Читайте в газете "Дело" 6 марта 2008 г.

НовиниПолітика    05.03.2008 - 18:56
Два года назад Тимошенко сказала, что Киевский мотоциклетный стоит 1 миллиард гривен. Как страховщики в футбол сыграют Подарок императоров Кузница мировой элиты Два года назад Тимошенко сказала, что Киевский мотоциклетный стоит 1 миллиард гривен. Ситуация вокруг приватизации Киевского мотоциклетного завода обрастает слухами. Всем понятно, что главная ценность - территория завода - внушительный участок земли в центре столицы. Вы в какую сумму оцениваете предприятие? Наш завод работает на 26 гектарах земли. Не секрет, что стоимость одной сотки земли здесь (станция метро Лукьяновская. – "ДЕЛО") колеблется в районе 25-30 тысяч долларов. Так что определенные выводы можно сделать. Помню, два года назад Юлия Тимошенко сделала заявление, что Киевский мотоциклетный завод стоит 1 миллиард гривен. Они-то и стали причиной такого пристального внимания к предприятию. Пристальное внимание к вашему предприятию было и со стороны киевской власти… Да, после заявления Тимошенко о нашем предприятии заговорила и киевская власть, вспомнил про нас и Юрий Ехануров. Все последующие руководители правительства при формировании бюджета включали в список приватизационных объектов и наш завод. Вам такой интерес к заводу был малоприятен? Да, нам такие разговоры не нравятся, но мы и выступаем однозначно против приватизации. Мы прекрасно понимаем, что если нас отдадут на приватизацию, не подготовив для этого нормативной базы, мы потеряем заказчиков и наше финансовое положение пошатнется. Приватизация может длиться полгода-год, а за этот период мы можем и обанкротиться. Второй вопрос, который нас пугает, это то, что инвестору интересен вовсе не завод, а земля, на которой он находится. Мы неоднократно обращались в Кабмин, к президенту с предложением перенести завод за пределы Киева. К примеру, в Березань или на Троещину, где мы можем нормально работать. В Березани нам хотят выделить 11 гектаров земли: 7 гектаров для производственного комплекса и 4 на строительство жилых комплексов для наших работников. А расхождение в цифрах вас не пугает? Здесь вы работаете на 26 гектарах, а там вам предлагают 7. Замена оборудования поможет нам сократить производственные площади, которые мы занимаем сейчас. Но с переездом за Киев вы не сможете сдавать свои цеха в аренду. Мы это прекрасно понимаем, но нас это устраивает. Находясь здесь, мы платим городу 500 тысяч гривен в месяц за аренду земли. Если мы будем работать за городом, мы будем платить значительно меньше: 30-40 тысяч. А сколько вы зарабатываете на аренде? Около миллиона гривен в месяц. Но 20% от этой суммы уходит на уплату НДС, еще 500 тысяч уходят на налоги за землю. Нам остается около 30% процентов от этого миллиона. Так что аренда не так уж и выгодна, как это может показаться на первый взгляд. А кто ваши арендаторы? Есть компании, которые интересует наше промышленное производство, есть компании, которые ищут складские помещения. К примеру, "Фокстрот" занимает у нас несколько цехов. А сколько цехов работает на заводе? Сейчас работает около 60% наших производственных помещений, запущено четыре линии производства. Самая прибыльная из них - линия по производству прицепов, также работает цех по производству мотоциклетов. Недавно мы запустили стекольное производство. Какая средняя месячная оплата труда на заводе? Средняя зарплата - 1800 гривен. Я возглавил руководство завода в 2001 году, когда он был на грани банкротства. Только бюджету завод должен был 36 миллионов гривен, задолженность по зарплате составляла 5 миллионов гривен, а ежемесячная оплата труда в среднем не превышала 47 гривен. За счет чего погашались долги? Мы брали кредиты в банках, городские власти помогали с льготными кредитами. У нас были трудности и с погашение ссуды. Но нам проще было взять еще один кредит, чем признать себя банкротом. Да, вопрос о вашем банкротстве поднимался неоднократно. В последний раз в 2003 году. Да, нас 5 раз пытались признать банкротом. Мы были по уши в долгах. О каких именно долгах идет речь? Нас пытался через суд признать банкротом "Трансгаз", которому мы должны были 800 тысяч гривен. Были попытки рейдеров таким образом забрать завод. Сейчас это уже история. Ваш завод уже давно кому-то не дает покоя… Вы знаете, недавно состоялось заседание Фонда госимущества, где поднимался наш вопрос. Там четко дали понять, что потенциального инвестора у нас пока нет. Все упирается в юридический вопрос. Не до конца урегулирован вопрос приватизации предприятия вместе с землей. Это и отпугивает потенциальных инвесторов. За счет чего почти обанкротившееся предприятие вышло на уровень доходности за такой короткий период? Благодаря работе. Нам помогло и то, что несколько наших цехов были отчуждены за долги. А в чью пользу? У нас был долг в госбюджет и задолженность по налогам, но благодаря своей юридической службе мы отсудили 30 % долгов, а это около 10-12 миллионов гривен. Кому достались 3 гектара, отчужденные за долги, мне сказать сложно - этим занимался Фонд госимущества. Какая финансовая ситуация на заводе сейчас? Стабильная, долгов нет. За последние семь лет не было ни одного случая задержки с выплатой зарплаты. Но если нас, без анализа, отдадут на приватизацию, мы практически сразу ухудшим свое финансовое положение. Если самый худший сценарий воплотится в жизнь, что вы будете делать? Если купят только ради земли в центре, Украина потеряет единственный в Европе завод по производству тяжелых мотоциклов. Нам даже не дали нормально отметить свой 60-летний юбилей в сентябре, в августе опять выставив на приватизацию. Но мы не паникуем. Завод собираются приватизировать уже в течение 6 или 7 лет, так что за это время можно было привыкнуть к работе в экстремальных условиях. Я понимаю, что желающих заполучить такой кусок земли в престижном районе много. Я могу даже сказать, что территория завода в случае приватизации будет использована с тысячным процентом прибыли. Я просто надеюсь на то, что нам дадут шанс работать в другом месте. То есть вам абсолютно все равно, если на месте завода появятся очередные элитные высотки? Я совершенно не против того, чтобы на этом месте появились высотки. Даже с точки зрения экологии, вредные предприятия всегда должны выноситься за город. И все-таки, 1 миллиард гривен - много или мало за такое предприятие, как Киевский мотоциклетный завод? С одной стороны, это огромные деньги, которые не помешают госказне. С другой - в случае нашей приватизации государство может потерять стабильного налогоплательщика. Мы ежемесячно платим 2 миллиона гривен налогов, в год выходит около 30 миллионов. Я думаю, что государству стоит подумать над этим. Хороший хозяин не режет курицу, несущую золотые яйца, для того чтобы сварить бульон. Как страховщики в футбол сыграют ФИНАНСЫ КАКИЕ ЗАРАБОТКИ СУЛИТ СТРАХОВЩИКАМ ЕВРО-2012 Проведение финальной части чемпионата Европы по футболу 2012 года обещает обогатить не только строительные компании, владельцев отелей и производителей пива, но и страховщиков. Последние уже подсчитали: от проведения Евро-2012 они могут получить до 600 миллионов гривен страховых премий. Кроме доходов, участие в таком мероприятии – еще и большой плюс для имиджа любого украинского страховщика. "Я думаю, Евро-2012 даст новый виток в развитии, а также сделает компанию узнаваемой и откроет ей выход на европейский рынок", – надеется заместитель председателя правления СК "Добробут" Лариса Колоколова. Так что схватка между страховщиками за участие в "защите" чемпионата намечается нешуточная. "Мы планируем застраховать 20% гостей, которые приедут в Украину на чемпионат", - скромно заявляет председатель набсовета СК "Оранта" Олег Спилка. И он не один в своих желаниях. На нашем рынке работает около 500 страховых компаний, пятая часть из которых (с иностранным капиталом) рассчитывают на свои "законные 20%". Что нам стоит стадион построить Самым востребованным в связи с предстоящим чемпионатом станет страхование строительных рисков. Ведь нужно провести реконструкцию почти всей инфраструктуры: дорог, гостиничного хозяйства, систем медицинского обслуживания и общественного питания, осуществить модернизацию аэропортов, и, конечно же, спортивных