Инна Совсун: "У нас на сегодняшний день школьных учителей больше, чем реально нужно"

Первый заместитель министра образования и науки Украины Инна Совсун в интервью РБК-Украина рассказала, что мешает реформе образования, целесообразно ли в Украине внедрять отдельную старшую школу и 12-летнее образование, о проблемах донбасских учителей, а также о том, когда ждать учебник истории Украины с последними событиями, включая Евромайдан, ситуацию с Крымом и Донбассом.

РБК-Украина: Финансирование Министерства образования и науки в бюджете на 2015-й год сократилось по сравнению с 2014-м годом. Как это повлияет на реформирование образования?

Инна Совсун: Сокращение пошло по всей системе, но это не критично. Я думаю, что в определенных случаях это может ускорить какие-то реформы, те, которые давно назрели, которые были очевидными.

Например, реформа стипендиального обеспечения или реформа школьной сети - это то, о чем все давно знали в образовательной среде, знали, что с этим нужно что-то делать, но не было внешнего стимула. В каких-то вопросах это приостановит реформы, когда, допустим, не будет хватать средств на исследования в университетах по объективным причинам.

Очевидно, нормы закона о высшем образовании, о гарантированном финансировании исследований выполняться на сегодня не смогут. То есть ситуация может складываться по-разному: в каких-то случаях реформирование будет выполняться, в каких-то будет стимулировать, а в других - наоборот тормозить.

РБК-Украина: Как Вы оцениваете продвижение реформы образования? Удается ли укладываться в сроки?

Инна Совсун: Реформирование образования - это всегда очень сложный процесс во всех странах. Это самые сложные реформы, которые можно делать, потому что они затрагивают наибольшее количество населения.

Очевидно, что есть очень много укорененных интересов со стороны учителей, со стороны студентов, со стороны учеников и так далее. Поэтому реформы всегда проходят медленнее, чем нам хотелось бы и, к сожалению, особенно в условиях крайне сложного бюрократического процесса в этой стране, некоторых решений приходится ожидать по полгода для того, чтобы просто принять. Даже если ты разработал это решение за неделю.

Вместе с тем, в контексте нового закона о высшем образовании, сейчас он начал действовать, но в очень ограниченных нормах, но с 1-го сентября он начинает действовать в более широком масштабе, и, очевидно, тогда мы увидим значительно больше результатов этого реформирования. Сейчас наше задание - это подготовка подзаконных актов. Мы уже подготовили несколько больших подзаконных актов. Процесс идет медленнее, чем хотелось бы, но все равно движется.

РБК-Украина: Что препятствует продвижению реформы образования?

Инна Совсун: С одной стороны есть объективные сложности. Я осенью как-то пыталась прикинуть и поняла, что 70% моего рабочего времени идет на то, чтобы решать проблемы с Донбассом, а не на имплементацию закона о высшем образовании. Ты просто физически не успеваешь это делать. В каких-то случаях, например, у нас есть постановление, которое мы в сентября месяца пытаемся согласовать в пяти министерствах, и нам это не удается. С сентября месяца - это уже пятый месяц пошел.

Во многих случаях есть сильное сопротивление со стороны университетов, со стороны школ тоже. То есть люди не готовы к реформам. Во многих случаях эти реформы будут затрагивать их интересы. Например, отмена обязательности преподавания БЖД означает, что несколько тысяч преподавателей БЖД по всей стране теряют работу. Хорошо это или плохо? Для студентов это хорошо, потому что курсы БЖД давно лишены смысла. Ну, кроме специфических специальностей, где это необходимо, технических преимущественно. Для преподавателей - это негативное явление и очевидно сопротивление с их стороны. Есть много сопротивления снизу. Также много времени занимает переговорный процесс, чтобы согласовать разные интересы и в то же время не потерять главную идею, которая есть в плане реформирования.

РБК-Украина: Как отразится процесс децентрализации власти в Украине на взаимоотношениях Минобразования с регионами?

