Читайте в журнале "Деловой" с 5 июля 2008 г.

НовиниПолітика    03.07.2008 - 19:13
Сезон предательств Бизнес-план гражданской обороны Золотая Азия Щедрость поневоле Неприличный вопрос Избранники финансовой фортуны Летняя распродажа Большие проблемы маленьких Грузите кредиты бочками Секреты столичного пригорода Время собирать долги Сезон предательств Июнь ознаменовался новой волной предательств в украинской политике. Эта проблема всегда была актуальна в коридорах власти, однако в последнее время она вышла на новый уровень, получив публичность и небывалые масштабы Текст: Дмитрий СТОЛЯРЧУК Самым ярким из последних случаев политических измен является переход группы депутатов из БЮТ и "Нашей Украины" в антикризисную коалицию в прошлом году, что грозило узурпацией власти в стране Партией регионов. Тогда ценой беспринципности депутатов стал роспуск парламента и досрочные выборы. Кстати, некоторые из перебежчиков тогда остались за бортом перезагруженной Верховной Рады, проверив на собственном опыте тот факт, что предателей в украинской политике хоть и используют, но все же не любят даже те, кто получает непосредственную выгоду от этого. Новые страницы Двое депутатов Верховной Рады — Игорь Рыбаков и Юрий Бут, а также три новых народных избранника Киеврады Павел Тесленко, Борис Гавриленко и Роман Ярошенко предпочли учиться на собственных ошибках и открыли новую страницу летописи измен в украинской политике. Представитель блока Юлии Тимошенко Игорь Рыбаков и член "Народной самообороны" Юрий Бут наделали много шуму, заявив 6 июня о выходе из парламентской коалиции и поставив ее, таким образом, на грань кризиса. Депутаты даже не скрывали, что стремились именно развалить коалицию, а не просто покинуть ее из-за идеологических расхождений. Г-н Рыбаков публично заверил, что после его ухода коалиция разваливается "с неимоверной скоростью", а Бут, не стесняясь, предположил, что в скором времени будет собрана коалиция из Партии регионов, "НУ-НС" и Блока Литвина. Брачные игры Выяснение причин такого поступка двух парламентариев привело к Секретариату Президента. Источники указывают на связи Рыбакова и Бута с руководством президентской канцелярии. В последнее время глава государства и коалиция все больше отдаляются друг от друга. Ющенко отдает себе отчет в том, что "НУ-НС" на следующих президентских выборах станет для него не опорой, а, скорее, камнем на шее, учитывая результаты этой политической силы на последних парламентских и киевских выборах. Президент и его окружение понимают: остановить Тимошенко может только координация действий с регионалами. Подтверждением этого стали и недавние откровения бывшего члена избирательного штаба Ющенко на президентских выборах 2004 года, экс-министра обороны в правительстве Януковича, а ныне самостоятельного политика Анатолия Гриценко. Он рассказал о своем приватном разговоре с лидером регионалов, который признался ему в договоренностях между президентской командой и Партией регионов о создании "широкой" коалиции в парламенте. Еще одним из свидетельств сговора стала осведомленность Януковича о планах Рыбакова и Бута о намерении покинуть коалицию еще до фактического осуществления этого поступка. По словам некоторых сотрудников Секретариата Президента, пришедший к Януковичу помощник с сообщением о демарше двух депутатов был тут же ошарашен ехидным замечанием Виктора Федоровича о том, что новость эта вчерашняя. Гром, молнии и спикер Реакция регионалов на заявления двух депутатов о выходе из коалиции была молниеносной. Партия регионов тут же выразила готовность принимать "самое активное участие в объединении Украины", подразумевая под этим переформатирование коалиции и свое вхождение во власть. Вместе с тем, организаторы демарша Рыбакова и Бута вряд ли рассчитывали на немедленный развал большинства в парламенте. Согласно Конституции и временному регламенту Верховной Рады выход отдельных депутатов не является поводом для развала коалиции, которая формируется на основе фракций, а не индивидуального членства нардепов. И, несмотря на развернувшуюся информационную войну между коалициантами и их оппонентами по поводу юридической легитимности "обрезанной" коалиции, очевидно, что прямых правовых последствий демарш иметь не будет. Подтверждением этого мнения стало заявление председателя Верховной Рады Арсения Яценюка о том, что выход двух депутатов из коалиции "формально не влияет на юридическую легитимность коалиции". В этой ситуации мнение Арсения Петровича является, можно сказать, определяющим, поскольку коалиция официально прекращает свое существование только тогда, когда об этом официально объявит спикер парламента. Яценюк же заявил, что делать этого не собирается. Очевидно, демарш Рыбакова и Бута является прощупыванием почвы для реализации комплексной стратегии по переформатированию власти в стране и изгнанию из нее Юлии Тимошенко, осуществляемых совместно Партией регионов и Секретариатом Президента. Поступок двух депутатов если и не приведет к немедленному развалу коалиции, то серьезно дискредитирует ее и окажет психологическое давление на членов большинства. В котором, по разным оценкам, есть более десятка человек, готовых последовать примеру Рыбакова и Бута. Однако коалиции в парламенте уже давно фактически не существует. Это доказывает статистика, приведенная тем же Яценюком. По его словам, 4/5 принятых парламентом актов являются результатом ситуативного голосования и только 1/5 — заслуга коалиции. Учитывая крайне низкую продуктивность парламента этого созыва, вывод о наличии коалиции в Раде очевиден — сегодня это лишь юридическое понятие, существующее только на бумаге. (Продолжение читайте в журнале "Деловой" № 11) Бизнес-план гражданской обороны Предотвращение и ликвидация последствий природных катастроф и военных конфликтов становится самым прибыльным и самым коррумпированным бизнесом ХХІ века Текст: Петр БУРКОВСКИЙ, главный консультант Национального института стратегических исследований Крупнейшие природные катастрофы в Китае, Мьянме и их ужасные последствия еще раз продемонстрировали беспомощность государств, которые вовремя не провели стратегического планирования мероприятий по предупреждению и ликвидации последствий природных и техногенных катаклизмов. Отсутствие четкой стратегии мирной реконструкции Афганистана и Ирака является другим примером неспособности бюрократических госструктур быстро адаптироваться к задачам по возобновлению политической и социальной стабильности в этих странах. Тем не менее, анализ ошибок уже позволяет прогнозировать возрастание роли негосударственных институтов (коммерческих компаний и специализированных общественных организаций) в планировании и организации гражданской обороны в развитых государствах, а также восстановлении и защите инфраструктуры их городов. Причем поддержка таких компаний со стороны государств в будущем создаст основу для формирования новой ниши в мировом разделении труда, которая, учитывая расходы правительств и международных организаций на ликвидацию последствий ЧП и войн, обещает не только высокие риски, но и крупную прибыль первопроходцам. Две системы В мирное время мало кто задумывается о том, каким образом работает государство и как ежедневно обеспечивается стабильность жизни граждан. Если абстрагироваться от политики и занять технократическую точку зрения, то окажется, что целостность и безопасность любой страны держится на так называемой критической инфраструктуре. Каждая страна имеет свое определение данного термина. Но в любом случае среди ее основных элементов называют транспортную, энергетическую (производство и поставка энергоносителей), силовую (армия и полиция) системы, системы здравоохранения, телекоммуникации (связь и СМИ), производства, поставки еды и питьевой воды и банковскую систему. Необходимым условием функционирования всех этих компонентов является поддержка их рабочего физического состояния достаточным человеческим и интеллектуальным ресурсом. С такой задачей более-менее успешно могло бы справиться только тоталитарное государство. Однако даже в этом случае, в силу принципа централизованного управления, ресурсами появилось бы четкое разделение на "центр", который был бы защищен на 99%, и "периферию", где дела были бы оставлены на самотек. Это очень хорошо подтверждает пример ликвидации аварии на ЧАЭС, когда основные усилия "центра" были направлены не на ликвидацию, а на "локализацию" последствий радиоактивного загрязнения. То же самое произошло и в Мьянме, когда военная хунта гордо отказалась от внешней помощи, чтобы не допустить распространения информации о гибели десятков тысяч человек и показать свою слабость внутренней оппозиции. Демократическая децентрализованная система также не является панацеей. Поскольку в этом случае работает принцип разделения ресурсов по воле так называемого "большинства", то есть по популистскому принципу, или путем раздела ресурсов между несколькими группами интересов. Это означает, что, например, строительством новых дорог могут пожертвовать ради субсидий населению, или вместо диверсификации поставок