Вирус несвободы: как в украинских тюрьмах борются с коронавирусом

Вирус несвободы: как в украинских тюрьмах борются с коронавирусом
В тюрьмах заключенным меряют температуру (фото в тексте: Денис Малюська/Facebook)

В рамках карантина в Украине власти просят население оставаться в самоизоляции и по возможности работать из дома. Однако часть учреждений при всем желании не может перейти на дистанционный режим. Во время пандемии продолжают работать не только больницы, но и тюрьмы. Смогут ли они противостоять болезни и какие меры принимает пенитенциарная система, чтобы не допустить массового заражения заключенных – в материале РБК-Украина.

Ограничение социальных контактов и соблюдение элементарных правил гигиены – это базовые правила в борьбе с распространением коронавируса, которые используют во всех цивилизованных странах. Однако их сложно соблюдать в местах несвободы.

В тюрьмах и СИЗО люди изолированы от окружающего мира, однако продолжают тесно контактировать между собой. Зачастую они также лишены возможности быстро получить качественную медицинскую помощь.

В рамках противоэпидемических мер заключенным обычно запрещают свидания с близкими. По объяснимым причинам градус недовольства растет, что нередко заканчивается бунтами.

С этой проблемой в начале марта столкнулась Италия. Осужденные 27 тюрем устроили массовые беспорядки с побегами, поджогами и захватом заложников, протестуя против введенных ограничений. В ходе бунтов погибло шесть человек.

Некоторые страны выбрали радикальный путь, чтобы предотвратить вспышки коронавируса в замкнутых тюремных сообществах. Иран решил в качестве профилактики отпустить из мест заключения около 70 тысяч человек. По словам местных властей, освобождать будут тех, кто "не несет угрозу безопасности".

Массовое освобождение заключенных поддержали ряд европейских и мировых правозащитных организаций. Они уверены, что переполненность тюрем и возможное попадание в них вируса "со свободы" – куда большая опасность, чем появление на улицах тысяч преступников, не отбывших до конца назначенное им наказание.

Освободить или изолировать

Министерство юстиции Украины с началом карантина приняло ряд профилактических мер для того, чтоб предотвратить попадание коронавируса в закрытые тюремные системы. В частности, сотрудники учреждений проводят температурный скрининг и дезинфекцию помещений.

С 13 марта были запрещены свидания заключенных со всеми, кроме адвокатов. Также вход в места несвободы на время карантина закрыт представителям СМИ, общественных и религиозных организаций.

Тем не менее, международные и украинские правозащитные организации бьют тревогу. По их мнению, принятых мер явно недостаточно для успешной профилактики, и даже единичный случай заражения в СИЗО или колонии грозит очень быстро перерасти в стихийное и неконтролируемое бедствие.

Вирус несвободы: как в украинских тюрьмах борются с коронавирусом

"Харьковская правозащитная группа" обнародовала открытое заявление европейских неправительственных организаций относительно борьбы с COVID-19 в местах лишения свободы. В нем особо подчеркивается, что тюрьмы – чрезвычайно благоприятная среда для распространения вирусных заболеваний.

Этому способствует переполненность помещений и большое количество хронических заболеваний у заключенных, в том числе случаев туберкулеза и ВИЧ. Правозащитники также обращают внимание, что жесткие репрессивные меры, как например, запрет на свидание с близкими, могут спровоцировать беспорядки.

"Хотя ограничения на контакты с внешним миром могут быть оправданы там, где они соразмерны рискам и сопровождаются адекватными компенсационными мерами, следует подчеркнуть, что закрытие тюрьмы само по себе повышает риск жестокого обращения, особенно в кризисных и панических ситуациях", – сказано в заявлении.

Правозащитники предлагают достаточно радикальный выход из ситуации: существенно уменьшить количество граждан, находящихся под стражей.

Сопредседатель "Харьковской правозащитной группы" Евгений Захаров объяснил РБК-Украина, как это может быть реализовано на практике. По его мнению, необходимо обеспечить автоматический выход из тюрем преступников, имеющих право на условно-досрочное освобождение (УДО).

"Если бы Минюст принял сейчас такое решение и императивно постановил: "всех кто имеет право на УДО – отпустить немедленно и доложить об этом!", то это разгрузило бы колонии и исправительные центры, где таких людей немало", – сказал правозащитник.

Кроме того, он предлагает принять уже внесенный в Раду законопроект и объявить амнистию определенных категорий заключенных. Профильный заместитель министра юстиции Елена Высоцкая, отвечающая за пенитенциарную систему, не считает этот инструмент приемлемым.

"В случае принятия законопроекта об амнистии в 2020 году около тысячи человек может быть амнистировано. Но, учитывая то, что в нашей системе сейчас находится около 52 тысяч человек, то освобождение этой тысячи заключенных не является, так сказать, инструментом для противодействия коронавирусу", – сказала она РБК-Украина.

