единый слаженный механизм, как это было в первые два месяца войны. Почему хромает дисциплина в Раде, есть ли еще в ней монобольшинство и может ли Банковая пойти на перевыборы – в материале РБК-Украина.

За более чем полгода полномасштабной войны роль Верховной рады в политической жизни страны заметно уменьшилась. Частично к этому приложили руку и сами нардепы, которые из соображений безопасности закрыли свои заседания для журналистов и публики. В результате, об их работе общество узнает постфактум и из скупых официальных сообщений или постов самих депутатов.

Есть и более существенная причина – в нынешних военных условиях парламент, похоже, никак не может найти свои место в политической системе. Президент и его Офис занимаются войной и околовоенной дипломатией, Кабмин – реализовывает их решения, местная власть занимается вопросами переселенцев и подготовки к зиме, на прифронтовых территориях – ликвидацией разрушений и т.д. Значение парламента не настолько очевидно.

По крайней мере, роль "места для дискуссий" и эпицентра политической жизни он точно потерял, хотя и до 24 февраля играл ее не в полной мере.

Еще один важный аспект – впервые за время каденции Владимира Зеленского Банковая перестала системно "заниматься" парламентом, корректируя его работу если не в ручном, то как минимум в полуавтоматическом режиме. В итоге, рассказывали РБК-Украина многие нардепы, они почувствовали себя чуть ли не брошенными на произвол судьбы.

В свою очередь, в Офисе президента, напротив, ожидали и ожидают от депутатов большей инициативности – и разочаровываются тем, что депутатский корпус регулярно на что-то "обижен" или не голосует важные проекты.

В связи с этим в политических кулуарах даже пошли слухи о возможных досрочных выборах. Вероятно, их стимулировали цифры закрытых соцопросов и высочайший уровень доверия к президенту. Конечно, в военное время распускать Раду запрещено, и отменять режим военного положения пока никто не будет. Впрочем, если бы политическое решение отправить Раду на перевыборы было принято, юридическое обоснование для этого наверняка бы нашлось.

Однако, как подтвердили РБК-Украина собеседники в различных органах власти, пока что вопрос о роспуске парламента не стоит. И хоть Радой часто и недовольны, проводить досрочные выборы в обозримой перспективе слишком рискованно, да и технически почти невозможно. Кроме того, несмотря на всю критику, парламент – в первую очередь, конечно, монобольшинство – все же сохраняет жизнеспособность и способность принимать требуемые решения.

Групповая борьба

C 24 февраля парламент прошел несколько стадий своей работы. Первые несколько недель наблюдалась максимальная мобилизация – депутаты и из власти, и из оппозиции понимали, что ситуация критична, решения в основном принимались консенсусом и без политических перебранок.

Но уже в апреле, когда российские войска оттеснили от Киева, политика начала возвращаться. Единодушия уже не было, вернулись привычные торги за голоса. Но тогда перед депутатским корпусом стояла понятная и конкретная "высокая" цель – получить статус страны-кандидата в ЕС, и это мотивировало. Кроме того, относительно неплохо давали голоса и депутатские группы, созданные на руинах фракции ОПЗЖ.

Летом же дисциплина начала хромать сильнее, политических разборок стало еще больше, и это немедленно отразилось на эффективности работы Рады. Временами по несколько раз подряд за законопроекты не хватало буквально считанных голосов – в итоге, их не удавалось отправить даже на доработку и повторное второе чтение. Например, 15-16 августа руководству парламента пришлось снять с рассмотрения около десятка важных законопроектов, иначе они бы просто провалились в зале.

Больше не вместе. Почему у Зеленского недовольны Радой и могут ли ее распустить"Слуга народа" может рассчитывать на 180 голосов "за" внутри фракции (фото: Виталий Носач / РБК-Украина)

Как правило, в военное время пленарные заседания длятся около четырех часов без перерыва. При этом самое эффективное время, когда все обладатели мандатов еще не поуходили с рабочих мест и максимально сконцентрированы – первые полтора часа (из которых часть тратится на выступления от фракций). А уже после трех часов пленарной работы дисциплина падает неизбежно.

Для борьбы с этим есть идея сократить количество рассматриваемых законопроектов – от обычных 30 до 15 на одно заседание, сфокусировавшись на самых важных. Впрочем, такую концепцию в руководстве монобольшинства поддерживают не все.

В любом случае, на данный момент монобольшинство может твердо рассчитывать примерно на 180 голосов "за" своими силами. Таким образом, для любого результативного голосования приходится добирать примерно полсотни голосов, и среди "своих", и среди "чужих".

Задача эта не такая простая, хотя тех, кто идет против партийной линии, во фракции СН уже не так много, как в довоенное время. Одна из внутренних групп – так называемые "бородатые". Ранее к ней относили всех людей из орбиты Игоря Коломойского: бывших сотрудников "1+1", представителей партии УКРОП, а также людей, связанных с нардепами Игорем Палицей и Юрием Шаповаловым. Сейчас, по словам разных источников РБК-Украина, Коломойский де-факто устранился от координации этих депутатов.

Сама группа также поредела и теперь насчитывает 15-20 человек. Это, среди прочего, мажоритарщики из Днепропетровской и Полтавской области из "Слуги народа". Но к ней тяготеет еще часть депутатов за пределами монобольшинства – внефракционных и членов "За майбутнє", которая начала расслаиваться из-за внутренних ссор.

"На фоне центробежных процессов в "За майбутнє" оживился Дубинский (исключенный из фракции СН Александр Дубинский, - ред.). Он начал вокруг себя собирать "бородатых" в неформальную группу, чтобы ходить к Арахамии и что-то ему моргать: мол, у нас есть такое-то количество голосов. Видимо, они хотят какую-то субъектность и смотрят, что можно в этой ситуации для себя получить", – сказал собеседник в команде Зеленского. По словам другого источника, сейчас эта группа в "Слуге народа" представляет собой что-то среднее между "конфедерацией" и "отрядом фрилансеров", который ищет себе покровителя.

В свою очередь, собеседник среди самих "бородатых" в разговоре с РБК-Украина ситуацию описал совсем по-другому. По его словам, ни о какой субъектности группы речь не идет и никто не собирается договариваться о преференциях в обмен на голоса. "Повестку дня с фракцией никто не согласовывает, она появляется за час до заседания – разобраться в 30 законопроектах за это время нереально. А в "одобрямсе" я, как и мои единомышленники, участвовать не буду", – объяснил он.

Вторая группа – это около десяти людей в "Слуге народа", которые ориентируются на Дмитрия Разумкова. Они остаются во фракции, поскольку в случае выхода им грозит потеря мандарта. Но, скорее всего, свое политическое будущее они видят в партии, которую планирует создать экс-спикер.

Еще одна группа "бунтующих" вырисовалась совсем недавно, после войны. Она насчитывает около 5-6 человек. В большинстве своем это депутаты из Закарпатья, которые сплотились вокруг одного из замов главы фракции СН Николая Тищенко.

Со старта этого созыва Рады Тищенко руководил одной из 15 формальных групп, на которые разбили монобольшинство для лучшей внутренней координации. Их формировали по случайному принципу.

"Кому-то в жизни так повезло, что они попали в группу Тищенко. С начала войны депутаты уже просто устали и начали оттуда выходить. Так его формальная группа сократилась вполовину. Но он начал переманивать к себе людей из других групп под предлогом "я вам здесь что-то нарешаю". И ему удалось перевести к себе закарпатских депутатов, ведь он руководил областной ячейкой", – рассказал собеседник в президентской команде.

В июле партия забрала у него должность главы Закарпатской областной организации, по официальной версии, из-за "публичных скандалов, сомнительных пиар-акций и ссор". Сам Тищенко не согласен с этим поводом, но заявил, что остается частью команды президента и "Слуги народа". По данным РБК-Украина, у этой истории есть немного другая подоплека.

