Владимир Палагнюк: Есть много обращений от осужденных, которые хотят пойти защищать родину

В. Палагнюк
В. Палагнюк

Председатель Государственной пенитенциарной службы Украины Владимир Палагнюк в интервью РБК-Украина рассказал об отказе МВД эвакуировать осужденных из колоний на Донбассе, об инициативах по мобилизации заключенных в армию, о новом руководителе Лукьяновского СИЗО, а также о намерении отстроить это СИЗО заново.

РБК-Украина: Какова сейчас ситуация в пенитенциарных учреждениях в Донецкой и Луганской областях? Сколько таких заведений находится вообще в Донецкой и Луганской областях и сколько на оккупированных территориях?

Владимир Палагнюк: Всего в Донецкой области у нас было 20 учреждений исполнения наказаний и следственных изоляторов, 14 из которых сейчас находятся на не подконтрольных украинским властям территориях. В Луганской области было 16 таких учреждений, из которых 15 теперь контролируются боевиками и вооруженными группировками. То есть сейчас утрачен контроль над 29 исправительными заведениями на Донбассе.

РБК-Украина: Расскажите, пожалуйста, какова ситуация в Чернухинской исправительной колонии №23 и в Енакиевской исправительной колонии №52?

Владимир Палагнюк: Еще несколько дней назад мы надеялись удержать контроль над этими учреждениями. Самая тяжелая ситуация была в Чернухинской колонии № 23. Учреждение почти уничтожено. Это результат почти трехмесячных обстрелов этого учреждения. В начале месяца из колонии более 370 осужденных разбежались, спасаясь от смерти во время очередных боевых действий, которые шли в поселке. Затем 140 человек вернулось. Они находились в бомбоубежище на территории учреждения. Также там укрылось около 150 местных жителей. Сейчас есть сложности с продуктами питания, ведь мы в течение последних нескольких недель не могли их туда доставить.

Также проблемной была и исправительная колония №52 в Енакиево, где содержатся осужденные к пожизненному лишению свободы. Из-за обстрелов боевиков были значительно повреждены здания учреждения, один осужденный погиб, еще один получил значительные ранения. Но, учитывая месторасположение, в эту колонию, в отличие от Чернухинской, была возможность подвезти и продукты питания, и медикаменты.

Определенные проблемы были и в Комиссаровской исправительной колонии № 22. Поэтому именно по этим трем учреждениям шла речь по поводу первоочередной эвакуации.

В настоящее время, по имеющейся информации, представителями незаконных вооруженных формирований в Донецкой и Луганской областях осуществляется силовой захват органов и учреждений, находящихся в подчинении соответствующих территориальных органов ГПТС Украины, и происходит отстранение от выполнения обязанностей их работников.

РБК-Украина: Как вообще проходит эвакуация из пенитенциарных учреждений, которые находятся в зоне боевых действий?

Владимир Палагнюк: В начале ноября 2014 г. нами был поднят вопрос об эвакуации указанных трех исправительных учреждений. Были проведены соответствующие межведомственные совещания, ряд встреч. И еще 28 ноября 2014 г. мы были готовы к эвакуации. Но в последнюю минуту Министерство внутренних дел, на которое возложены функции конвоирования осужденных и заключенных, отказалось проводить такие мероприятия. Их можно понять, поскольку никто не давал гарантию безопасности их личного состава и самих осужденных. Поэтому эвакуация была приостановлена.

На протяжении нескольких месяцев мы принимаем все меры для эвакуации осужденных в другие учреждения, где более безопасно. После подписания минских договоренностей мы ждали хоть каких-то гарантий от боевиков о создании безопасного коридора, и при таких обстоятельствах мы безотлагательно эвакуировали бы всех осужденных. У нас все было готово для этого. Но, к сожалению, не все зависит от нас. Пока мы получаем только угрозы от боевиков, что при попытке эвакуации осужденных они разбомбят колонну. Так рисковать человеческими жизнями мы не можем.