Вирус несвободы: как в украинских тюрьмах борются с коронавирусом

Инициатива правозащитников об освобождении заключенных, по ее словам, у Минюста на данный момент не в приоритете.

"Речь об освобождении заключенных пока что не идет. Мы сейчас нацелены на усиление наших медчастей, усиление предохранителей от попадания вируса на входе в пенитенциарные учреждения. На этом мы сосредоточили все свои силы и именно этим занимаемся. Все-таки одна из наших целей – это охрана общества от лиц, которые совершили опасные преступления", – подчеркнула Высоцкая.

Тем не менее, она отметила, что Минюст не отбрасывает такой механизм: "Мы сейчас изучаем практику других стран, изучаем, какие изменения в наше законодательство могли бы быть приняты в экстренном порядке по данному вопросу, но пока что это в теории", – уточнила заместитель министра.

Она добавила, что при малейших подозрениях на болезнь сотрудники не допускаются в места лишения свободы. Таких случаев с начала карантина зафиксировано около сотни. Однако среди них не было подозрений на коронавирус.

Вопросы тюремной медицины

Еще одна серьезная опасность – отсутствие у заключенных доступа к качественной медицине. Бывший глава Пенитенциарной службы Сергей Старенький утверждает, что необходимого оборудования и персонала нет даже в Киевском (Лукьяновском) СИЗО.

"Температурный скрининг проводится, но допотопными средствами, потому что электронных градусников там нет. Масок особо тоже нет, их выдают только часовым на посты, и то выдают по одной маске на 24 часа. В Киевском СИЗО даже нет рентгенографа, то есть выявить воспаление легких практически невозможно", – рассказал он РБК-Украина.

Замминистра юстиции Елена Высоцкая подтверждает данные о критическом состоянии медицинской инфраструктуры в тюрьмах. По ее словам, в последние 30 лет на этот вопрос не обращали внимание с точки зрения инвестиций, потому за неделю исправить ситуацию министерство не сможет.

"Да, в Киевском СИЗО ужасная ситуация с медицинской системой, оборудованием и персоналом. Киев как столица предлагает медикам явно более комфортные условия работы, чем в СИЗО, поэтому у нас есть проблема и с кадрами и оборудованием и в принципе с помещением следственного изолятора", – добавила она.

По словам Высоцкой, заключенных с подозрением на коронавирус изолируют в инфекционных боксах, а затем под конвоем отправляют в гражданские больницы. Экспресс-тесты для выявления COVID-19 в пенитенциарную систему Минюста поступать не будут. Все необходимые анализы заключенных передаются специалистам Минздрава для тестирования.

Вирус несвободы: как в украинских тюрьмах борются с коронавирусом

Высоцкая рассказала, что министерство "предпринимает беспрецедентные меры", чтобы смертоносный вирус не попал в тюрьмы. В частности, отменены свидания с родственниками и передачи посылок заключенным.

Экс-руководитель пенитенциарной системы Сергей Старенький говорит, что некоторые механизмы получения посылок "с воли" еще работают.

"Передачи запретили, да, но возможны посылки по почте так, чтобы не было контакта с человеком. Во-вторых, в некоторых учреждениях работают интернет-магазины и можно оформить доставку необходимых продуктов", – объяснил он.

В то же время, он уверен, что жесткие ограничения вряд ли вызовут бунты и другие акты неповиновения в украинских тюрьмах.

"По моей информации, осужденные с пониманием к этому относятся и нет недовольств или еще чего-то такого… Я прогнозирую, что в ближайшие две-три недели этого (бунтов, – ред.) точно не будет. Если попадет инфекция внутрь учреждений, то я мог бы предположить, что это теоретически возможно, но пока я не вижу оснований для недовольства заключенных", – уточнил Старенький.

Правозащитник Захаров говорит, что плохой уровень медицины и невозможность самоизоляции в условиях мест лишения свободы делают ситуацию критической на данный момент.

"Очень, очень плохая ситуация там с медицинским обеспечением. Осужденные погибают просто от того, что их вообще не лечат, умирают от "стандартных" болезней. Если коронавирус попадет в колонии, то там будет "вспышка", в этом я уверен. Из-за скопления людей и отсутствия медпомощи", – резюмирует сопредседатель "Харьковской правозащитной группы".

Пока Минюст рапортует, что всеми силами сдерживает проникновение инфекции в места несвободы. Но тот факт, что во время карантина и экономического кризиса количество преступлений неминуемо вырастет, ставит перед властью не менее тяжелый вопрос – выдержит ли этот период пенитенциарная система. Особенно, учитывая то, что украинские тюрьмы зачастую и так переполнены "постояльцами".

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь