Дочь Тимошенко подозревает, что за ней следят

Дочь Юлии Тимошенко Евгения Карр подозревает, что за ней давно установлена слежка.

«Я уже давно знаю симптомы того, что мой телефон «на прослушке», знаю, что говорить в этих случаях. Если видим «хвост», то тоже в курсе, как действовать...», - рассказала Евгения российскому еженедельнику «Огонек», сообщает Украинская правда.

На вопрос, не выбегала ли она, «как в детективных фильмах, через заднюю дверь бара», Евгения ответила: «И такое бывало».

В то же время, по словам дочери Тимошенко, в Страсбург она выехала «легально и легко».

«На себе лично я никакого давления не ощущаю. Но знаю, что есть некий «большой глаз», который постоянно за мной наблюдает», - сказала она.

Комментируя судебное заседание, на котором Тимошенко был вынесен приговор, Евгения рассказала, что они «пытались найти смешное в этом абсурде, названном почему-то судом».

«Было что-то жалкое и смешное в том, как режим боится народа, потому и выгнал публику из зала. Как судья, не блещущий смелостью, обливается в своей мантии потом, а его помощник, дабы сохранить напудренное лицо правосудия, врубает на полную кондиционер. И смешно, и грустно, и обидно...», - отметила она.

Комментируя высказывания о том, что тюрьма «на пользу» рейтингу Тимошенко, Евгения сказала:

«Это со стороны так выглядит, что ей все нипочем. А вы попробуйте даже день пробыть в каменном мешке с решетками на окнах! Довольно тяжкое испытание даже для сильных и здоровых мужчин. Там холодно, нет горячей воды... Все наши «политические» содержатся в одном СИЗО, где самые жуткие условия».

«Согласна, что ее популярность растет. Но мне лично как дочери страшно: вдруг, убоявшись такой популярности, ее уничтожат?», - добавила она.

В то же время, Евгения заявила, что у Юлии Тимошенко «нет чувства страха».

«Вот сейчас она уже два месяца в тюрьме, а это от нее к нам идут силы и энергия, чтобы пережить все это. У нее, мне кажется, вообще нет чувства страха. А мы - семья, коллеги, друзья - из другого теста: опасаемся того, что будет теперь, после приговора, но напрягаем все усилия, чтобы она этого не заметила. Она, конечно, наше притворство чует, и от этого ей только тяжелее, но виду не показывает», - рассказала Евгения.

 

On Top
Продовжуючи переглядати www.rbc.ua, ви підтверджуєте, що ознайомилися з Правилами користування сайтом, і погоджуєтеся з Політикою конфіденційності
Пропустити Погоджуюся