Адвокат врача Майкла Джексона перешел в наступление

Адвокат Конрада Мюррея, личного врача «короля поп-музыки» Майкла Джексона, на слушаниях в суде обвинил судебного следователя, расследовавшую дело о кончине музыканта, в совершении многочисленных ошибок при сборе медицинских препаратов и других улик в комнате певца.

По версии следствия, Мюррей дал музыканту чрезмерную дозу пропофола, который во взаимодействии с другими препаратами, в том числе и успокоительными, стал причиной гибели певца. В свою очередь защита врача утверждает, что Джексон сам ввел себе препарат, пока Мюррей находился в другой комнате.

На слушаниях адвокат обвиняемого Эд Чернофф продемонстрировал присяжным фотографии из той комнаты в Лос-Анджелесе, где 25 июня 2009 года на 51-м году жизни ушел из жизни легендарный певец. По его мнению, коронер (следователь, ведущий дела о насильственной смерти) Элисса Флик допустила ряд ошибок, когда собирала улики на месте происшествия.

На слушаниях Чернофф указал присяжным, что некоторые вещи в комнате Джексона, например, штатив для капельницы, во время проведения следственных мероприятий были передвинуты. Кроме того, на одной из фотографий видно, что флакон с лекарством стоит на тумбочке рядом с кроватью певца, однако Флик ранее сказала, что она нашла его на полу.

Чернофф также отметил, что Флик до марта 2011 года (почти через 2 года после кончины Джексона) не упоминала о том, что обнаружила пропофол в пакете для капельницы. В подтверждение этого свидетель сказала, что действительно обновила свои записи по делу «короля поп-музыки» лишь за несколько месяцев до начала слушаний, а первоначальный вариант уничтожила.

«Вы согласитесь со мной, что вы допустили изрядное количество ошибок в вашем расследовании?», - спросил Чернофф Флик. «Нет», - ответила свидетель. Однако на вопрос прокурора Дэвида Уолгрена о том, провела ли Флик, по ее собственному мнению, идеальное расследование, она также ответила отрицательно.

Напомним, начало судебного процесса над бывшим личным врачом Майкла Джексона складывалось для него неблагоприятно. Его подруга подтвердила, что Конрад Мюррей заказывал для музыканта крупные партии пропофола не в клинику, а на свой домашний адрес.

Ранее врачи приемного покоя сообщили, что Мюррей в больнице обмолвился о том, что давал Джексону определенное снотворное, но не проронил ни слова об инъекциях пропофола. Об этом же сообщил реаниматолог Ричард Сеннеф, прибывший по вызову «скорой» к Джексону.

Суд также заслушал показания промоутера Джексона, его хореографа, личного помощника и охранников. Сторона обвинения поминутно воспроизвела хронологию событий с того момента, когда певец перестал дышать, стремясь доказать, что врач пытался скрыть использование мощного обезболивающего, которое привело к смерти поп-звезды.

В частности, охранник рассказал, как Мюррей велел ему убрать ампулы и пакет от капельницы перед приездом скорой.

Показания свидетелей играют на руку обвинению в лице прокуратуры Лос-Анджелеса. Она считает, что трагедия стала прямым следствием профессиональной халатности Мюррея, который допустил промедление с вызовом скорой помощи и скрыл от коллег в неотложке факт регулярных инъекций певцу сильного болеутоляющего.

На допросе в полиции кардиолог сознался, что 25 июня 2009 года в 10:45 ввел музыканту 25 миллиграммов пропофола. Как установило следствие, после этого более часа сотовый телефон Мюррея был занят, разговоры не имели отношения к Джексону. Прокуратура считает, что врач попросту отлучился от постели певца и не заметил, когда у того отказало сердце.

Жюри присяжных больше всего волнует вопрос, кто именно сделал инъекцию, оказавшуюся смертельной. Обвинение и защита придерживаются на этот счет диаметрально противоположных точек зрения.

Прокуратура в лице Дэвида Уолгрина возлагает ответственность на Мюррея, состоявшего личным врачом при Джексоне на время подготовки к запланированной серии концертов в Лондоне «Вот и все».

Адвокаты кардиолога упирают на то, что король поп-музыки приобрел настолько сильную зависимость от сильнодействующих успокоительных, что мог ввести такое средство себе сам и стать жертвой собственной неосмотрительности.

Кардиолог отрицает вину, ему грозит до 4 лет тюрьмы.

On Top
Продолжая просматривать www.rbc.ua, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Пропустить Соглашаюсь