энергоносителей увеличить финансирование силовых структур и здравоохранения. Эта система отличается более высокой эффективностью освоения средств, чем тоталитарная, но у нее нет "железных" и заданных на годы вперед приоритетов, защищенных волей "партии" или "лидера". На плечо бизнеса Несмотря на разницу в подходах, обе системы управления рисками для критической инфраструктуры решают один и тот же вопрос: как при фиксированных затратах достичь максимальной эффективности. С такой же постановкой вопроса сталкиваются и компании, работающие в сегментах критической инфраструктуры. У них есть "железный" бизнес-план распоряжения ограниченными ресурсами и присуща мобильность в принятии решений. Поэтому в ряде стран, по данным Центра исследований вопросов безопасности Швейцарского государственного института технологий (ЦИБ), правительства уже возложили на частные компании ответственность за поддержание критической инфраструктуры в безопасном состоянии. Властям остается только задавать параметры мер безопасности и контролировать их выполнение. Такие системы управления рисками уже функционируют в США, Германии, Великобритании и Франции. Однако и в такой модели сотрудничества государства и бизнеса возникают проблемы. Хорошим подтверждением тому является борьба лобби химической промышленности США с Конгрессом. После терактов 11 сентября химпредприятия по настоянию президентской администрации в целом потратили $3,5 млрд на дополнительные меры по защите своей инфраструктуры. В Конгрессе посчитали такие усилия недостаточными и попробовали провести более жесткие законодательные требования к химикам, но натолкнулись на сопротивление. Дело в том, что, анализируя реакцию государства на теракты, промышленники пришли к выводу: в случае нового ЧП правительство компенсирует их потери. В то время как высокие затраты на безопасность "здесь и сейчас" до новых атак не будут покрыты прибылями, а только снизят рентабельность производства, заставят их идти на снижение расходов, в том числе и сокращение рабочих мест. Поэтому сейчас одним из основных вопросов дебатов политиков в США является система стимулов и льгот для компаний, которые несут на себе основною часть расходов по безопасности критической инфраструктуры. Начиная с 2005 года США ежегодно тратят более $18 млрд на гражданскую оборону и $300 млрд на реконструкцию Ирака и Афганистана. По подсчетам специалистов ЦИБ, каждый доллар, потраченный государством и компаниями США на мероприятия по защите критической инфраструктуры, в случае ЧП позволит сэкономить до $80-100. Над этими цифрами стоило бы призадуматься и украинским властям. (Продолжение читайте в журнале "Деловой" №11) Золотая Азия Подзаг. В странах Азии проживают 265 из 1265 миллиардеров мира (23,6%), и это без учета богачей стран СНГ. Кому-то из них всего за несколько лет удалось создать бизнес с нуля, а кто-то его унаследовал и успешно продолжает развивать, давно обогнав американских и европейских толстосумов Текст: Сергей МИШУТИН Именно в Азии живет четверо из десяти самых богатых людей мира, причем все они имеют индийское гражданство. Европейцев в этой когорте лишь двое — основатель компании "Икеа" швед Ингвар Кампрад и владелец сети супермаркетов "Алди" немец Карл Альбрехт. Им обоим уже за 80. Трем же самым богатым азиатам нет еще и шестидесяти. Разительные отличия Если среди российских толстосумов превалируют люди self-made, которые с нуля сами создали бизнес, то у азиатов сильны традиции семейного дела. Тройка лидеров-миллиардеров Азии представляет именно наследников предпринимательских империй. Хотя есть и исключения: самый богатый представитель Гонконга, Ли Ка-Шинг, начинал свой бизнес с продажи пластиковых цветов. С приличным отрывом по количеству самых богатых людей занимает Индия. Если не учитывать миллиардеров Гонконга, то Китай лишь второй (причем самый богатый гражданин материкового Китая в шесть раз беднее самого богатого индуса). Еще одна неожиданность — в пятерке стран-лидеров по количеству миллиардеров нет ни одного нефтяного магната — и Саудовская Аравия, и Кувейт, и ОАЭ далеко позади. Во многом это объясняется тем, что в этих странах велика концентрация капитала среди нескольких семей. Стальной экономист Самый богатый индус мира Украине давно известен. Лакшми Миттал вместе с семьей владеет 44% металлургического гиганта ArcelorMittal (годовой доход $105 млрд, 10% мирового производства черных металлов). Ему же принадлежит и украинский "АрселорМиттал Кривой Рог" (бывшая "Криворожсталь"). Семейство Митталов походит