Кроме этого, я неоднократно обращался к представителям следственных органов по применению в отношении лиц, взятых под стражу, находящихся в районах проведения антитеррористической операции, других видов мер пресечения, чем содержание под стражей. Например, меру пресечения с ареста можно заменить на подписку о невыезде, взятие на поруки, под домашний арест и т.д.

К сожалению, правозащитные организации, которые в последнее время много критикуют власть за бездействие в решении этого вопроса, не присоединились к нашим инициативам. Только Ольга Богомолец, народный депутат, много нам помогает в обеспечении таких учреждений медикаментами, доставкой продуктов питания.

А для осуществления перемещения осужденных необходимо взаимодействие многих министерств и ведомств. Плюс надо учитывать ситуацию в районах дислокации этих учреждений. Она изменяется чуть ли не ежедневно.

РБК-Украина: Не планируются ли изменения законодательства в части возможности мобилизации заключенных?

Владимир Палагнюк: Есть достаточно много устных и письменных обращений от осужденных, которые хотят пойти и защищать родину. Но сегодня законодательство это не предусматривает. В перечне участников АТО нет такой категории лиц, как добровольцы из числа осужденных.

Мы проявили инициативу и подготовили предложения относительно применения акта амнистии для отдельных категорий осужденных, которые изъявили желание принять участие в антитеррористической операции. Сейчас наши предложения находятся на рассмотрении в Министерстве юстиции.

В последнее время распространяются слухи, что якобы составляются списки для так называемых "штрафных батальонов". Но это не соответствует действительности. Никто никого никуда не направляет. Вообще, вопрос возможности мобилизации осужденных сейчас не рассматривается. В этом нет пока необходимости.

РБК-Украина: Есть проблемы с личным составом пенитенциарных учреждений, которые находятся в зоне АТО? Нет ли массовых увольнений или переводов?

Владимир Палагнюк: Кадровой проблемы в подконтрольных нам учреждениях нет. Сейчас в Донецкой области на подконтрольной нам территории работает почти тысяча наших сотрудников, в Луганской - до 500 работников. Этого количества полностью достаточно для обеспечения деятельности исправительных учреждений.

Из органов ГПтС в Донецкой и Луганской областях было уволено примерно 6,5 тыс. сотрудников, которые не пожелали продолжить службу в органах и учреждениях на подконтрольной украинской власти территории. Часть персонала была переведена в другие области. Практически наши сотрудники с востока разъехались по всей Украине.

РБК-Украина: Сколько работников ГПтС пострадали за время проведения АТО на Донбассе? Есть ли сейчас сотрудники ГПтС в плену у боевиков?

Владимир Палагнюк: За время проведения АТО погибли трое наших работников. В частности, один наш офицер был убит на блокпосте, когда возвращался со службы домой, и двое погибли во время обстрелов в своих квартирах. То есть не во время выполнения служебных обязанностей.

Но были массовые пытки, издевательства над нашими работниками. Примерно 70% сотрудников на Донбассе подверглись нападениям, избиениям со стороны боевиков. Были даже случаи, когда осужденные прятали работников учреждений от боевиков.

РБК-Украина: Какую продукцию могут производить предприятия ГПтС для нужд военнослужащих в зоне АТО? Поступают ли госзаказы на такую продукцию?

Владимир Палагнюк: Когда меня назначили на должность руководителя ГПтС Украины, одним из первых вопросов, который я поднял, было получение прямых государственных заказов, поскольку мы имеем производственные возможности для изготовления многих видов продукции, в том числе и для нужд Министерства обороны, Национальной гвардии, Министерства внутренних дел. Только в прошлом году мы изготовили и передали продукции военного назначения на общую сумму почти 60 млн грн. В частности, это и форменная одежда, обувь, белье, секции ограждения, защитные экраны, устройства для разминирования местности, буржуйки, кровати и т.д. Но, к сожалению, это поставлялось преимущественно через посреднические коммерческие фирмы.