Инна Совсун: До этого Минобразования прямых отношений с регионами не имело в принципе, потому что финансирование на школы не шло через Министерство образования и науки. Оно шло из местных бюджетов, и то чего им не хватало - Минфин добрасывал. Мы не видели этих денег. Министерство даже не имеет статистики финансирования школ за предыдущие годы.

Очевидно, что сотрудничество здесь станет более тесным. Значительно больше ответственности Министерства образования и науки в этом направлении и в условиях, когда катастрофически сокращается финансирование государственного аппарата и сокращается количество работников Министерства. Это очень сложно, откровенно говоря.

РБК-Украина: Как Вы оцениваете идею отделения 10-11 классов в средней школе в отдельную структуру? Возможно ли это и, если да, то когда? Занимается ли этим вопросом сейчас министерство?

Инна Совсун: Это то, о чем сейчас идут активные дискуссии. Это, наверное, даже не 10-11, а больше, поскольку речь идет об увеличении сроков обучения в школе в рамках более широкой реформы. Теоретически это правильно. В большинстве европейских стран и в Америке это присутствует.

У меня есть только технический вопрос насчет малонаселенных регионов. Например, Черниговская область, где очень маленькая плотность населения, где очень мало детей в школах. Насколько уместно будет выделять отдельное помещение школе, где будет обучаться 60 детей - вопрос. В принципе, это правильно, но насчет реализации пока дискуссия.

По срокам пока неизвестно, потому что сейчас идет речь о принятии нового закона об образовании. Как только он будет принят, там уже будут все эти вопросы урегулированы.

РБК-Украина: Когда, по Вашему мнению, в Украине может быть внедрено 12-летнее среднее образование? Насколько это целесообразно?

Инна Совсун: Если мы движемся в сторону Европы, то это целесообразно. Количество знаний увеличилось, количество необходимых компетенций, которые тебе нужно иметь, чтобы просто выйти со школы на рынок труда даже без высшего образования, увеличивается по объективным причинам. Поэтому очевидно, что это нужно делать. Сейчас обсуждается новый закон об образовании, где это должно быть прописано.

РБК-Украина: Министерство инициировало масштабное сокращение количества вузов в стране. Есть ли механизм, по которому студенты таких вузов смогут перевестись и продолжить обучение в других учебных заведениях? И что делать выпускникам этих вузов? Будут ли действительны их дипломы после того, как у их вуза будет отобрана лицензия?

Инна Совсун: Их дипломы по-любому будут действительны. Механизм перевода - это не так сложно. Это все делалось и раньше, поскольку слития и закрытия происходили всегда.

Тут есть другой вопрос - допустим, так называемый Киевский университет культуры, который физически не существует, и должны ли мы переводить из него так называемых студентов, если мы видим, что ни университета нет, ни учебного процесса? Например, человек числится на третьем курсе, а обучался ли он? На основании чего мы должны переводить этого человека? То есть если учебный процесс реально происходил, то это абсолютно целесообразно и студента можно перевести. А вот если учебного процесса не было, то очевидно, что это вопрос ответственности самих студентов. Когда человек поступает в университет и знает наперед, что ему нужно будет через 4 года только прийти и диплом забрать, то он сам в ответе за такое решение, и в таком случае получить диплом он не должен.

РБК-Украина: В госбюджете-2015 учитывается, что бесплатными учебниками будут обеспечены только льготные категории учащихся. А что с остальными учениками? Они будут вынуждены закупать книги в своих учебных заведениях? Это будут старые экземпляры книг или новые? На каком уровне и кем будет устанавливаться цена на учебники?

Инна Совсун: Да, предусматривается, что учебники останутся бесплатными для тех категорий населения, которые не могут позволить себе самостоятельно их приобрести. В то же время будет кардинально меняться процедура заказа учебников. Это будет осуществлено в более прозрачных системах. Будет разорвана постоянная связка, которая существовала между отдельными авторами и издательствами, потому что это был большой коррупционный момент.