из небогатого рода индусов марвари. Хотя их и называют "индийскими евреями", но проживают они в неблагополучном регионе на границе с Пакистаном. Детство Лакшми не было слишком бедным, особенно после того, как семья осела в Калькутте, а ее глава, Мохан Лаль Миттал, вместе с друзьями выкупил убыточный и практически разваленный сталепрокатный завод. Много времени ушло на то, чтобы привести его в надлежащее состояние и со временем наладить выпуск стальной продукции для нужд строительства. Далее Мохан создал предприятие под названием "Железо" (Ispat) и пустил все свои оборотные ресурсы на постройку еще одного плавильного завода недалеко от Калькутты. Позже взялся за строительство еще двух. Но постоянные проблемы с властью (в те времена правительства в Индии менялись довольно часто) осложняли работу Миттала-старшего. Он продал и построенный, и несколько недостроенных заводов и уехал в Индонезию, где приобрел очередной завод за $15 млн. Доходы семьи позволили Лакшми получить образование в иезуитском колледже святого Ксавьера в Калькутте, но дальнейшую учебу он прекратил ради работы в компании отца. В 1975 году в возрасте 25 лет Лакшми стал директором купленного отцом завода, который специализировался на производстве проволочных изделий. Здесь он смог добиться серьезной экономии на сырье, используя металлолом. В 1982 году Лакшми получил разрешение на строительство плавильного комбината в Индонезии (сегодня это крупнейший частный металлургический завод страны). Первое, что он сделал, заключил договоры на поставку железа с другого конца мира — островного государства Тринидад и Тобаго. Контракт был выгодным. Так появилась Ispat Caribbean. После этого бизнесмен купил несколько заводов в Германии и Канаде, и к началу 1990-х гг. уже зарабатывал почти $1 млрд в год. Следующее десятилетие Миттал делал покупки по всему миру. Он приобрел заводы в Мексике, Казахстане, Ирландии, Чехии, Польше, Румынии, Боснии, Македонии, Алжире и Южно-Африканской Республике. Он также выкупил крупную американскую корпорацию Steel Group. Секреты Миттала… Основная идея бизнес-творчества Миттала состоит в том, что он скупает неприбыльные или малоприбыльные предприятия и серьезно их модернизирует. Также он ставит свой менеджерский состав (не раз Миттала критиковали за засилье граждан Индии на его заводах по всему миру). Впрочем, в последнее время, поскольку идет борьба за мировое лидерство на рынке металла, миллиардер не жалеет денег, чтобы покупать и конкурентов (прежде всего, Arcelor), и дорогие активы (к примеру, "Криворожсталь"). Одна из особенностей Миттала в том, что перед покупкой он занимается сначала активным налаживанием связей с высшим руководством страны. Строительство его империи иногда сопровождалось крупными коррупционными скандалами, участниками которых становились президенты и премьер-министры. Самый известный пример — в Великобритании в 2001 году: незадолго до выборов в стране Лакшми пожертвовал партии лейбористов 125 тыс. фунтов в обмен на помощь Тони Блэра в покупке румынского завода. …и его причуды 57-летний Лакшми Миттал женат. У него двое детей. Супруга занимает важный пост в его компании. Проживают в особняке в Лондоне. Известно, что эту недвижимость Миттал выкупил у Берни Экклстоуна, владельца "Формулы-1", заплатив $128 млн. В помещении 12 спален, гигантский бассейн, парикмахерский салон, бальный зал. Летом 2004 года Лакшми выдал замуж свою дочь Ваниши. Он снял на ночь парк Тюильри в Лувре и построил замок в парке Сен-Клу. Обручились молодожены в Версале. Свадьба длилась пять дней и обошлось миллиардеру в $66 млн. В отличие от других толстосумов, Лакшми Миттал охотно выступает по телевидению. Любит летать на личном самолете. Собрал коллекцию редких и очень дорогих автомобилей. (Продолжение читайте в журнале "Деловой" №11) Щедрость поневоле Подзаг: Любого наемного работника рост зарплат на рынке труда, безусловно, радует. Не сильно огорчаются по этому поводу и компании с миллионными оборотами. А вот для собственников малого и среднего бизнеса каждый новый зарплатный скачок — катастрофа. Ведь денежные аппетиты украинских специалистов, подогреваемые пока не особо считающими деньги транснационалами, становятся прямой угрозой жизнеспособности их компаний Текст: Максим ФАЙДОР Каждая медаль имеет две стороны. И даже рост экономики страны, прибылей компаний и наших зарплат — далеко не всегда благо. И речь идет не об увеличении денежной массы, подстегивающей инфляцию. В то время как крупные компании ведут охоту за специалистами, повышая