Зачем в Минюст пришли грузины?

RBC.UA
Информационное агентство 16.01.2015
1801

Сергей Савельев

Реформаторы из правительства Михаила Саакашвили намерены избавиться от коррупционных схем в системе исполнения решений и госрегистрации

Контингент иностранных консультантов, которые принимают украинское гражданство и занимают высокие государственные посты в органах исполнительной власти, стремительно растет. 14 января общественности представили сразу четверых претендентов на ответственные должности, которые имеют опыт проведения реформ системы юстиции в Грузии. Впрочем, не исключают, что если у украинской стороны политической воли к реформам не будет, то все усилия по внедрению такого опыта в Украине могут оказаться напрасными.

"Плохие полицейские"

Группу грузинских экспертов, которые сегодня пребывают в статусе кандидатов на посты в Минюсте, но уже в ближайшее время получат украинские паспорта, возглавляет Гия Гецадзе. Информацию о том, что он будет назначен заместителем министра юстиции и координатором антикоррупционных реформ в ведомстве, первым в своем Facebook опубликовал Михаил Саакашвили. Гецадзе был одним из первых, кто начинал нашумевшую реформу полиции в должности первого замминистра внутренних дел в правительстве Саакашвили в 2005 году.

"Представьте, в один день у нас было 35 тысяч полицейских, а на утро следующего дня - 12 тысяч. У нас не было времени раскачиваться. Мы не увольняли индивидуально - сокращали целыми департаментами, которые были бесполезны для страны. Наши оппоненты говорили, что без полиции на дорогах мы все погибнем. Но стало только лучше. Полицейские были хорошо мотивированы: зарплата, соцобеспечение, премии за поимку особо опасных преступников. Брать взятки стали бояться: ведь уже нет вертикали, по которой нужно передавать часть денег наверх. И каждый действовал на свой страх и риск", - рассказал Гецадзе о своем опыте в интервью.

Гия Гецадзе, Джамбул Эбаноидзе, Хатия Шелия

Сегодня Гецадзе - декан юрфакультета Государственного университета Св. Илии в Тбилиси. Последней госдолжностью почти десять лет назад был пост губернатора региона Имерети. После этого нынешний кандидат на пост замминистра юстиции Украины успешно занимался частной юрпрактикой. "Проводить реформы в Украине меня пригласил министр Павел Петренко. Конечно, решение отказываться от своего гражданства дается нелегко. Но я вижу устремление Минюста проводить реформы. И готов в этом помогать. Потому что победа Украины в борьбе с коррупцией будет победой и Грузии, и всего региона", - считает Гецадзе.

По его словам, в Грузии он даже пожертвовал политическими амбициями. "Но в Украине это даже к лучшему: здесь у меня - как и у моих коллег - политических интересов нет. А посему мы можем быть "плохими полицейскими", которые указывают на реальное положение дел. Уверен, нас будут ругать. Потому что если не ругают - это значит, что ты ничего не делаешь", - говорит будущий замминистра юстиции.

Упрощай и контролируй

Ключевыми отраслями для реформирования в Минюсте выбрали регистрационную и исполнительную службу. Именно в этих ведомствах и подконтрольных им предприятиях во времена предыдущей власти были сконцентрированы многомиллиардные коррупционные потоки - как взяток за "ускорение" процедур, так и роялти за использование программного обеспечения.

Внедрять изменения в системе исполнения судебных решений будет Хатия Шелия, которая с 2010 по 2014 гг. возглавляла юридический департамент Национального бюро исполнения (аналог украинской ГИС). Главой Нацбюро и заместителем министра юстиции в Грузии в это время был Джамбул Эбаноидзе, который уже в течение нескольких месяцев помогает Минюсту Украины разрабатывать необходимые реформы. Именно Эбаноидзе предложил Шелия, а также Георгию Циклаури (будет реализовывать реформы в регистрационных органах, - ред.) поучаствовать в разгребании "авгиевых конюшен" в Минюсте.

Георгий Циклаури

Циклаури, который был одним из тех, кто внедрял упрощения в систему госрегистрации Грузии, вот уже почти полгода консультирует по этому поводу ведомство Павла Петренко. А вот Хатия Шелия начала активно работать с исполнительной службой всего неделю назад. Пока сложно точно сказать, какие именно должности они займут во вверенных им ведомствах. Однако очевидно, что для серьезных сдвигов нужны полномочия не меньше, чем у зампредседателя службы.

По словам Хатии Шелия, ситуация в исполнительной службе Украины сегодня практически идентична положению дел в Грузии 10 лет назад. "Решения не исполнялись, исполнительный сбор в казну не уплачивался. А если что-то и уходило с торгов, то только "своим".

Чтобы побороть эту схему, мы, в первую очередь, решили "разгрузить" исполнителей. Для этого в 2008 году был внедрен институт частных исполнителей. Они стали заинтересованы не только в том, чтобы продать взысканное имущество, но еще и сделать это как можно дороже, а не ждать взятку за продажу "своему", - говорит Шелия.

Кроме того, по ее словам, в исполнительной службе была проведена тотальная электронизация всех процессов. "Исполнитель идет описывать имущество с планшетом, куда вбивает данные и они сразу становятся доступными в общей базе и кредитору, и должнику. Они могут в режиме реального времени отслеживать, что происходит с тем или иным лотом. И если исполнитель медлит с каким-то процедурным решением - ему об этом напомнят сами заинтересованные лица", - отмечает будущий реформатор системы исполнения судебных решений. По ее словам, такое решение дало толчок для развития системы исполнителей при банках, при других крупных компаниях.

Вторая реформа - как и во многих других госорганах - в Нацбюро исполнений отказались от территориального распределения дел: любой кредитор по всей стране может обратиться в службу с заявлением независимо от того, где конкретно находится его должник и имущество последнего. В рамках электронизации и отказа от районирования была создана единая база данных должников.

"Мы хотели бы внедрить такую же базу и в Украине. Кроме того, перспективным мы считаем направление частных исполнителей. Однако наши реформы и советы окажутся пустым звуком, если система не будет работать в целом. Поэтому очень важно понимать, что реформироваться должны и сопредельные министерства и ведомства. Что касается частного бизнеса, то очевидно необходимо будет законодательно ограничивать, например, возможности банков вступать в сговор с должниками и выводить активы перед приходом исполнительной службы", - сказала Х. Шелия.

Чтобы избежать расцвета коррупционных схем, необходимо усовершенствовать систему контроля над действиями исполнителя, который сегодня - главный хозяин положения в исполнительном производстве. "Схемой такого усовершенствования могло бы стать распределение разных функций между подразделениями ведомства и даже бизнесом. Например, один исполнитель может регистрировать дела, второй - следить за их ходом, третий - непосредственно конфисковывать имущество. Представьте, какое количество людей высвободится. Государство должно будет только проводить аукционы - и зарабатывать прибыль в бюджет за счет "черновой работы" частных предпринимателей", - говорит она.

Впрочем, по словам Шелия, это не должно лишать права частные компании создавать и свои торговые площадки. При этом торги нужно проводить везде одновременно. А вот отличия будут заключаться в дополнительных сервисах для клиентов. Например, аналитике продаж арестованного имущества или юридических услугах по дальнейшему оформлению приобретенного лота.

Чем больше частников, тем лучше

В отличие от коллег, Георгий Циклаури уже определенное время "погружается" в украинскую реальность. "Как и в Грузии, система регистрации очень запутанная и имеет множество лазеек для коррупции. Мы начинали с упрощения самой процедуры - сделали минимальным пакет документов для регистрации жилья или бизнеса. Далее, внедрили электронный документооборот и открыли реестр прав. Не стало необходимости каждый раз получать выписку - ведь распечатанный документ имеет такую же силу, что и с мокрой печатью. Сомневаешься в достоверности - проверь в открытой базе данных", - говорит Циклаури.

Далее, по его словам, Грузия пошла на беспрецедентный для региона шаг: право на сбор данных для регистрации, кроме собственно инспекторов ведомства, получили - а для получения нужно было пройти предварительную преавторизацию - и частные компании, банкиры, брокеры. Стандартный срок регистрации прав - 5 дней. Однако "официальное ускорение" за повышенную плату дает возможность пройти все процедуры быстрее.

В рамках этой же реформы была децентрализирована служба оценки земли при регистрационной службе. Дело отдали частникам, которые сегодня соревнуются за клиента дополнительными сервисами. Кроме того, сторонам сделки разрешили заверять ее у регистратора без нотариуса. Но с условием, что ответственность за содержание документа заявители берут на себя.

Внедрять ставшую уже "легендарной" систему "прозрачного" офиса для регистрационной службы в Украине Циклаури уже начал: летом в Киеве запустили регистрационный центр упрощенных процедур. Еще три таких центра должно появиться в Киеве, области и одном из регионов уже до конца февраля. "Кроме того, чтобы бороться с искусственным затягиванием рассмотрения дел о регистрации, мы намерены внедрить систему отслеживания отложенных дел, а также унифицировать подход к проблемным процедурам. Чтобы по делам с одинаковыми недостатками всегда были одинаковые решения", - рассказал без пяти минут реформатор системы госрегистрации в Украине.

Кадры тянут на дно

Одним из главных вызовов, с которыми столкнутся грузинские реформаторы в нашей стране, станет сопротивление изменениям со стороны чиновников среднего и нижнего звена. По словам Гии Гецадзе, ключевой задачей для Украины на ближайшие месяцы станет выведение из игры неэффективных бюрократов и набор новых, целеустремленных и нацеленных на результат лиц.

"Первый принцип - конкурсный отбор. Если тебя не назначили, а именно избрали по соответствию какому-то критерию - вероятность коррупционных проявлений и/или лентяйства существенно падает. Второе - нормальные зарплаты. Для этого, конечно, надо увольнять людей и перераспределять их финансирование на оставшихся. Я бы начал с 20% сокращений уже сейчас. Третье - это координация действий с правоохранительными органами. Что толку, если мы создадим электронную базу, отмониторим нарушения исполнителя или регистратора, но при этом не сможем привлечь такого человека к ответственности", - отмечает будущий замминистра юстиции Гия Гецадзе.

Именно разработкой кадровой политики и критериев отбора новых чиновников для структур Минюста и намерен заняться Гецадзе на своей новой должности. Кроме того, он будет выступать "мостиком" между министерствами - особенно силовыми - и руководством реформируемых ведомств, чтобы избежать саботажа.

На вопрос о том, что они будут делать, если все же внедрить реформы не удастся, грузинские реформаторы отвечают, что попробуют убедить в необходимости решительных изменений украинскую сторону. А если не получится - то, оставив на память готовые стратегии и планы действий, вынуждены будут вернуться на родину.

Актуально
Резонансные новости Популярные
Новости партнеров