В этом году ситуация улучшилась. Мы уже получили прямые государственные заказы на пошив 4 тысяч камуфлированных летних полевых костюмов на сумму более 3,1 млн грн. и ватных матрасов (в количестве 5 тыс. единиц) на общую сумму 705 тыс. грн. Конечно, это очень мало, но это первые шаги. Сейчас нагрузку на производство составляет около 30%. А у нас есть производственные возможности для привлечения к изготовлению необходимой для государства продукции не только осужденными, но и вольнонаемными работниками.

Также хочу отметить, что за время проведения АТО учреждения пенитенциарной службы постоянно бесплатно передают для военнослужащих и тонны продуктов питания, и одежду, и медикаменты. В конце прошлого года передали на передовую 50 буржуек, на минувшей неделе - санитарный автомобиль для воинской части из Львова. И эта работа продолжается.

РБК-Украина: Какие проблемы в Киевском СИЗО? Уже более месяца заведение находится без руководителя. Почему?

Владимир Палагнюк: Я начал работу в этой должности с решения проблем Киевского СИЗО. Конечно, есть желание, чтобы столичное СИЗО было образцовым. Но пока что это далеко не так.

Больше месяца назад мной был отстранен начальник этого СИЗО в связи с побегом осужденного Авдакова. Материалы служебного расследования по этому поводу направлены в Генеральную прокуратуру, потому что все виновные должны быть наказаны.

Проблем в Киевском СИЗО очень много. В первую очередь, есть кадровая проблема. Но кадрового "голода" нет. К сожалению, эта проблема не решается за один день или одним решением. Сейчас на должность начальника учреждения подобрана кандидатура. Это молодой человек с опытом работы в системе. Имею надежду, что он будет подбирать команду, которая будет ориентирована на успех и достижение сдвигов. Соответственно, сейчас эти предложения поданы на согласование в Минюст.

Кроме того, Киевское СИЗО требует неотложного ремонта. Большинство помещений очень старые. Косметическим ремонтом уже не обойтись. Но сейчас средств на это нет. Конечно же, лучший выход - строительство нового изолятора.

РБК-Украина: Вы ставите вопрос строительства нового СИЗО?

Владимир Палагнюк: Да, такие инициативы есть. Наши польские коллеги и друзья согласились бесплатно предоставить нам проектную документацию для строительства нового СИЗО. Потому что средств для разработки проекта у нас нет. Хочу отметить, что есть некоторые народные депутаты, которые проявляют готовность при наличии проектной документации помочь в строительстве нового изолятора.

РБК-Украина: Кто именно изъявил такое желание?

Владимир Палагнюк: Это народные депутаты из фракций "Блок Петра Порошенко", "Народный фронт" и Радикальной партии.

РБК-Украина: Сейчас проходит оптимизация работы Министерства юстиции. Коснется ли такая оптимизация ГПтС?

Владимир Палагнюк: Согласно законодательству, количество персонала ведомства было "привязано" к количеству осужденных. Это несколько неправильно. Мы внесли свои предложения относительно изменений в законодательство в этой части, чтобы штатная численность личного состава ГПтС была фиксированная. Мы "привязались" к учреждениям, а не к количеству осужденных. Сейчас эти предложения прорабатываются профильными ведомствами. В ближайшее время они будут поданы в Верховную Раду.

Насчет оптимизации, то в течение последнего месяца мы сократили численность персонала на 6 тыс. работников. Сократили до той численности, которая предусмотрена в соответствии с нашими предложениями изменений в законодательство. ГПтС никак не пострадает от такого кадрового решения, угрозы для деятельности органов и учреждений от такого освобождения нет.

На перспективу, учитывая сокращение численности осужденных и возможности перепрофилирования учреждений, изучаем также вопрос сокращения управленческого аппарата. Речь идет о сфере, где в подчинении самостоятельных отделов и управлений находится по одному, два или три учреждения. Поэтому, возможно, мы их объединим и создадим несколько межрегиональных управлений.

Беседовал Илья Иванов

Актуально
Резонансные новости Популярные
Новости партнеров