зарплаты, как ставки в покере, малому и среднему бизнесу приходится довольно быстро "сбрасывать карты", не выдерживая этой гонки. В первую очередь под угрозой оказываются представители сферы услуг — по словам экспертов, их фонд заработной платы уже достигает 70%, а такой показатель — серьезная угроза прибыльности бизнеса. Казалось бы — какое дело корпорациям с миллионными оборотами до бед "малышей"? Вот только смогут ли выжить транснационалы и иже с ними, если рухнет малый и средний бизнес — вопрос риторический. "Деловой" решил выяснить, существует ли выход из создавшейся ситуации. И пришел к весьма нетривиальным выводам. Кто раскачивает лодку За последние несколько лет в Украине сформировалась когорта отраслевых лидеров. И пусть таких компаний немного, именно они задают тон на рынке труда, выступая "локомотивом" роста зарплат. Причем не только за счет более высокой платежеспособности. Кадровый голод, особо остро проявившийся в последние год-полтора, заставляет "топ-компании", наиболее остро нуждающиеся в высококвалифицированных специалистах, прибегать ко всем возможным способам привлечения персонала, в том числе — и к банальному переманиванию сотрудников. А, как известно, единственной эффективной мотивацией при таком подходе выступают деньги (тем более что объемными соцпакетами отечественных специалистов уже не удивишь — страховка, оплата мобильной связи, служебное авто и прочие блага воспринимаются как само собой разумеющееся уже не только top-, но и многими middle-менеджерами). Поэтому очень быстро специалисты тех или иных отраслей начинают ориентироваться не на средние показатели зарплат по рынку, а на заработки его лидеров. Которые, по оценкам экспертов, уже выше, чем в Европе. А вот рентабельность бизнеса, которая еще лет десять назад исчислялась сотнями процентов, сегодня как раз приближается к европейским показателям в 10–15%. Учитывая эти факторы, ряд экспертов прогнозируют рынку труда судьбу американского и европейского рынка жилой недвижимости — в какой-то момент он окажется настолько перегрет завышенными зарплатами, что просто рухнет. Естественно, вместе с работодателями. Пришло время сговоров На сегодня в наиболее критичном состоянии, по словам Аллы Коняевой, менеджера психологической службы "Анкор СВ" компании Executive Search, оказались фирмы, работающие в сегменте бытового сервиса. Другие эксперты делают еще более пессимистичные прогнозы — они уверены, что дальнейший рост зарплат угрожает любому бизнесу с оборотом до $8–10 млн. "Сегодня, приходя в рекрутинговые агентства, представители небольших компаний жалуются, что они теряют персонал, но их зарплатный фонд уже находится на грани, и дальнейшее его увеличение будет угрожать рентабельности бизнеса. Особенно остро эта проблема стоит у тех, кто пытается платить "белую" зарплату. У них до 70% расходов составляет именно оплата труда, а это уже критичная цифра", — рассказывает Алла Коняева. В связи с этим она полагает, что пришло время, когда компаниям с высоким уровнем дохода нужно умерить свой аппетит и перестать переплачивать за специалистов, даже если они очень в них нуждаются. Одним из вариантов решения этой проблемы, по ее мнению, может стать договоренность между компаниями, а проще говоря — картельный сговор, который бы позволил четко обозначить ценовую планку на конкретного специалиста. Однако это должны быть открытые соглашения, которые в идеале регулировались бы на уровне государства. Но большинство работодателей такую идею воспринимают более чем холодно, ссылаясь на активный рост отраслей и агрессивное поведение новых (чаще всего — зарубежных) игроков рынка. "Не думаю, что даже если украинские компании пойдут на такой шаг, нам удастся убедить в этом зарубежные компании, входящие на наш рынок. Например, один из ретейлеров, недавно зашедших в Украину, прямо завил, что они ведут захватническую политику в вопросах привлечения персонала, и сейчас совершенно открыто перекупают специалистов сегмента FMCG. Убедить их в необходимости такого картельного соглашения сложно", — считает Оксана Чопа, директор по производству "МакДональдз Украина". Поддерживают ее специалисты и из других сфер. "Вряд ли подобные договоренности возможны в ближайшие 2–3 года, пока продолжается агрессивный рост рынка. Кроме того, мы не слышали о практике подобных договоренностей на других мировых рынках, поэтому сомневаюсь, что в Украине они вообще возможны", — уверена Ольга Цеценова, HR-директор крупнейшей украинской инвестиционной компании Dragon Capital. А ведь в финансовом