Мы сейчас работаем над моделью, как именно будут приобретаться учебники, поскольку очевидно, что учебники используются не один год, и тут нужно создать модель, когда ребенок оплачивает учебник, только если он первым его использует. Нужно распределить стоимость между разными периодами. Если ты уже пятый год пользуешься этим учебником, то, разумеется, что будешь платить меньше, чем тот, кто приобрел его первым и получил абсолютно новый и чистый учебник.

Это будет внедрено со следующего года для тех классов, которым сейчас будут печататься новые учебники. Это 4-7 классы. Эти учебники будут платными для тех, кто вступает, но какой будет стоимость - это пока на стадии наработки.

Мы также работаем над тем, чтобы оставить учебники частично бесплатными для представителей национальных меньшинств. Потому что из-за маленьких тиражей себестоимость учебников для национальных меньшинств автоматически становится очень высокой. Сейчас этого нет в законах, которые вносились, но мы будем инициировать изменения. Если, допустим, учебник на венгерском языке стоит 200 грн, а аналогичный учебник по математике на украинском стоит 80 грн, то государство должно возместить разницу между стоимостью обычного учебника и учебника, написанного языком национальных меньшинств, чтобы поставить в равные условия детей разных национальностей, которые обучаются в украинских школах.

РБК-Украина: Возникают ли проблемы с трудоустройством преподавателей, которые были вынуждены уехать с оккупированных боевиками территорий?

Инна Совсун: Возникают, конечно. У нас на сегодняшний день школьных учителей больше, чем реально нужно. Местных не было куда трудоустроить. У них уменьшается ставка и все остальное. А когда еще приезжают дополнительно учителя, то действительно просто нет возможности физической всех трудоустроить. Это очень проблематично и очень сложно, честно говоря.

Проблем нет только по тем университетам, которые эвакуированы, потому что там финансирование сохраняется, рабочие места сохраняются, ставки сохраняются, и учителя тогда трудоустроены. Школы, по очевидным причинам, мы не перевозили, как юридические лица, и если это просто учитель, который выехал самостоятельно, то возникают серьезные проблемы с трудоустройством, потому что нет вакансий в системе образования.

РБК-Украина: Есть ли задолженность по выплатам учителям и преподавателям Донбасса?

Инна Совсун: Честно говоря, здесь ответственности с нашей стороны не так много, потому что выплачивать задолженность должно казначейство. Мы со своей стороны сделали все, что необходимо было. Все документы, которые нужно было - мы подписали, и сделали это еще несколько месяцев назад. Задержка происходит по независящим от нас причинам.

РБК-Украина: Когда планируется издание учебников истории Украины, где будут описаны события Евромайдана, Крыма и конфликта на Донбассе? В каком ключе, по-Вашему, должны быть описаны эти события, в частности, роль России?

Инна Совсун: Нужно понимать, что современные события будут в учебниках 11-го класса, по логике изложения. И, очевидно, они будут выписаны тогда, когда будет новая волна учебников для 11-го класса. Точно не знаю, но однозначно не в следующем году.

Я думаю, что события должны быть описаны в том формате, который был бы объединяющим для разных граждан, потому что, к сожалению, практика показывает, что если мы очень однобоко освещаем события, то их воспринимает одна часть населения и очень формально к ней подходит другая часть населения. Просто как то, что нужно сказать, но то, во что они не верят. Тут необходимо критическое осмысление всех тех событий, которые произошли, и это уже задание историков.

РБК-Украина: Как продвигается процесс люстрации в министерстве? Сколько кадров уже проверено и уволено?

Инна Совсун: Непосредственно по закону о люстрации у нас был уволен в министерстве один руководитель департамента аттестации кадров, потому что до этого он был первым заместителем главы Высшей аттестационной комиссии, которая имеет статус центрального органа исполнительной власти, поэтому он автоматически попадал под люстрацию. А все остальные - это вторая, третья волна. Процесс еще продолжается.

Беседовала Кристина Собко

Актуально
Новости партнеров