"Тищенко начал какой-то крестовый поход против Витренко. И когда мы голосовали за законы "Нафтогаза", которым выделялись деньги на закупку газа, он сказал своей группе не голосовать – они и не проголосовали. В результате все они получили нагоняи, а Тищенко сняли с ячейки и предупредили: еще одна такая выходка и его лишат еще и поста замглавы фракции", – говорит один из влиятельных собеседников в "Слуге народа".

Больше не вместе. Почему у Зеленского недовольны Радой и могут ли ее распуститьНиколай Тищенко с группой соратников не всегда поддерживает провластные инициативы (фото: Виталий Носач / РБК-Украина)

После того как "отступникам" поступили недовольные сигналы от Банковой и руководства монобольшинства, эта группа снова уменьшилась. Но они периодически продолжают "вставать в позу" во время голосований.

РБК-Украина обратилось к Николаю Тищенко за комментарием, но к моменту публикации этого материала ответа не получило.

При этом кейс Тищенко не единственный. Есть и другие депутаты, которые пытаются создать вокруг себя небольшие группы влияния по полуслучайному принципу – чтобы руководство монобольшинства, испытывая нехватку голосов, ходило к ним "договариваться", как к руководителям отдельных парламентских групп.

Тем более и сами группы перестали так активно помогать голосами. В частности, осколки бывшей ОПЗЖ, что неудивительно: многие члены этих групп физически находятся за пределами Украины на постоянной основе. Большие проблем с дисциплиной есть и в "Довире", а "За майбутнє", по словам собеседников издания, и вовсе развалилась то ли на две, то ли на три части.

Линии напряженности

Проблемы с монобольшинством у Офиса президента, как у главного центра принятия решений в стране, возникали и до начала полномасштабной войны. Решали их по-разному – например, вызывая народных депутатов небольшими группками на Банковую и проводя с ними разъяснительные беседы.

Но сейчас "воспитанием" депутатов никто заниматься, похоже, не планирует. "Мы слышали, что депутаты иногда обижаются, что на них не обращают внимания и так далее… А мы, напротив, хотели бы видеть от них проактивную позицию. Но сейчас ситуация уже начала улучшаться", – сказал в разговоре с изданием один из функционеров ОП.

Действительно, одна из претензий к депутатскому корпусу – условно говоря, "непонимание важности момента". По мнению ряда собеседников, многие нардепы живут в парадигме былых времен, беспокоясь за какие-то личные преференции, вроде диппаспортов, зарплат или пропусков на блокпостах. Когда об этом узнают на Банковой, разочарование в нардепах там только растет, как и после провала отдельных инициатив, как например, дистанционного голосования.

В свою очередь, депутаты обижаются на то, что их, зачастую несправедливо, делают виноватыми во всех текущих проблемах страны. А некоторые даже обиделись на то, что во время недавней волны награждений ко Дню независимости о депутатах почему-то забыли.

Когда в одном из недавних обращений президент Зеленский, наоборот, похвалил парламентариев за решения по евроинтеграции, это даже активно обсуждалось во фракционном чате монобольшинства: мол, наконец-то, так бы почаще, мы ведь тоже многое делаем, стараемся, а нас все только критикуют, а мы на самом деле молодцы.

Кто-то из членов "Слуги народа" устраивает демарш из-за личных обид, например, на Офис. Банковой не нравилось, что депутаты зачастили с поездками за границу во время войны и решили аннулировать их диппаспорта.

"С диппаспортами – это была глупость. У депутатов не осталось совершенно никаких привилегий. Думаю, и в Офисе уже поняли, что совершили ошибку. Потому что это оскорбило не только нейтральных, но даже лояльных депутатов", – отметил информированный собеседник в монобольшинстве.