сегменте вопрос завышенных зарплат стоит чуть ли не острее всего, и в личных беседах представители многих банков, в том числе, кстати, и недавно зашедших в Украину западных финучреждений, сетуют на то, что им приходится в 3–5 раз переплачивать за квалифицированного специалиста, потому что хороших финансистов на рынке мало, а нужны они, естественно, всем. Правда, вместо картельных соглашений руководители компаний предлагают вводить такую схему оплаты труда, которая бы предусматривала изменение зарплаты в зависимости от результатов труда. Причем они должны быть не абстрактными, а влиять непосредственно на уровень капитализации компании. Тогда действительно большие деньги смогут зарабатывать только те специалисты, которые их и приносят. Однако компании, которые на сегодня внедрили у себя такую систему, можно сосчитать на пальцах одной руки. (Продолжение читайте в журнале "Деловой" №11) Неприличный вопрос Интересоваться "Какая у Вас зарплата" считается признаком дурного тона. Во многих компаниях эту информацию вообще не позволяет разглашать корпоративный кодекс. В общем, с зарплатами почти как с покойниками: о них не говорят, но все хотят знать подробности — где, сколько и кому. "Деловой" попытался удовлетворить информационный голод своих читателей Автор: Екатерина Болтрик, Наталия Круш Прежде всего, отметим, что оплата труда каждого конкретного человека персонифицирована и зависит от его профессиональной подготовки, опыта и личных качеств. Так что для начала трезво оцените свои личные данные, а потом обращайтесь к анализу ситуации на рынке труда. Топы продолжают дорожать Наше исследование в очередной раз доказало, что зарплаты топ-менеджеров (генеральных директоров, президентов корпораций, исполнительных директоров, директоров по производству, по финансам и т. д.) в Украине растут. Почти все управленцы высшего и среднего звена, помимо фиксированного оклада, получают денежные бонусы и разного рода материальные блага. Рекрутеры и эйчары утверждают, что за последние несколько лет структура бонус-пакетов серьезно изменилась. Если раньше в него входили зарплата и определенное вознаграждение, то сейчас набор компонентов значительно расширился. Предложение топ-менеджеру компенсационного пакета, который не включает автомобиль представительского класса, ноутбук и мобильный телефон, воспринимается просто неприличным. В половине случаев предполагается медицинская страховка для сотрудника и членов его семьи. Естественно, высокий оклад подразумевается. Но работодатели всеми силами хотят заинтересовать менеджера именно в конечном результате работы компании. Поэтому в большинстве пакетов бонусная часть является определяющей. Судить о размере вознаграждения чрезвычайно сложно, поскольку в данном случае все определяет, как правило, прибыльность бизнеса, либо другие факторы, которые работодатель считает важными (сокращение издержек, увеличение доли рынка и пр.). Поэтому мы по-прежнему рейтингуем зарплаты. Кстати, как показал опрос "Делового", многие топ-менеджеры больше доверяют пакетам с большей долей зарплаты, чем бонуса. Методика исследования Получить информацию о зарплатах руководителей компаний — задача не из легких. Но в этом году мы даже ее усложнили. Было принято решение сделать еще и рейтинг зарплат middle-менеджмента, поскольку их оплата труда тоже неизменно растет, а в некоторых отраслях может не намного отставать от зарплаты топа. Как и в прошлом рейтинге, в этом году принять участие в исследовании было предложено тем, кто занимается непосредственным трудоустройством специалистов — рекрутинговым, хедхантинговым и кадровым компаниям. Исследование проводилось с 5 по 19 июня. Участники опроса были выбраны из крупнейших компаний, хорошо известных на рынке. Всего запросы были направлены более чем в 40 профильных компаний. Экспертам предлагалось указать коридор зарплат украинских топ- и middle-менеджеров, занятых в разных отраслях экономики. А также ответить на следующие вопросы:  На какие профессии сейчас наибольший спрос?  На какие критерии больше всего обращают внимание работодатели?  Основная тенденция рынка труда в последний год? Анализ данных Однако, как водится, не все компании готовы охотно сотрудничать. Кроме того, нам приходится констатировать, что многие субъекты этого рынка просто не утомляют себя анализом зарплатных и профессиональных трендов, оперируя разрозненными выдержками из СМИ. Так что в течение двух недель редакция с трудом "выбила" около 15 ответов, но адекватными были не больше 10 заполненных анкет. Стоит отметить, что нижняя граница зарплат топов по отраслям в большинстве случаев совпадала, а вот верхняя — нередко существенно отличалась. По мнению экспертов, это происходит из-за емкости понятия "топ-менеджер", к тому же далеко не всем агентствам доводилось трудоустраивать управленцев самого высокого звена. Согласно полученным данным, самая высокая зарплата у руководителей промышленных предприятий, в первую очередь в нефтегазовой индустрии и металлургии. Также приятно радуют зарплаты финансистов и работников информационных технологий. Что касается наиболее востребованных профессий, то здесь можно говорить о том, что растет спрос на узких технических и производственных специалистов. Существует потребность в коммерческих директорах, project-менеджерах, брэнд-менеджерах и генеральных директорах. Как сообщили в одном из известных агентств, серьезным работодателям в первую очередь нужны высококлассные и опытные специалисты, способные комплексно решать задачи, связанные с ростом и поддержкой того или иного бизнеса. Поэтому при выборе сотрудника зачастую отдается предпочтение таким критериям, как опыт, стаж и предыдущее место работы, а также успехи и конкретно выполненные задачи или проекты на предыдущих местах роботы. Основной тенденцией рынка труда в последний год (кроме кадрового дефицита) можно назвать увеличившуюся в несколько раз ротацию персонала внутри разных сегментов рынка, что является результатом динамичного развития бизнеса в целом и роста денежных аппетитов профессионалов. Одна из основных тенденций — работодатели покупают не просто опытного специалиста, а менеджера, который справится с очень конкретной задачей. И в компаниях уже хотят приобретать сотрудников на годы, долгие годы: возвращается понятие "летуны" и негативное к ним отношение. (Продолжение читайте в журнале "Деловой" №11) Избранники финансовой фортуны Если вас проглотила "акула бизнеса", это еще не значит, что с ней нельзя конкурировать на равных. Как нельзя лучше это доказали Владимир и Виталий Самсоненко, владельцы финхолдинга "Самсон" и теперь уже родственники Валентины Семенюк, главы Фонда госимущества Текст: Денис СЕДЛЕЦКИЙ В начале этого года произошло знаменательное событие в жизни одного украинского миллионера и одного известного политика: Виталий Самсоненко, совладелец финансового холдинга "Самсон", и Валентина Семенюк, глава ФГИУ, поженились. Теперь, запуская в поисковиках фамилию Самсоненко, вы получите десятки ссылок на сайты с новостями из жизни и деятельности Валентины Семенюк-Самсоненко. Передав права на фамилию, г-н Самсоненко особенно не переживает. Истинные права он всегда сумеет отстоять. Что уже успел доказать в своей бизнес-истории. Недвижимость подождет Провозглашение независимости Украины Виталий Самсоненко встретил на посту директора крупной строительной компании "Коммунальник". Правда, в 1993 году он решил уйти из традиционной для его семьи профессии к швейцарскому брокеру Safe Invest (сейчас "Евролайф Украина" — Д), чтобы научиться работать по западным стандартам на очень перспективном рынке финансовых услуг. Под управлением семьи Самсоненко (жена Вера Самсоненко входила в "гриниум" — совет директоров, управляющий компанией, а сын Владимир был директором по продажам) фирма разрослась, филиалы появились в России, Киргизии, Казахстане и даже Китае. В 1999 году Виталий Самсоненко перешел на должность директора центра делового сотрудничества в Фонде содействия местному самоуправлению при Секретариате Президента Украины, где принимал активное участие в разработке пенсионной реформы. Тогда, находясь в самом эпицентре преобразований в стране, он задумался о создании собственного бизнеса. Неудавшийся турок "На один из семинаров, которые организовывала моя турфирма (до 2000 года параллельно с работой у швейцарцев я выступал соинвестором мелких турфирм, гостиниц и дельфинариев), приехали родители. Отец рассказал о своей идее открыть брокерскую компанию, и тогда он впервые говорил со мной не как отец с сыном, а как предприниматель с будущим партнером по бизнесу", ¬ — вспоминает Владимир. Разговор настолько повлиял на младшего Самсоненко, что тот изменил свое решение остаться жить в Турции и вернулся в Украину заниматься финансами. В 2000 году было зарегистрировано ООО "Страховой брокерский дом (СБД) “Самсон"", в уставном капитале которого Виталию, Вере и Владимиру Самсоненко принадлежало по 33,33%. Все накопленные на постах топ-менеджеров сбережения семьи (порядка $500 тыс.) были пущены на развитие новой фирмы. Люди дороже денег Стартовый