Минский тупик: заморозка конфликта

Андрей Бузаров
эксперт по международным и правовым вопросам 25.01.2016
13254
Фото: Минские соглашения приводят к замораживанию конфликта
Фото: Минские соглашения приводят к замораживанию конфликта

Минские соглашения, которые были заключены год назад, для многих были надеждой в урегулировании вооружённого конфликта на Донбассе. Одни считали, что это фактически "мирный договор" и наступит долгожданный мир на донбасской земле, другие считали, что это передышка для подготовки к более серьёзным боевым действия обеих сторон. В результате мы имеем ни то, ни другое.

Конфликт на Донбассе территориально локализован и активная фаза боевых действий приостановлена. Но окончательно боевые действия не прекращены, там также отсутствует политическая, экономическая, социальная и гуманитарная стабильность. В чём же первопричины такого положения вещей?

Все переговоры, которые шли с самого начала при участии посредников, сопровождались параллельно масштабными боевыми действиями и операциями. Мало уже сейчас кто помнит, но ещё 23 июня 2014 года в Донецк для переговоров с сепаратистами приехал Леонид Кучма, Нестор Шуфрич, Виктор Медведчук, специальный представитель действующего председателя ОБСЕ ХайдиТальявини и посол РФ Михаил Зурабов. Фактически это был первый полуофициальный контакт представителей Украины с ДНР и ЛНР. После отъезда посредников из Донецка, активная фаза боевых действия на Донбассе продолжалась.

5 сентября 2014 года, после резкого обострения ситуации на Донбассе, в Минске был подписан первый протокол о прекращении огня. Его завизировали представители ОБСЕ, России и Украины. Через 14 дней был подписан меморандум о создании демилитаризованной зоны по линии соприкосновения сторон. Однако режим прекращения огня фактически не соблюдался и снова столкновения на Востоке Украины имели масштабный и кровопролитный характер, пик которых пришёлся на январь-февраль 2015 года. В ночь на 12 февраля 2015 года в Минске было подписано новое соглашение "Комплекс мер по выполнению Минских соглашений". Это соглашение было поддержано специальной декларацией глав России, Украины, Франции и Германии, которые в свою очередь 17 февраля 2015 года были одобрены резолюцией СБ ООН.

Как предполагалось, Минские соглашения должны были быть выполнены до конца 2015 года, но позже по устной договорённости сторон, срок их исполнения был продлён на 2016 год.

Следует отметить, что весь описанный процесс, сопровождался усилением дипломатического давления со стороны партнёров Украины на РФ, введением новых экономических санкций против России, ухудшением двухсторонних отношений между Украиной и РФ в различных сферах.

Кроме этого стороны озвучивали взаимные обвинения в невыполнении договорённостей о прекращении огня на Донбассе. Оптимизма не добавляло отсутствие официального диалога и ясности по Крыму, полярные мнения внутри Украины относительно особого статуса Донбасса и способов и методов противодействия российскому вмешательству в Украину, постепенным отчуждением неподконтрольных Украине территорий Донбасса и движением их в сторону экономической, культурной и гуманитарной интеграции с РФ.

Последние события, в виде назначения в Минскую контактную группу Бориса Грызлова и его загадочный визит в Киев, встреча Виктории Нуланд и Владислава Суркова в Калининградской области, Джона Керри и Сергея Лаврова в Цюрихе дали новый импульс дискуссиям вокруг урегулирования конфликта на Востоке Украины.

Все стороны, которые прямо или косвенно задействованы в качестве активных участников или посредников в ситуации на Донбассе, целенаправленно и систематически говорят о необходимости выполнения Минских соглашений, а их невыполнение перекладывают друг на друга.

Возникают вопросы: это случайность или закономерный результат реализации текста соглашений? Либо возможно изначально было отсутствие политической воли сторон разрешить кровопролитный конфликт? А возможно и то и другое?

Если брать исключительно юридическую сторону Минских соглашений, то их проблематично анализировать с точки зрения международного и национального права.

Минские соглашения не подпадают под классические признаки международного договора, так как его не заключали стороны-государства по установленной процедуре. Кроме того, в этих соглашениях не прописан механизм контроля за их исполнением, отсутствует порядок их пролонгации, внесения изменений в текст и т.д. Ещё больше вопросов возникает по поводу полномочий и компетенции людей, которые их подписывали со стороны Украины и ДНР/ЛНР.

Если брать международную практику юридического урегулирования подобных вооружённых конфликтов, то Минские соглашения даже не соответствуют практики принятия мирных договоров, которые обычно заключаются в таких случаях. Так, например, Дейтонское соглашение (Соглашение о мире в Боснии и Герцеговине) было подписано в 1995 году лидером боснийских мусульман Алией Изетбеговичем, президентом Сербии Слободаном Милошевичем, президентом Хорватии Франьо Туджманом, странами‑гарантами: США, Россией, Германией, Великобританией и Францией, и представителем Евросоюза. То есть подписантами выступали официальные лица с соответствующими полномочиями.

Бишкекский протокол, который положил конец Карабахской войне, но окончательно не урегулировал Нагорно-карабахский конфликт, был подписан официальными лицами Армении и Азербайджана. Кстати для урегулирования этого конфликта была создана специальная Минская группа ОБСЕ (явно напрашивается аналогия с Минской контактной группой по Донбассу). Именно Беларусь и тогда предложила свою столицу в качестве арены для переговоров. Сопредседателями группы впоследствии стали США, РФ и Франция. Группа, кроме тройки сопредседателей, включает также Швецию, Белоруссию, Финляндию, Италию, Германию и Турцию.

Членами группы являются Армения и Азербайджан. На протяжении многих лет - это группа ведёт свою работу, проводит многочисленные встречи, обсуждения, дискуссии. В 2007 году были выработаны так называемые Мадридские принципы урегулирования конфликта, по которым Нагорному Карабаху должен был быть предоставлен промежуточный статус до проведения референдума, но Азербайджан фактически отклонил их. Таким образом, конфликт в Нагорном-Карабахе так и остаётся неурегулированным, где время от времени возникают перестрелки и столкновения.

Несколько другая ситуация развития событий была в Южной Осетии и Абхазии после вооружённого конфликта там в августе 2008 года. Для урегулирования прямого грузинского-российского противостояния был разработан План Медведева-Саркози. План включил в себя следующие пункты: не прибегать к использованию силы, окончательно прекратить все военные действия, предоставить свободный доступ к гуманитарной помощи, вернуть вооружённые силы Грузии в места постоянной дислокации, вывести вооружённые силы РФ на линию, предшествующую началу боевых действий, создать международные гарантии по обеспечению стабильности и безопасности в Абхазии и Южной Осетии.

Вдобавок к сказанному, Россия пошла на другой важный шаг для себя в этом конфликте, она официально признала Южную Осетию и Абхазию как государства и начала выстраивать с ними двухсторонние отношения как с полноправным субъектом международного права.

Решиться ли Российская Федерация на такое же признание ДНР и ЛНР вопрос спорный. Вряд ли Россия примет такое решение, так как это поставит крест на возможном возвращении части Донбасса в состав Украины, создаст моральное обязательство для России в экономическом обеспечении этих территорий, а также повлечёт за собой наложение новых санкций в связи с нарушением территориальной целостности Украины. Явно Россия, в нынешнем своём состоянии не готова к такому сценарию развития событий.

Таким образом, все рассмотренные выше ситуации по урегулированию различных вооружённых конфликтов не применимы к той, которая сейчас происходит на Донбассе. Минские соглашения не являются классическими соглашениями с точки зрения международного права или сложившейся практики в подобных конфликтах. Кроме того, пункты Минских соглашений не были имплементированы в национальное законодательство Украины в виде поправок к Конституции Украины или отдельного специального закона по Донбассу. По поводу этого, в украинском обществе идёт острая дискуссия. Многие эксперты, политологи и политики высказывают мнение о том, что эти территории Украине не нужны. Тем не мене, до последнего времени президент Украины и пропрезидентское большинство в украинском парламенте принимали ряд законопроектов (в том числе и изменения в Конституцию) направленных на законодательное закрепление особенностей осуществления местного самоуправления в отдельных территориях Донецкой и Луганской областях. Голосование по соответствующим изменениям в Конституцию Украины ожидалось в конце января 2016 года.

Однако отсутствие необходимо конституционного большинства в 300 голосов в Верховной Раде и наличие разногласий между рядом политических сил по вопросу Донбасса, а также принятие решения Конституционного Суда Украины по поводу официального толкования ст. 155 Основного закона части что значит "следующая очередная сессия" могут стать формальной причиной для остановки процесса изменения Конституции и прекращения переговорного процесса по возвращению части Донбасса в Украину.

Актуально
Новости партнеров