объектов. Многое придется строить с нуля, следовательно, страхование строительно-монтажных рисков на столь масштабных объектах приобретает особое значение. По прогнозам Лиги страховых организаций, объем страхования строительных рисков вырастет к 2012 году более чем на 40%. Правда, заработать на этом смогут далеко не все отечественные страховщики. Часть премий "с чемпионата" соберут их зарубежные конкуренты. "Поскольку среди подрядчиков строительства будет значительная доля западных компаний, то не удивительно, что они привлекут тех страховщиков, с которыми работают на других рынках. Национальные компании могут выступать лишь партнерами на украинском рынке с последующим франтингом (когда все обязательства по договору страхования перестраховываются за рубежом. – "ДЕЛО")", – говорит начальник управления маркетинга и рекламы Украинской страховой группы Ярослав Кырылив. Что касается сотрудничества с украинскими застройщиками, то, по оценкам экспертов, 90% из них вообще не страхуют свои строительные риски. Остальные 10% заключают страховые договоры с "дружественными" страховщиками. ПОДЗАГ Неплохо заработать можно будет и на автовладецах. По прогнозам исполнительной дирекции Евро-2012, в Украину на чемпионат должны прибыть как минимум 600 тысяч туристов. "Большинство гостей из России, Беларуси, Польши приедут на чемпионат на собственных автомобилях. Многие из них будут приобретать полисы "Зеленой карты" и "автограджанки" в Украине. Поэтому нужны абсолютно прозрачные правила игры на пунктах перехода границы, там, где чаще всего и приобретаются полисы", – говорит Спилка. Пока что таких правил нет. Дело в том, что Госпогранслужба не имеет права пропускать на территорию Украины транспортные средства, у водителей которых нет полисов "Зеленой карты" или нашей "автогражданки". Сегодня зарубежный гость должен сначала перейти границу, приобрести полис, а уж потом пересечь ее на автомобиле. Кроме того, Госпогранслужба настаивает, чтобы в приграничной зоне находилось не более одного агента, так как "толкучка" страховщиков-конкурентов создает проблемы пограничникам. Приняв во внимание пожелания таможенников, регулятор страхового рынка – Госфинуслуг - постановила, что полисы автогражданской ответственности в пунктах пропуска через украинскую границу будут продаваться через Единого агента. Уже утвержден единый полис для въезжающих в страну туристов и создан комитет в Моторно-транспортном страховом бюро (МТСБУ), который с февраля этого года начал заниматься выполнением распоряжения Госфинуслуг. Но реализовать эту идею на практике будет сложно. Например, не совсем понятно, как при едином полисе страховщики будут делить полученные платежи, или кто и в каком порядке должен делать выплаты при наступлении страхового события. Впрочем, президент МТСБУ Владимир Романишин обещает, что их комитет разберется с этими вопросами еще до конца этого года. А вот для решения другой "головной боли", по мнению Романишина, Бюро придется инициировать изменения в законодательстве. Дело в том, что согласно международным договоренностям, если автомобиль владельца "Зеленой карты" "ударят" в Украине, то возмещать ему убытки должно МТСБУ (от 25,5 до 51 тысячи гривен). После возмещения Бюро будет требовать покрытия своих расходов от той страховой компании, клиентом которой является виновник ДТП. Если же он не застрахован, то и покрытия расходов Бюро ожидать не от кого. "Такая ситуация вынудит нас требовать на законодательном уровне снять с МТСБУ ответственность за страховые случаи по "Зеленой карте" или перевести Бюро в разряд государственных органов, чтобы выплаты пострадавшим иностранцам шли из бюджета", - говорит Владимир Романишин. Вряд ли государство согласится взять на себя ответственность за чужие полисы, а гости чемпионата, если Бюро окажется неплатежеспособным, могут остаться без компенсаций. Киевские власти займутся страхованием Еще одним серьезным источником заработка страховщиков, по идее, должно стать медицинское страхование – как обязательное, так и добровольное. "Часть гостей чемпионата будет пользоваться обязательными видами страхования, которые