На эти мелкие склоки накладываются проблемы с руководителями областей. От начала войны они получили расширенные полномочия. И в последние месяцы главы ОВА не сильно идут на контакт с депутатами, представляющими их регионы. В некоторых областях еще сохраняется сравнительно конструктивный диалог. Но там, где до войны между руководителем обладминистрации и нардепами были прения, проблемы только усугубились.

"Иногда депутат просто обижен потому, что "губернатор" сказал ему, что он никто. Главы военных администраций сейчас цари и боги. И большинство депутатов они даже в упор не замечают. На уровне областей, действительно, есть пробелы", – объяснил один из источников в "Слуге народа".

Причем, как отмечает собеседник в монобольшинстве, хорошо знакомый с ситуацией в регионах Украины, чем ближе к линии фронта – тем меньше политических разборок, чем дальше – тем больше претензий друг к другу у депутатов, местных элит и партийцев, глав областей и т.д.

"Через три года мы уже все устали друг от друга. И, наверное, склеить это уже нельзя, да никто этим и заниматься не будет…" – в разговоре с изданием констатировал один из давних соратников Зеленского.

Традиционный период "склейки" депутатского корпуса воедино всегда приходился на осень, когда Рада принимает бюджет. Но в этом году он впервые будет проходить в таких экстраординарных условиях. Следовательно, привычных "бонусов" вроде соцэконом-пакетов на свои округа депутаты не получат.

"Я думаю, как будет: из Кабмина придут и скажут, что мы можем прописывать в расходную часть, что захотим. Вот только денег на это нет и не будет, точка. В принципе, такие сигналы из правительства уже поступают", – сказал один из собеседников издания.

Больше не вместе. Почему у Зеленского недовольны Радой и могут ли ее распуститьНардепы в 2023 году не получат от Кабмина "соцэконом" на свои округа (фото: Виталий Носач / РБК-Украина)

Тем не менее, совсем без бонусов депутатов оставлять, конечно, нельзя. Рабочий вариант – пообещать поствоенные политические перспективы тем из них, кто добросовестно выполняет свои обязанности, ходит в Раду, голосует за законопроекты, работает в своем регионе и т.д. Таких, условно "хороших" нардепов в монобольшинстве точно больше половины. С "плохими" же, очевидно, уже ничего не сделать.

Конечно, как любые депутаты любого созыва, члены монобольшинства, несмотря на тяжелое военное время и смутные перспективы выборов, не могут не думать о своем политическом будущем.

В этом смысле депутатов можно разделить на несколько категорий. Есть те, кто просто выкладывается по максимуму и не задает партийному или фракционному руководству вопросы о своих перспективах. Есть те, кто укрепился в своем регионе и уверен, что без мандата он точно не останется. Кто-то выдвигает свои условия: проходное место в списке в обмен на абсолютную лояльность, дисциплину и активность. А есть и те, кто понял, что политика – это не их дело, что никаких перспектив ни в СН, ни за ее пределами нет, и просто теряет интерес к депутатской работе.

Несмотря на очевидные проблемы, ряд собеседников издания уверяет: в целом ситуация с парламентом далеко не столь печальна, и как минимум в 90% случаев нужные голоса все же собираются. Многие депутаты самоорганизуются вокруг каких-то прикладных законотворческих задач и не пытаются "качать права" у руководства. А текущие проблемы можно решить организационными методами: например, ставя в приоритет евроинтеграционные законопроекты, которых Раде предстоит принять еще очень много.

"Субъектность парламента – это не в нашем случае, потому что нам в Раде не надо было ни с кем создавать коалицию. А сейчас понятно, что в воюющей стране главный – президент", – резюмировал один из влиятельных источников в монобольшинстве.

Таким образом, пока что парламент будет существовать в нынешнем виде и формате. Идеи о досрочном роспуске иногда возникали на совещаниях в узком кругу, но от них было решено отказаться, потому что в нынешних условиях (обстрелы, разрушенные прифронтовые города, миллионы переселенцев и т.д) провести выборы просто нереально.