капитал был приличным, но для страхового брокера важнее люди. Именно агенты обеспечивают благополучие компании. А команды-то у Самсоненко как раз не было. Новоиспеченные бизнесмены сначала пытались перетянуть продажников из Safe Invest, предлагая привлекательные условия работы: 50-процентная комиссия для директоров по продажам до сих пор является одной из самых высоких на рынке. Но ни один из профессиональных менеджеров так и не перешел в их никому неизвестный страховой дом. "Начинать бизнес лишь вчетвером (нас трое и еще один партнер в Феодосии)¬ было трудно. Если страховые компании и банки — это производители финансовых продуктов, то брокеры лишь продают готовый товар. Но поначалу нам пришлось заниматься еще и доработкой условий различных страховых программ. Тогда договора производителей были далеки от совершенства. Из-за сложностей мы даже обсуждали возможность возвращения к нашему прежнему работодателю", — признается Владимир. Однако все случилось с точностью до наоборот: из Safe Invest к ним потянулись старые клиенты. Благодаря наработанной базе семье удалось удержаться в бизнесе. Проглочены Тигипко Собственники "Самсона" ориентировали компанию на работу с финансовыми группами. Предлагая программы рискового, лайфового и накопительного страхования, фирма стремилась превратиться в мультиброкера — только так можно было увеличить оборот компании и удовлетворить индивидуальные потребности клиентов. Но процесс становления бизнеса не обходился без эксцессов. "На позициях топ-менеджеров в группах нам часто встречались люди с “совковым мышлением". Они не понимали, зачем им с нами работать и, не стесняясь, посылали куда подальше", — говорит Владимир. В сложившейся ситуации Самсоненко старались обращаться к собственникам компаний. Так среди партнеров "Самсона" появился Сергей Тигипко со своей группой "ТАС". Для компании-брокера пятилетний контракт с молодой амбициозной группой был весьма полезным для дальнейшего роста. В договоре с Сергеем Леонидовичем собственники "Самсона" обязались два года обеспечивать не менее 80% платежей СК "ТАС". "Страховкой" для Тигипко стал контрольный пакет акций "Самсона". "Ему было продано 80% уставного капитала. При этом в договоре было прописано, что из этих 80% он обязан передать 20% региональным директорам при определенных объемах продаж", — рассказывает Владимир Самсоненко. (Продолжение читайте в журнале "Деловой" №11) Летняя распродажа Отечественный фондовый рынок продолжает расплачиваться глубокой коррекцией за неоправданно высокий рост в прошлом году. Продавцы практически задавили покупателей. Но дух оптимистов не сломить — они верят в рост рынка Текст: Максим ФАЙДОР Наша биржа ниже всех Отрицательную динамику показывали практически все мировые фондовые площадки, однако отечественная — переплюнула всех. Осознание инвестбанкирами того, что в ближайшее время улучшения на финансовых рынках не произойдет, продолжало толкать фондовые площадки вниз. Да и нестабильная ситуация на мировых рынках, кредитные и ипотечные проблемы никуда не исчезли, а высокие цены на энергоресурсы вынудили крупных иностранных инвесторов занять выжидательную позицию. Некоторые же из них и вовсе стали "вынимать" деньги из акций и инвестировать в нефть и минеральные ресурсы. Кроме того, в конце июня мировые фондовые площадки показали снижение на фоне неблагоприятных статистических данных, отражающих состояние экономики США. Так, в частности, в июне индекс потребительского доверия в США снизился с 58,1 пункта в мае до своего 16-летнего минимума — 50,4 пункта. Украинский же фондовый рынок снижался из-за продолжающегося превышения предложения акций над спросом. Активная распродажа наиболее ликвидных акций на украинском фондовом рынке продолжалась весь месяц, за исключением пары дней. По итогам двух недель, с 9 по 23 июня, упали котировки по всем "голубым фишкам", в первую очередь — банкам и металлургам. Не смогли удержаться от падения и акции генерирующих компаний, даже несмотря на перспективу роста тарифов уже с 1 июля текущего года. Только ценные бумаги "Укртелекома" показали положительный результат, но и то в короткий промежуток времени — с 17 по 20 июня. На рынок повлияли корпоративные новости, в частности — результаты работы металлургических компаний и горно-обогатительных комбинатов за апрель. Большая часть из них сократила выпуск продукции по сравнению с мартом, что естественно было воспринято далеко не позитивно. Результат этого — падение акци
Нагадуємо, не забудьте обрати свій спосіб читати новини.
On Top