необходимы при пересечении границы – это короткие полисы Travel medics, покрывающие медицинские расходы выезжающих за рубеж, – прогнозирует Спилка. – Поднимется спрос и на дополнительные полисы медстрахования от несчастного случая для иностранцев". Только вот кто и как будет предоставлять эти услуги, пока неясно. Согласно давнишнему постановлению правительства, иностранные граждане, получающие визу в Украину, должны были покупать обязательную медицинскую страховку в госкомпании "Укринмедстрах". Но в 2004 году эта компания превратилась в частную – "Просто-Страхование". В 2006 году Кабмин упразднил монополию "Укринмедстраха", но сразу несколько решений судов данное постановление отменили. В итоге Управление по делам гражданства, иммиграции и регистрации физлиц при Главном управлении МВД считают нелегитимными полисы всех страховых компаний, кроме компании-монополиста. Ну, а пока страховщики никак не могут поделить рынок "добровольно-принудительного" медстрахования гостей, чиновники решают этот вопрос по-своему. К примеру, столичные власти намереваются… создать нового игрока – муниципального страховщика для медицинского страхования иностранных болельщиков, приехавших в Киев на Евро-2012. Киевским властям создавать "с нуля" страховую компанию специально для обслуживания Евро-2012 нецелесообразно Какова роль страховщиков в подготовке к финальной части чемпионата Европы по футболу 2012 года? Сегодня много говорят о привлечении иностранных инвестиций. Но логика инвестора проста: чем меньше риск, тем он охотнее вложит деньги в реализацию проекта. Для примера приведу несколько цифр. На Евро-2012 требуется около 126 миллиардов гривен, из которых только 26 миллиардов будет выделено из центрального и местных бюджетов, а остальные 100 миллиардов должны быть профинансированы частными инвесторами. Эти инвестиции готова сделать Европа, но под соответствующие гарантии. Качественная страховая защита как раз и является одной из таких гарантий. Какие виды страхования будут наиболее востребованы в связи с проведением в Украине Евро-2012? Это, прежде всего, страхование инвестиционно-строительного цикла, страхование ответственности организаторов, перевозчиков, страхование медицинское, от несчастного случая и противоправных действий третьих лиц, выезжающих за рубеж. Будут ли подниматься цены на самые популярные виды страхования? Футбольный чемпионат станет мощным импульсом для развития прежде всего страхования строительно-монтажных рисков. По нашим прогнозам, рынок страхования строительных рисков к 2012 году увеличится более чем на 40%. Сегодня тарифы по этому виду находятся в пределах 0,08-1,5%. По нашим расчетам, объективных предпосылок для дальнейшего их роста нет. Страховщики сами не заинтересованы в удорожании строительства. А разве у нас есть рынок страхования строительных рисков? Судите сами: в странах Евросоюза страхуют почти 100% строительных объектов, в России – около 7% (80% из которых приходятся на Москву и Санкт-Петербург), в Украине – менее 1%. То есть в Украине застройщики свои риски фактически не страхуют! И совсем не потому, что страховщики этого не хотят, а из-за стремления застройщиков псевдоудешевить стоимость объектов. А ведь строительство относится к группе больших рисков. Наверное, многие помнят аварию, которая произошла в 2006 году в Киеве при строительстве линии метрополитена. Тогда обвалилась стена котлована, вследствие чего упал и разбился строительный кран, были разрушены многие инженерные коммуникации. Размеры ущерба огромные. При этом риски на стройплощадке не были застрахованы вообще! И таких примеров очень много. Как вы относитесь к идее столичных властей создать муниципальную страховую компанию, где будут обслуживаться все иностранные граждане, прибывающие в Киев? На начало 2008 года на рынке работало около 470 страховых компаний, многие из которых могут предоставить нужную услугу при высоком уровне сервиса. Надежность этих компаний подтверждена международными и украинскими рейтингами. Поэтому создавать "с нуля" страховую компанию специально для обслуживания Евро-2012, на наш взгляд, нецелесообразно. Подарок императоров ПРОИЗВОДСТВО ОРГАНОВ: ДИРЕКТОР ORGELBAU KLAIS ФИЛИПП КЛАИС РАССКАЗАЛ ПРО БИЗНЕС НА МУЗЫКАЛЬНЫХ ИНСТРУМЕНТАХ, КОТОРЫЕ СТОЯТ ОТ 40 ТЫСЯЧ ДО НЕСКОЛЬКИХ МИЛЛИОНОВ ЕВРО Ваша компания уже 125 лет делает органы для всего мира. И все это время предприятие находится в семейной собственности. Как вам это удается? Очень важно, что мы всегда жили на предприятии. И сейчас я и мои дети живем здесь рядом с заводом. Я начал учиться производству органов с ученика. Затем изучал теорию, управление предприятием. Мне кажется, что лучше всего я познал секреты создания органов, когда ребенком играл на заводе и постоянно контактировал со всем этим. Я был так увлечен, что мне ничего другого не оставалось, как стать следующим поколением на семейном предприятии. Важнейшее искусство органных дел мастера – это не говорить, а слушать. Если вы слушаете кого-то, кто приехал из Франции, вы слышите его акцент. Так и инструменты для меня. В чем состоит секрет успеха вашего предприятия? Для нас важно не производить органы, которые будут одинаковы в 30 разных странах, а создавать орган для определенной церкви, концертного зала. Наш инструмент должен быть совершенно четко "заточен" под это место. Орган для Пекина должен совершенно иначе звучать, выглядеть и иметь совершенно другую концепцию, чем орган для Венесуэлы. Орган должен учитывать культуру, особенности и традиции страны, для которой он создан. Мы рассматриваем производство органов как ремесло, которое к тому же является еще и искусством. Вы рассматриваете производство органов как искусство... Все это было бы хорошо, но есть конкуренция . Потому что существует очень много хороших производителей органов. Германия – лидер. Только здесь 180 подобных предприятий, хотя основная их масса по размаху намного меньше нашего. Швейцарских фирм не так много, но это очень хорошие фирмы. Предприятия по производству органов есть также в Австрии, Англии, Франции, Италии, США, Чехии и даже в Японии. Сколько стоит заказать орган? Самый маленький наш орган стоит порядка 40 тысяч евро. А крупные проекты... Вот, например, перед нами лежит проект органа для Пекинского национального театра стоимостью 2,1 миллиона евро. И верхней границы не существует. Мы строим все – от самых маленьких до очень больших инструментов. Наш годовой оборот составляет примерно 4-5 миллионов евро. Если мы строим большие инструменты, то это всего 2 инструмента в год. Если это не такие большие органы, их получается больше. В среднем у нас выходит 3-4 инструмента в год. И много при этом задействовано сотрудников? Наша команда состоит из 60 человек. Мы управляем бизнесом из Бонна. Сейчас четыре моих сотрудника находятся в командировке в Пекине, шестеро – в Испании, проводят технические работы в кафедральном соборе Эль Пилар Сарагосы. Следующий орган, который покинет наше предприятие, отправится в Россию. Он будет установлен в городе Ханты-Мансийск. Это очень далеко. Мы создаем инструменты и для Германии. В этом году у нас будет проект в Кельне. Но с органом в Кельнском соборе вы связаны лично. Вы реконструировали орган, построенный вашим дедом. Я рейнландец и католик. Естественно, что для нас, католиков, собор в Кельне является самой важной церковью. И мы гордимся тем, что в 1998 году имели возможность построить в этой церкви новый орган высотой 20 метров. В 2002 году я реставрировал орган моего деда, построившего его в 1948 году. А четыре года спустя, в 2006 году, у нас был еще один проект в этом соборе и мы полностью закончили его оснащение. Вы следите за судьбой созданных вами инструментов? Каждый орган, который мы строим, является членом семьи. Мы заботимся о реставрации и об уходе за органом. На новых клиентов производит впечатление орган Klais, прекрасно звучащий и через 100 лет после постройки. У вас существуют стандартные расценки на работы? У нас вообще нет никаких прайс-листов. Ни для реставрации, ни для новых органов, ни для настройки. Если есть орган, который нам надо реставрировать, мы едем туда, смотрим на инструмент, готовим план и предложение по расходам. В компании нельзя заказать конкретный орган по каталогу. Мы сами предлагаем, а клиент выбирает то, что ему больше нравится. Как и откуда вы получаете заказы, кто ваши клиенты? Как правило, мы не даем объявлений. Мы исходим из того, что клиент, которому нужно построить орган, знает нас и сам к нам приходит. Причем он просит подготовить план и просчитать заказ, как правило, сразу в 2-3 фирмах. Мы бесплатно готовим все необходимое и надеемся, что сможем нашей идеей увлечь клиента. И не бывает такого, что мы смотрим на карту и говорим: эта страна для нас неинтересна, мы не хотим здесь работать. Ведь круг потенциальных заказчиков невелик. С Восточной Европой вы уже работали? Наши органы находятся в Московском международном доме музыки, в филармонии Санкт-Петербурга. Украину я считаю тоже очень интересной страной. И если подвернется случай, то мы обязательно там поработаем. "Орган" звучит как-то по-средневековому... Органы старше, чем средневековье. Они существуют уже более 2 тысяч лет. Орган был императорским подарком. Его дарили друг другу императоры в Греции и Риме. Мы строим инструменты в традиции прошедших дней, но с ориентацией на настоящее и будущее. Пример – орган в Праге, построенный органных дел мастером из Кельна Йоганном Хайнрихом Мундтом 335 лет назад и который мы реставрировали. С тех пор на этом инструменте играло великое множество музыкантов. Со временем понятно, а что насчет пространства? Мундт был из Кельна, а построил орган в Праге. В 1673 году это было гигантское расстояние. И сегодня мы работаем по всему миру. Я слышал, что есть проект транспортируемого концертного органа. Существует ли он уже физически? Нет. Этот проект мы уже много лет рассматриваем вместе с французским композитором Жаном Гиллоу как важный аспект производства органов. Он пока еще не стал реальностью, потому что его очень сложно претворить в жизнь. Но однажды это все-таки произойдет. Скажите, помимо производственных, какие проблемы возникают при реставрации старых органов? Есть очень много проблем в организации перевозок и в климатических условиях. При реставрации орган достаточно сложно вывезти из страны, привезти в Бонн, тут его отреставрировать и вывезти обратно. Ведь каждая страна имеет свои правила. Поэтому, если есть такая возможность, для нас бывает лучше проводить реставрацию на местах. В 1975 году, например, мы реставрировали орган на Филиппинах. Необходимо было привезти его сюда. Но климат Германии радикально отличается от Филиппинского. Мы создали на нашем предприятии климат Филиппин – температуру 36 градусов при влажности 90%. Потом в специальном климатическом контейнере самолетом доставили нструмент сюда и отреставрировали. Для меня самое важное в реставрации – сохранить исторические следы. Сегодня мы реставрируем инструмент со знаниями 2008 года. Но мы знаем, что через 50 лет люди будут знать намного больше, чем мы знаем сегодня. Поэтому необходимо при реставрации оставить следы, чтобы следующие поколения имели шанс пойти значительно дальше. Если мы сегодня все делаем заново, то эти следы исчезают. Кузница мировой элиты ОБУЧЕНИЕ РЕБЕНКА: В 2008 ГОДУ СПРОС НА ЗАПАДНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В УКРАИНЕ ВЫРОС КАК МИНИМУМ ВДВОЕ. ДАБЫ ПОМОЧЬ НАШИМ ЧИТАТЕЛЯМ РАЗОБРАТЬСЯ В ОКЕАНЕ ПРЕДЛОЖЕНИЙ, ГАЗЕТА "ДЕЛО" НАЧИНАЕТ СЕРИЮ МАТЕРИАЛОВ О ШКОЛАХ ЗА ГРАНИЦЕЙ. ПЕРВАЯ НА ОЧЕРЕДИ – ВЕЛИКОБРИТАНИЯ Среди зарубежных школ наибольшим спросом сегодня пользуются британские. Туда на учебу в 2007 году выехало около 300 украинских школьников. "Английские высшие и средние учебные заведения – одни из самых престижных в мире. К тому же преимущество обучения в Великобритании – это автоматическое зачисление в вуз при успешной сдаче экзаменов", – объясняет популярность Туманного Альбиона Оксана Чмыхало, консультант международных образовательных программ компании Domar Travel Education. Правда, двери украинским школьникам открыты лишь в частные английские школы. Государственные попросту не принимают иностранцев. В любой школе можно выбрать себе предметы с определенным уклоном и усиленно готовиться к вузу с данной специализацией. Так, Ольга Горошнюк, сегодня врач-интерн, вспоминает, что вначале поехала в Англию на одно лето: "Однако мне там понравилось, и я решила продолжить учебу в колледже, куда меня взяли по собеседованию. При этом обязательно нужно было сдавать только экзамен по английскому языку. Поскольку я планировала стать медиком, то выбрала такие предметы, как биология, химия и физика". Вернувшись в Украину, Ольга без труда поступила в университет и на данный момент уже окончила интернатуру. Одни из наиболее популярных среди украинцев британских школ – это Taunton International Study Centre, Badminton School и Dulwich College. Все они, помимо основательных знаний, уделяют большое внимание досугу и культурному развитию. Потому что воспитывают будущих леди и джентльменов. Taunton International Study Taunton School основана в 1847 году. Она расположена в графстве Сомерсет на юго-западе Англии, в 2,5 часа езды от Лондона и 5 минутах ходьбы от центра Тонтона (торговый город с населением 102 тысячи жителей). Программа Taunton International Study Centre рассчитана на один академический год для детей 15-17 лет. Особое внимание школа уделяет физическому здоровью детей. Расписание составлено таким образом, что ученики регулярно занимаются спортом. В их распоряжении два спортзала, фитнес-центр, крытый подогреваемый бассейн и теннисные корты. Есть секции бадминтона, футбола, баскетбола и волейбола. Пансион для девочек Badminton School Сегодня в Британии частных школ – более 2,5 тысячи. Существуют школы для девочек и мальчиков, а также школы смешанного типа. По словам Марии Головко, PR-менеджера компании DEC Educational Consultancy, зачастую украинских школьников отправляют в школы смешанного типа. Украинские родители весьма неохотно отправляют детей в мальчиковые или девичьи школы – мол, не стоит ограждать дитя от реальной жизни и общения с представителями противоположного пола. Хотя раздельное обучение популярно в Великобритании и по сей день. Цель однополых школ – раскрыть потенциал каждого ребенка, принимая во внимание индивидуальность каждого. В таких школах действует традиционная британская система образования. К примеру, частная школа-пансион для девочек Badminton School. Она расположена в приморском Бристоле, университетском городе с присущей ему студенческой атмосферой. В его центральной части находятся красивые парковые зоны. Школа занимает площадь в 8 гектаров в тихом зеленом районе города. В ней есть 7 теннисных кортов, крытый бассейн, большой спортивный центр, 4 игровые площадки, центр прикладного творчества. Badminton School принимает учениц в возрасте от 7 до 18 лет. Особенность этой школы в том, что 80% учениц сдают экзамен по драматическому искусству (LAMDA) и 85% девочек учатся игре на музыкальных инструментах. Dulwich College Dulwich College – элитная школа для мальчиков, основанная в 1619 году и имеющая музыкальный уклон. "Музыка с первых дней существования колледжа считалась ключевым элементом образования. Музыкальная школа оборудована 23 музыкальными классами, современной студией звукозаписи, имеет концертный зал на 450 мест. Молодые таланты имеют возможность продемонстрировать свое мастерство и профессионализм на лучших концертных площадках Лондона", – рассказывает Мария Головко. Помимо основных занятий, в колледже мальчики могут заниматься астрономией, шахматами, искусством дискуссии, верховой ездой и танцами. 95% выпускников колледжа поступают в Оксфорд и Кембридж. Ученики выпускных классов углубленно изучают 4-5 дисциплин, в которых будут специализироваться в университете. Зачисление в университет происходит по результатам экзаменов. СПРАВКА Чтобы ребенок попал в школу в Великобритании, ему придется пройти тестирование на знание английского языка и общее развитие. Для младших классов используется тестирование SLEP, для среднего и старшего возраста – TOEFL. Помимо тестов, понадобятся также документы, подтверждающие принадлежность к школе, рекомендации от учителя английского языка, а также аттестат за последние два года учебы. На оформление документов обычно уходит до полугода.
Нагадуємо, не забудьте обрати свій спосіб читати новини.
On Top