Макеевские «террористы» заявляют о пытках и отказываются от показаний

Судебное заседание по делу Дмитрия Онуфрака и Антона Волошина, которых обвиняют в подготовке и организации взрывов в Макеевке 20 января, пошло «не по маслу».

Если 9 июня 22-летний Волошин частично признал свою вину в терроре, то 10 июня 23-летний Онуфрак заявил, что признательные показания по взрывам из него выбили силой.

Аудитор Дмитрий Онуфрак рассказал в суде, что берет на себя вину в нападении на таксиста (ст. 15 и 115 УК - наказание вплоть до пожизненного) и разбое (ч. 4 ст. 187 УК - от 8 до 15 лет), но утверждает, что вину за взрывы взял на себя под физическим и психологическим давлением правоохранителей.

По его словам, его допрашивали по ночам - били по почкам и позвоночнику, после чего он мочился кровью, также угрожали изнасиловать его жену, убить маму, вколоть ему шприц с составом с ВИЧ-инфекцией.

«Схему бомбы мне нарисовали в СБУ. И заставили несколько раз перерисовать по памяти. За ошибки били, и я эту схему запомнил», - рассказал он.

В то же время Онуфрак признался, что расклеивал листовки с угрозами новых взрывов и требованием к властям о выкупе в 4 млн евро. Он сообщил, что его попросил это сделать за 200 грн. незнакомый мужчина, который подошел к нему на улице 19 января.

Правда, перед тем как наклеить конверт, Дмитрий прочитал на нем три слова: «По сегодняшним взрывам». Но конверт все-таки наклеил, потому что якобы «испугался незнакомого мужчину».

Ну а студент-программист Антон Волошин взял на себя террор. «Антон признался, что вместе с Онуфраком совершили теракт, то есть полностью признал вину по ст. 258 «Терроризм» (от 7 до 12 лет наказания), - рассказал «Сегодня» источник, принимавший участие в последнем по счету судебном заседании.

- Он также заявил, что только переносил взрывчатое вещество, но не хранил его и не принимал участие в его изготовлении. А вот от обвинения по ст. 198, которое касается получения денег от Онуфрака, он отказался (Дмитрий в присутствии Антона четырежды выстрелил таксисту Садергинову в голову из пистолета резиновыми пулями и забрал у таксиста 300 грн. - Авт.)».

Кстати, мама Антона Волошина Татьяна также была на заседании 9 июня и утверждает, что сын в терроризме не признавался. «Он говорил, что только видел, как Онуфрак что-то делает, а что делает - Антон не знал», - утверждает она.

По словам замдиректора АСПМ «Вэйс-Украина» Ивана Степных, не исключено, что Онуфрака и Волошина заставили взять на себя статьи, связанные с терроризмом.

«Следователи заставили, но с Онуфраком, скорее всего, перегнули палку. Парень просто не выдержал психологически - когда с человеком обращаются как с мусором, человек начинает протестовать.

Следователи СБУ, которые в этом деле проявили крайне низкую квалификацию, ведь и с матерью Онуфрака так обращались - просто унижали ее человеческое достоинство. А так нельзя - сейчас не 90-е», - говорит Степных.

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь